fbpx

Чуть не Гагарина

У женщин спрашивать о возрасте не принято. Но Мунира Гафарова, легендарная учительница и самодеятельная актриса из Татарской Каргалы, своих лет не стесняется.

9 января она отметила 85-й день рождения, и это ещё один повод удивить всех вокруг после 10 операций, 2 инсультов и 2 переломов позвоночника.

Два дня рождения

– У женщины есть всего три возраста: «Вы прекрасно выгля­дите!», «Вы прекрасно выглядите для своих лет!» и «Вы прекрасно держитесь!». К какому меня от­несёте? – она смотрит с хитрым прищуром, ожидая реакции, и, дождавшись удивлённых улы­бок, заразительно хохочет. – Какие мои годы! Да и пример есть с кого брать. Бабушка про­жила 100 лет, родила 20 детей! А между прочим, когда я родилась, отцу сказали, мол, эта жить не будет: «Смотри, брови чёрные, волосы рыжие, губы красные!» Не поняли тогда, что актриса родилась. Учитель ведь тоже по-своему артист, урок – театр одного актёра.

Мунира у родителей пятый ребёнок по счёту, после неё родились ещё два брата, сейчас им 82 и 76 лет. А все дети до неё умирали один за другим пример­но в четырёхлетнем возрасте. Казалось бы, после стольких по­терь долгожданную дочку надо баловать и лелеять, но ничего подобного.

– Отец был мягкий, добрый человек, – вспоминает Мунира Гильметдиновна, а мама стро­гая, даже суровая. И в кино, бывало, меня не пустит, и скал­кой поддаст. Не просто так, за дело, конечно, хотя я всё время старалась ей угодить. Вставала с ней вместе спозаранку. Она корову доит, я – овец. Потом на огороде вместе. Но я ей очень благодарна за то, что приучила меня к труду. Да и вообще, что бы со мной было, если бы не её закалка? Я своих дочек тоже к труду приучала, но строгости во мне меньше, всё-таки наполови­ну же папина кровь. И внешне я больше на него похожа. Шить люблю и умею, как и он. Отец был отличным портным, как дед и прадед.

Мать научила Муниру, а та уже своих дочек женской мудро­сти – уважать свекровь.

– Бывало, вернёмся с мужем с курорта, иду к маме с гостин­цами, а она первым делом спра­шивает: «Свекрови тоже при­везла?» И пока не убедится, что тоже и точно такой же подарок, свой гостинец не возьмёт! Пом­ню картинку: идут они однажды – мама и свекровь – одинаковые росточком, в одинаковых шалях моих подарочных, как сестрён­ки-двойняшки. Мама мне вну­шала: свекровь – такая же мать!

Целый драматургический сюжет развернулся и вокруг самой даты рождения Муниры Гафаровой, в девичестве Исма­гиловой.

– Дней рождения у меня два, – улыбается она. – Фактически я родилась 27 декабря, но отец идти меня записывать не торо­пился. Боялся. Уже председатель колхоза ему говорит, мол, нельзя так, ребёнок родился – надо записать в сельском совете, не положено человеку без метри­ки жить. А отец сказ ал: «Если будет жить, успеем записать». И записали только 9 января. Официально мы отмечаем 9-го, но 27 декабря меня в сё равно поздравляют. Праздника чем больше, тем лучше.

Привет всем Козерогам

Мунира Гильметдиновна гордится, что она по гороскопу Козерог. Себя описывает как человека внешне податливого, даже послушного, но имеюще­го несгибаемый внутренний стержень.

– Козерог всех выслушает с уважением, а сделает по-своему, как сам посчитает нужным. Это люди целеустремлённые, многого добиваются, – говорит она. – Есть в Козероге такая вну­тренняя строгость, я, например, никогда не позволю себе выйти из дома абы в чём, обязательно приведу себя в порядок. Никогда не ругаюсь, грубыми словами речь не пачкаю. Даже если меня обидеть, злые слова не выскажу, сдержу при се бе, не стану ни спорить, ни доказывать. Сорок с лишним лет я отработала в шко­ле в Татарской Каргале и не могу сказать, что хоть однажды мне попался плохой, как сейчас го­ворят, неуправляемый ученик. Неуправляемый, значит, педагог к нему ключик не нашёл.

42 года Мунира Гафарова преподавала в Татаро-Карга­линской школе русский язык и литературу. Хотя сама по-русски не знала ни слова до 7-го класса! Село Озёрки Илекского района, откуда она родом, чисто та­тарское, ни одного русского не было. В Жёлтинском педучили­ще, где занятия шли на русском языке, ей пришлось несладко, но именно там она решила: её миссия – учить русскому языку татарский народ. В педучилище она встретила своего будущего мужа Зиннура Гафарова, они прожили вместе 28 лет, работа­ли в одной школе, был период, когда он возглавил школу, то есть фактически стал своей жене начальником.

«Жена директора школы, сама учительница, мать двух дочек – и такие выкрутасы себе позволяет! – шептались одно­сельчане. – Полуголая на сцене на шпагат садится! На голове стоит!»

Теперь над этим Мунира-апай (так все зовут её по-татарски) только смеётся. Дело в том, что она от природы очень спортивная и гибкая. Этот её дар педагоги заметили ещё в педучилище, порекомендовали её кандидатуру Ленинградскому хореографическому училищу, в тот год комиссия из Ленингра­да отбирала девочек по в сей стране.

– Я по возрасту не подходила. Нужны были девочки 11 – 12 лет, а мне было 15. И по-русски не понимала. Мне говорят: «Сядь на шпагат», а я не знаю, что такое шпагат. «Сделай мостик» – я опять глазами хлопаю. Тогда один из педагогов мне пока ­зал сам, что с делать, и я легко сделала и мостик, и шпагат, и таким ужом вывернулась, они ахнули все: вообще у неё костей нет, что ли? В общем, комиссия закрыла глаза на мой возраст, взяли меня. Я прыгала до по­толка, представляя, что поеду в Ленинград учиться! Но отец не отпустил. Сказал: «Я четырёх де­тей потерял уже, ты в Ленинград уедешь, не вернёшься больше сюда, не хочу тебя терять». Как я плакала!

Тем не менее природная гиб­кость позволила Мунире Гафаро­вой до 40 лет выступать на сцене с акробатическими этюдами. Впрочем, не только с этюдами, не только на сцене, но и на арене цирка, и не только до 40 лет.

В кругу звёзд

Ещё пару лет назад, в 83 года, она выходила на сцену как актриса самодеятельного народного театра, который работает в клубе Татарской Каргалы уже 40 лет. Здесь ста­вят в основном произведения татарских драматургов. Драма­тические роли её любимые. При этом она предпочитает задачки посложнее.

– Когда сюжет трагичный, зритель и сам заплачет, а ты попробуй его расшевелить на чём-то менее однозначном, – рассуждает она. – Вот это уже мастерство!

Мунира Гильметдиновна имела возможность наблю­дать за мастерством извест­ных актёров советского кинематографа, что называется, живьём. В её гостеприимном доме перебывало столько звёздного народа: Николай Рыбников, Ариадна Шенгелая, Владимир Коренев… С 1976 по 1980 год в СССР практико­вались выезды популярных артистов на творческие встре­чи с сельчанами, как правило, такие встречи заканчива­лись просмотром кинофильма с участием приглашённой звезды. А пока идёт фильм, гостеприимная Мунира Гиль­метдиновна, которая была ве­дущей этих встреч, придумала приглашать их к себе в дом. Рассудила так: негоже нам, татарам, гостей отпускать не солоно хлебавши!

– Меня ещё бабушка, та, что 100 лет прожила, учила: «Хочешь в жизни быть счастли­вой, не выпускай никого, кто порог дома твоего переступил, голодным и без чашки чая», – вспоминает она. – Вот я и по­думала: такие люди приехали в село и не увидят татарского гостеприимства? Чем их там в гостинице накормят? Мне гово­рили: «Мунира, ты же каждый вечер пальто оставляешь!» В смысле на расходы для застолья со звёздами, что я на себя беру, пальто можно купить.

43 автографа собрала Муни­ра Гафарова! Завела целый аль­бом – фото актёра, гостившего у неё, а рядом его автограф.

На особом месте фото Юрия Гагарина и его автограф: «Му­нире Гафаровой чуть не Гага­риной». Поцелуй первого кос­монавта Земли она помнит до сих пор.

– Не я с ним целовалась, – уточняет она. – Это он меня поцеловал, спросив разрешения у моего мужа, который рядом стоял. Дело было в 1962 году. Гагарин тогда рыбачил в Сак­марском районе, однажды его зазвали показать местный ку­мысный санаторий. Супругов Гафаровых, которые славились в районе своим музыкальным и танцевальным талантом, тоже пригласили.

– Зиннур воспользовался случаем и попросил Гагарина по­мочь со школой, мол, в закутках занимаемся, – продолжает она. – Тот ответил: «Ну что ж, помогу!»

У Муниры Гильметдиновны много ярких воспоминаний. Сейчас, когда свободного вре­мени достаточно, появилась идея засесть за мемуары. Она была не только учительницей и актрисой, но и ведущей сель­ских праздников и селькором татарской газеты «Яна Вакыт», а в местном вокальном ансамбле солирует до сих пор. Она пом­нит наизусть множество стихов и запросто может прочитать 15-минутный монолог из пьесы, не пропустив ни слова. Она по- прежнему гостеприимная хозяй­ка, и по праздникам в её доме собирается до 40 человек родни.

Добрым словом её вспомина­ют столько бывших учеников, что куда ни пойди, везде свои люди. Многие стали важными персонами: учёные и военные, юристы и врачи, литераторы и музыканты.

Многие уже сами дедушки и бабушки, убелён­ные сединами. А она… Модный брючный костюм, охапка шляп на выбор, маникюр, причёска, макияж и неизменная улыбка с озорной хитринкой в глазах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top