$ 63.48 € 74.35
16+
21 июля 2018, 05:28

У водопада

27.06.2018, 11:33
Вячеслав Сечнев: «На эту Троицу крымчане должны были собраться у поклонного знака, но встречу пришлось перенести. Сейчас готовимся к приёму гостей».
Фото: Валерий Гуньков

– Я почему этим занимаюсь? – задал вопрос Вячеслав Сечнев и сам же, незаметно увлекаясь разговором, ответил. – Чтобы люди не жили Иванами, родства не помнящими, почувствовали, что у них есть родина.

 

Вторая натура

Вячеслав Сечнев догнал нас по пути к Саринскому водопаду, хотел рассказать о местном фермере – человеке, много делающем для земляков.

С уважением подтвердив, как представитель местной власти (Вячеслав Николаевич работает начальником Саринского территориального отдела), что без помощи фермера село бы тихо угасало, он повёл кругом себя рукой, и вдруг в нём заговорила вторая его натура – краеведческая.

– А вы знаете, что здесь в округе когда-то было 10 полноценных сёл: Беркут, Байкас, Каракуль, Крым, Красная Заря, Красный Труд, Старосаратовск, два башкрских села Мало–Шарипово и Средняя Чебакла и Сухайташ?

Село Сухайташ назвали по речке (переводится как «сухие камни»), бегущей с верховьев по одноимённому урочищу мимо огромного скального выхода необычной формы и красоты. Она же заполняет и вот эту плотину, – повернулся Вячеслав Николаевич к водохранилищу. – В скале сделан проран, вода переваливает через плотину, и внизу, видите, это и есть Саринский водопад.

Увлечённость, с которой вёл рассказ Вячеслав Николаевич, заставила на время подзабыть цель нашей встречи. И местная округа потихоньку становилась видна уже не только в пространственном, но и временном измерении.

До 2006 года, более трёх десятков лет, Вячеслав Сырнев преподавал в саринской школе историю. Застал времена, когда жизнь в ныне исчезнувших сёлах текла полнокровно.

К примеру, в Крыму, основанном в 1878 году, было 320 дворов и 9–летняя школа, в которой училось 260 детей. В селе, несмотря на атеистическое поветрие, стояла незакрытой церковь.

35 лет назад Крыма с более чем вековой историей не стало, это самое крупное из исчезнувших в области сёл. Люди разлетались по всему свету, удручённые объявленной неперспективностью родных деревень.

На самом деле их вынуждали не просто оставить дом, соседей, привычки (хотя и это величайшая трагедия) – люди лишались родины, чувствовали себя изгнанниками.

А потом время здесь будто остановилось; степь стала пожирать обжитое пространство и осиротевшие погосты: потихоньку исчезли приметы человеческого быта, а за ними с карт местности и наименования населённых пунктов.

Но чтоб не исчезли из памяти, Вячеслав Николаевич со своими учениками стал собирать истории сёл, адреса, по которым разъехались разжалованные жители.

 

Заметины

Продолжил этим заниматься и после того, как в 2006 году его избрали председателем сельского Совета. Взвалив на свои плечи заботы об общественной жизни, Вячеслав Николаевич не оставлял начатого – историк и краевед в нём давали о себе знать. Более того, появились помощники, такие как бывший крымчанин Николай Бутурин. В 2002 году приглашения встретиться вместе с ним разослали на 189 адресов, по которым ныне живут, обитают ли, земляки и их родившиеся у новых очагов дети: Кувандык, Медногорск, Новотроицк, Орск, Воронеж…

Приехали не все. Но многие из откликнувшихся – с семьями: дети и внуки знакомились с местами, где могла бы сложиться их судьба, со своими корнями. Иные досужие жители соседних сёл удивляли их своими рассказами о том, как припозднившиеся пастухи или ягодники слышали здесь ночью явственно голос гармошки, крик петуха, скрип тележный или гулкий колокольный звон. Будто живёт Крым незримо своим прошлым, затаиваясь перед людьми, словно опасаясь, что и эту мнимую жизнь признают незаконной.

В том году крымчане поставили памятный знак – обозначили своё родное село и договорились встречаться каждый год. Вроде бы какой смысл в чистом поле собираться? Этого не понять людям оседлым или, наоборот, лёгким на подъём, охотникам к перемене мест. Уже не с таким тяжёлым сердцем теперь приезжают на малую родину крымчане, пытаясь угадать в густой траве, где стояли их дом, двор, лавочка. Может, потому и приезжают, что наполняются энергией отеческой земли.

Памятные знаки за несколько лет были установлены на местах всех исчезнувших сёл. И даже из космоса видны теперь среди степи и горных выступов эти символы беды.

– Каждый год, когда приглашаем земляков на встречу, предупреждаем, чтобы брали с собой кисти и краску, – ведёт неторопливо рассказ Вячеслав Николаевич, с грустью наблюдая, как усиливающийся ветер начинает растить на пруду волну. – Не просто чтоб собрались, а подновили знак, обиходили территорию.

Каждую встречу Вячеслав Сечнев снимает на видео и выкладывает в Сети.

– Не все же могут приехать, а так многие смотрят, отзывы присылают с благодарностью. Современные средства коммуникации дают много возможностей для работы с землячеством. Я иногда по Саре проедусь, просто виды поснимаю, а потом выкладываю в доступ. Глядишь, в скором времени гости прибывают. Открываются: увидели кадры – и защемило, позвала в дорогу родная сторонка.

 

Место примирения

Проблем у начальника территориального отдела (так теперь звучит бывшая председательская должность) немало. Сара – село крупное, 700 жителей, школа, детсад. Свет, тепло, дороги, праздники и похороны – хлопот достаточно, возможностей, правда, маловато. А Сечнев ещё и романтик по натуре, будоражит земляков, побуждает на добрые дела. Подумалось, может, это и есть сегодня главная задача местной власти? Благополучие важно, а вот для кого его создавать, если тяги не будет к родным краям, все разъедутся, всё распадётся?

Пустота в душе рождает пустоту вокруг. Ей и не даёт образоваться Вячеслав Сечнев со своими сподвижниками.

Несколько лет они издают местную Книгу Памяти: 362 саринца сложили головы на фронте, вернувшиеся тоже уже ушли в мир иной. В Книге теперь 600 фамилий. 9 Мая саринцы, взрослые и школьники, проводят свой «Бессмертный полк» – выставляют перед митингом у памятника фотографии всех воевавших, какие сумели найти и сохранить.

Есть в Саре и другой памятник, его открыли в 1967 году к 50–летию Октябрьской революции красногвардейцам, погибшим в боях с дутовцами.

– Время пришло отдать дань памяти всем нашим согражданам – и красным и белым, – Вячеслав Николаевич рассказывает уже о недавней истории. – Мы поставили в селе с благословения медногорского батюшки Андрея и владыки Орского и Гайского Иринея рядом с памятником красноармейцам крест с надписью: «Сей крест установлен в октябре 2015 года в память о всех убиенных в годы Гражданской войны. Покойтесь с миром».

Как начальник территориального отдела, Сечнев многие общественные собрания проводит в этом месте – месте примирения. Без назидательства давая понять землякам, что делить нечего, общие заботы можно решать миром.

Вячеслав Николаевич, будто опомнившись, вдруг заторопился – так совпало, наша встреча случилась в день, когда он ждал в гости владыку Иринея и медногорского отца Максима. У покаянного креста в центре села они проведут службу, здесь же батюшки благословят выпускников саринской школы.

Закончилась наша недолгая беседа, и мы, не сговариваясь, одновременно обернулись к водопаду: Сухайташка с властным шорохом, пенясь, срывалась по камням.

Подумалось отчего–то, что, может, так зримо отсчитывается время, утекая в вечность. У каждого своё время, своё предназначение. Вячеслав Николаевич нашёл его в том, чтобы напоминать землякам, разлетевшимся по дальним далям, что они не безродные, у них есть родина.

 

Юрий Мещанинов

Кувандыкский городской округ

 

 

 

 

 

 

Новости
все новости