$ 66.72 € 75.69 11 Декабрь 2018, 04:01

Самая родная

27.11.2018, 13:56
Выходить на прогулку в районе своего дома Ольга может смело: ориентироваться в пространстве ей помогают трость и добрые люди.
Фото: Олег Рукавицын

Семья Гонышевых – молодая мама и 12-летний сын – вроде бы обычная семья, каких в Оренбурге много. Если бы не одна особенность – Ольга тотально слепой человек. Как живётся таким людям? Чтобы узнать это, нужно побыть рядом.

Наш журналист начала свой рабочий день в квартире Гонышевых.

 

Жизнь по часам

Двухкомнатная квартира на втором этаже девятиэтажки. Десять утра. У сына-шестиклассника идёт второй урок. О том, сколько сейчас времени, Ольга узнаёт по телефону, который не­сколько лет назад ей подарили друзья.

Кнопочный «самсунг» не просто аппарат для перегово­ров, в нём встроена специальная программа для слепых людей. Если нажать на стрелку вверх два раза, то телефон скажет, сколько времени, нажать вниз – женский голос проговорит номера спецслужб: одно нажа­тие – пожарная охрана, два – по­лиция, три – скорая помощь. К счастью, эта функция хозяйкой почти не используется. В памяти телефона и 50 контактов: он их проговаривает в алфавитном порядке. А ещё в аппарате есть таймер. Его хозяйка сейчас как раз и устанавливает, чтобы при­готовить пищу.

– Вы определяете готовность супа в том числе и по тому, как изменились на вид овощи, бу­льон, ведь так, Татьяна? – по­гружает меня в свой мир Ольга, очищая картофель и нарезая его ровными кубиками. – За меня это делает таймер, картофель варится 20 минут. Потом я кладу зажарку из овощей и добавляю ещё минут пять.

Пока варится суп, Ольга по­казывает комнату сына. По­рядок здесь он наводит сам. Мальчик аккуратный: отдель­ной стопкой лежат тетради, от­дельной – учебники. На другом конце стола две нетипичные на вид книги. Это издания со шрифтом Брайля для слабови­дящих и слепых людей. Книги Ольга берёт в библиотеке при областном обществе слепых. Го­нышева там одна из постоянных читательниц.

– Паша час то просит меня сесть рядом на диване, чтобы я читала вслух, – рассказывает Ольга, исследуя издания пальца­ми, – поэтому книги я беру с рас­чётом и на него. Это «Всадник без головы», а это книга «Почему панда стоит на голове», это исто­рии о животных. В моей комнате ещё биография Моцарта лежит. Сын пока не заинтересовался, сама читаю.

Слабовидящие и слепые пе­чатных книг сейчас читают меньше – технологии измени­лись. В Интерне те появилось много аудиокниг, развлекатель­ных и обучающих программ. Ольга с компьютером тоже ра­ботает. Когда Паша учился в на­чальной школе, мама помогала ему освоить некоторые темы, искала материалы в Интернете с помощью брайлевской кла­виатуры. Она отличается от обычной выпуклыми точками на кнопках. На ней из интереса выучился работать и Пашка.

 

Отставить жалость

Телефонная программа под­сказывает – сейчас 11:30. Через час должен прийти из школы главный человек в жизни Оли. А пока за чашкой чая мы беседуем уже как хорошие знакомые на все темы подряд – от бытовых до возвышенных, от выбора чи­стящих средств для уборки дома до симфонии номер 40 Моцарта. Моя собеседница рассказывает и факты биографии. Родилась недоношенной, с врождённой патологией глаз. В первые годы жизни зрение было, но очень слабое. С семи лет училась в интернате для слабовидящих, потом решила поступать в вуз. Большую роль тогда сыграл ректор Оренбургского педаго­гического университета Виктор Болодурин.

– В начале лета, перед по­ступлением, мы с мамой при шли к нему на приём выяснить, получится ли, – рассказывает Ольга. – Я расспрашивала о за­очном обучении, на что Виктор Сергеевич сказал: «Зачем вам это нужно? Нет-нет, давайте-ка, юная леди, поступайте на очное отделение. Не вы первая, не вы последняя». Я стала учиться на социального педагога, и эти пять лет были для меня очень счастливыми: познавала новое, общалась с преподавателями и одногруппниками, завела дру­зей. В университет по утрам меня подвозил папа, обратно ездила на автобусе с кем-то из подруг. Все ребята относились ко мне тепло и без излишней жалости. Училась я по аудиокнигам, по тактильным книгам, по вечерам мама читала учебники вслух.

 

Прогулки на ощупь

Наш разговор прерывает звонок в дверь. Как и в любой семье, мама усаживает сына за обеденный стол, наливает суп, расспрашивает про успевае­мость, учителей, одноклассни­ков. Чтобы не мешать молодому человеку учить уроки, мы вы ­ходим на улицу. Ольге как раз нужно купить продукты и сдать обувь в ремонт.

Трость помогает ориенти­роваться в пространстве. Она «подсказывает» шероховатости на дороге, наличие бордюра, спуска или подъёма. Ольга объ­ясняет: от дома до остановки её «ведёт» заборчик, потом нужно нащупать ступеньки, подняться, пройти немного вправо и будет остановка. Люди добрые подска­жут, автобус какого маршрута подошёл, помогут подняться в салон. В продуктовый магазин ведёт другая дорога. Нужно идти прямо по тропинке. Ольга хоро­шо знает и высоту ступеней, и с какой стороны поручни, и где ручка двери. Зрячий человек такие детали не замечает, Ольга же должна хорошо представ­лять, что её ждёт через секунду.

В продуктовом отделе се­годня тётя Галя, они хорошо знакомы. Продавец проговари­вает: «Ты дала мне 50 рублей, хлеб стоит 20, вот, держи сдачу – три монеты-десятки». Этот не­большой дворовый магазин Оле нравится: продавцы её знают, всегда лучший товар посовету­ют. А вот в супермаркете слож­нее: продукты лежат на полках, расспросить о них почти некого. Сюда только с сыном.

– Мой помощник сопровождает меня в крупные магазины и в незнакомые медицинские учреждения. В прошлом месяце мы ездили в центр города к сто­матологу, – рассказывает Ольга. – А в районной поликлинике я хорошо ориентируюсь, сама хожу. Вместе с сыном ходим в банк, Пенсионный фонд, на почту, в соцзащиту. Если я сама решу туда пойти днём, Пашка потом поругает.

Парень у Ольги с детства самостоятельный. В два годика сам одевался, в три уже выбирал с мамой продукты в магазинах, в шесть на весь супермаркет озвучивал срок годности и со­став продуктов.

В кармане Ольги вибрирует телефон, говорит: «Звонит дом». Это чудо техники объявляет всех звонящих, кто есть в списке контактов. Сын беспокоится, чтобы мама долго не гуляла. Ольга вежливо жмёт мне руку и торопится домой. У них с сыном сегодня занятие в авиамодель­ном кружке во дворце культуры «Россия». Одного Пашку через весь город мама не пускает: возвращаться ему придётся за­темно, поэтому вместе ездят на автобусе, вместе возвращаются. Ольга поддерживает увлечение сына, очень хочет, чтобы стал техником. А он всё детство на­зойливо твердил: «Мамочка, я врачом буду, чтобы обязательно тебе глазки вылечить!»

 

***

– У моих подопечных есть большая проблема с трудоустройством, – рассказывает Анастасия Исламова, председатель Оренбургской областной организации Всероссийского общества слепых. – Наши учебно-производственные предприятия переживают трудный период. Филиал в Бугуруслане, где слабовидящие производили щётки, коробки, закрыт. В Орске рабочие изготовляли электропроводку для холодильников, сейчас люди находятся в отпуске без сохранения заработной платы. В Оренбурге работает наш цех, где трудятся всего 12 человек. Всего по области трудоустроено 150 слепых и слабовидящих, многие работают у частников – массажистами, разнорабочими на фермах, работниками кухни. Работодатели опасаются брать на работу слабовидящих. И зря, они очень ответственные.

 

От редакции

Ольга из тех людей, которые не сидят на месте. Не найдя работу по специальности, она отучилась на массажиста. Но подходящих вакансий для неё нет. Ольга может работать массажистом, сборщиком кар­тонных коробок, работником кухни, например, в пельменном цехе. Если у кого-то из рабо­тодателей Оренбурга возник­нет желание трудоустроить слепого человека, обратитесь к автору этого материала по телефону 8 (3532) 74-43-30.

 

Татьяна Шаповаленко

Новости
все новости