fbpx

Вкус к работе

Любые трудности в ОГЛК принимают как вызов и всегда находят решение проблемы.

Оренбургская государственная лизинговая компания в сложной эпидемиологической ситуации сохранила свои позиции на рынке и увеличила продажи.

Попутно возникли новые идеи развития. Об итогах года и планах рассказал генеральный директор компании, финалист федерального конкурса «Лидеры России» Андрей Стрепков.

Право выбора

– Андрей Геннадьевич, что получи­лось из запланированного на этот год?

– Губернатор Денис Владимирович Паслер определил для нас задачу – увели­чить поставки крупной, энергонасыщен­ной техники в хозяйства. В начале года запланировали продать 100 тракторов «Кировец». На сегодня через дочернюю компанию «Оренбургагротехснабсервис» уже отгружено и поставлено покупате­лям 127 тракторов. В ближайшее время с завода должны прийти ещё 48. Наши аграрии получили хороший урожай, у них достаточно средств, поэтому они активно обновляют технику.

ОГЛК сохранила свою долю продаж сельхозтехники – занимаем 50 процен­тов рынка. По итогам девяти месяцев мы существенно увеличили продажи, что позволило компании подняться в общефедеральном рейтинге на одну ступеньку выше, и теперь она занимает по лизинговым продажам в АПК 10-е место в России.

– Были ли внедрены какие-то но­вые финансовые инструменты?

– Региональное правительство при­няло постановление о выделении нашей компании субсидии, что позволило в этом году производить продажи по по­ниженной лизинговой ставке. Перечень сельхозтехники представлен очень ши­рокий, он позволяет реализовать цели, поставленные перед аграриями нашим Министерством сельского хозяйства, – закупать энергонасыщенные тракторы и мощную зерноуборочную технику.

В конце года мы специально подгото­вили программу по «Джон Диру» – это же теперь практически наш, оренбургский, производитель. ОГЛК работала с ним и раньше, но это были разовые сделки, так как завод считался иностранным и не участвовал в программах госу­дарственного субсидирования.

В нача­ле года мы закупали на «Джон Дире» прицепную технику, а в сентябре там стали производить тракторы восьмой серии мощностью 310 лошадиных сил. Это средние по мощности тракторы, которые выпускаются теперь в Оренбурге с клеймом «Сделано в России». Губернатор поручил увеличить их про­дажи. Мотивация понятна: налоговые поступления с предприятия остаются в Оренбургской области.

– В своё время оренбургские агра­рии жаловались, что «Джон Дир» пред­лагает довольно дорогую технику.

– Она и осталась дорогой, потому что, с одной стороны, высокотехнологичная, а с другой – вложенные в неё деньги она отрабатывает. Спрос на сеялки точного высева как был, так и остаётся – конку­рентов у них маловато. Первая сделка с «Джон Диром» в ОГЛК была 15 лет на­зад, и до сих пор та сеялка работает на оренбургских полях. А тот, кто её купил, в этом году взял у нас ещё одну, потому что устраивает качество. Техника доро­гая, но с помощью инструмента лизинга, который предлагает наша компания, такую покупку может себе позволить нормальное среднее хозяйство.

Беспокойное хозяйство

– Отношение аграриев к внесению удобрений изменилось, по вашим ощущениям?

– Правительство области серьёзно помогло селянам. В этом году из регионального бюджета компенсируется до 20 процентов стоимости минеральных удобрений, поэтому и стали так активно покупать их.

У нас крупнейший склад хранения удобрений, после модернизации туда можно загрузить до 30 тысяч тонн. В пике заказов, перед посевной кампанией, с нашего склада отгружалось по 700 – 800 тонн в день, и это во время пандемии. Мы можем сегодня полно­стью обеспечить Оренбургскую область минеральными удобрениями.

Для этого организовали дочернюю компанию «Агрохим», которая занимается реали­зацией. В этом году компания продала более 10 тысяч тонн удобрений. В пла­нах на 2021 год продолжение развития, в сотрудничестве с заводами будем сами производить жидкие химические удо­брения. В западных и северных районах области с влагой в почве проблем меньше, а в восточных районах осадков выпадает совсем мало, удобрения не всегда успевают растворяться, поэто­му там необходимо применять жидкие удобрения.

Мы хорошо себя зарекомендовали пе­ред заводом-поставщиком, и он согласил­ся на этот шаг. Подобное производство будет организовано в следующем году только у нас и в Белгородской области. Для внесения жидких удобрений при­дётся покупать специальную прицепную технику, и мы так же будем отдавать её хозяйствам в лизинг.

– В начале года вы сказали, что планируете поставить в ОГАУ совре­менный «Кировец», чтобы студенты разбирались в современной технике. Удалось?

– С ОГАУ у нас завязались серьёзные отношения, с ректором Алексеем Генна­дьевичем Гончаровым мы договорились о тесном сотрудничестве. Сейчас обо­рудуем аудиторию по стандартам Пе­тербургского тракторного завода. Мы не станем туда загонять трактор целиком: будут стоять узлы, агрегаты, тренажёры, будут представлены технологии, чтобы студенты могли собирать и разбирать их. А современный «Кировец» появится у них в опытном хозяйстве. Таким образом мы хотим вырастить своего будущего клиен­та. Вчерашние студенты – завтрашние механизаторы, руководители сельхоз­предприятий.

Также с ректором договорились, что оборудуем ещё одну аудиторию, «забрендируем» её под государственную лизинговую компанию.

– Андрей Геннадьевич, весной вы рассказывали о планах развития со­всем вроде бы не профильного пред­приятия «Ирикла-рыба».

– Переориентируем садковое хо­зяйство с карповых на форель. Оно уникально: содержание кислорода, течение воды, температура – всё рас­считано на её производство. Мы поста­вили другие садки, лотки, другой корм, так как технология кормления совсем иная. Запустили в садковое хозяйство форель и осетра, немного, ведь это пока эксперимент. Форель уже достаточно крупная, несколько тонн, это, конечно, немного. За три года мы планируем под­нять производство рыбы до тысячи тонн.

Другая задача, которую перед нами поставили в Министерстве природных ресурсов, экологии и имущественных отношений, – зарыблять Ириклинское водохранилище и пойму Урала сигом, рипусом, толстолобиком. Осенью в во­дохранилище мы уже выпустили больше тонны малька толстолобика.

Публичная компания

– Андрей Геннадьевич, каким ви­дится следующий год? Как будет раз­виваться компания?

– С января входим в российское национальное рейтинговое агентство, которое отслеживает работу крупней­ших компаний. Так что в следующем году у нас будет официальный феде­ральный рейтинг, как у финансов ой компании.

Мы должны увеличить процентов на пятьдесят свой портфель, внедрить внутри компании международные стан­дарты финансовой отчётности и выйти на рынок внешних заимствований, то есть выпустить облигации.

Это звенья одной цепи. Чтобы увеличить объём, нам нужны деньги – дешёвые и длин­ные. Чтобы нам их дали под бизнес, его нужно сделать прозрачным, должна быть видна рентабельность и прибыль, видны наши компетенции, хороший портфель. Только со стандартами международной финансовой отчётности деньги дадут под бизнес, а не под залог. Соответственно, это даст возможность получить деньги на внешних рынках.

– Это реально для региональной компании?

– Попробуем, для этого всё есть. Имеется хорошая история, хороший портфель, делаем прозрачную публич­ную компанию.

Всё, что мы задумали в этом году, практически реализовали или находится в процессе реализации. Мы победили в региональном конкурсе в номинации «Лидер экономики». Я попутно весь год учился, был направлен на програм­му Высшей школы государственного управления – ВШГУ РАНХиГС «Мастер государственного управления для руко­водителей». Это уже многое мне дало в плане компетенций.

А внутренне, то ли в силу возраста, то ли потому, что приоб­рёл опыт, у меня теперь такое ощущение, что чем больше я погружаюсь в проблемы сельского хозяйства, тем ближе мне всё это становится и интереснее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top