Дело молодое

Алла Фёдорова: «С молодыми сама себя чувствуешь молодой, здоровой, с желанием идти вперёд» Фото Валерия Гунькова

В рассказе о своей работе Алла Фёдорова в какой–то момент будто забывает, что доктор наук, профессор и заведующая кафедрой истории и философии аграрного университета, становится чересчур эмоциональной и подвижной, оправдываясь по ходу беседы: «Я же родилась на Кавказе, с детства впитала много солнца, поэтому есть ощущение молодости и бодрости».

Однако разговор пошёл вполне серьёзно, но не пафосно.

– Алла Владимировна, вы историк, положивший много сил на изучение военного периода. Почему столько лет вас беспокоит эта тема?

– Представьте ситуацию того времени. Идёт война, в самом её начале мы несём громадные потери, армия отступает. Много погибших солдат, сержантов, командиров. Нужно срочно готовить новые командирские кадры, для чего в тыловых регионах открываются военные училища. О них написано немало статей и монографий.

Но если взять нашу родную Чкаловскую – Оренбургскую область, то вплотную этой темой практически никто не занимался. Изданы книги о лётном и зенитном училищах.

Лет двадцать назад вышел специальный справочник по Чкаловской области, в нём указано около десяти учебных военных заведений военной поры. Но и это не всё, потому что архивисты только начинали работу. Некоторые исследователи утверждают, что их было 40. Подумать только, 30 остались забытыми! В последнее время я этим и занимаюсь.

Например, мало кто знает, что у нас готовили экипажи ночных полётов. Кто и где? Ответ я нашла: оказывается, в Бузулуке всю войну действовала 27–я запасная авиационная бригада. В 1944 году её преобразовали в учебную офицерскую авиадивизию ночных экипажей.

Мы знаем про пулемётное училище, располагавшееся в Оренбурге, но мало кто знает о сорочинском. Даются даты его формирования и расформирования. А сколько кадров оно подготовило, что с ними стало? Ничего неизвестно. У нас была школа снайперов, никогда никто не писал и о ней, школа переводчиков…

Я много работала в московских архивах, в подольском. Жила месяцами в Санкт-Петербурге, Киеве, Минске, Таллине, Костроме, Самаре. Даже до Сыктывкара добралась, потому что мне было интересно найти документы, проливающие свет на историю строительства железной дороги, в котором принимали участие оренбуржцы. Десятки наших ребят были мобилизованы и отправлены в Коми для прокладки дороги в сторону Мурманска. У нас мало было этому подтверждений, а там можно было найти.

Некоторые коллеги иногда сомневаются, нужно ли этим заниматься. Сколько можно изучать Великую Отечественную войну, вроде бы всё уже известно? Нет, мои дорогие, говорю я им, ещё очень много неизвестного. Участники войны уходят в мир иной, а их дети и внуки подчас ничего не знают о родных. И задача историков открывать эту тайную дверь.

– Какие находки удалось сделать, что увидели за той «дверью»?

– Три десятка лет занимаюсь поиском фронтовых писем, у меня их собралось немало. В этом году планируем выпустить хотя бы электронный сборник, дай бог, увидит свет и печатное издание.

Большую часть солдатских треугольников принесли студенты, много находила, бывая в командировках по районам.

Помню, однажды в Сорочинске подходит ко мне громадный мужчина, башкир, говорит, что бабушка хранит его же фронтовые письма. Я подумала тогда, какой счастливый: сам пожилой, а ещё жива бабушка. Вечером пришла в гости, оказалось, что он так нежно называл супругу. У них сохранилось много его писем с фронта. И так многие. Если сохранилось 10 писем, хотя бы одно они отдавали.

Каждое такое послание имеет свою биографию. Но особенно горжусь огромной коллекцией казахских писем. Часть из них на казахском, часть на русском. Вот, к примеру, на станцию Теренсай Айсулу Курмановой шли письма от сына: прекрасный мальчик, 20 лет, лейтенант. Такой умница. Он погиб, а мать сохранила все его письма и передала мне. Постоянно о нём говорю со студентами.

Когда на занятиях говоришь о войне, о подвигах, показываешь эти письма, которые писали практически их же ровесники, все понимают, что это и есть живая история. Это очень трогает, заставляет подругому смотреть на многие вещи, на жизнь.

Со временем, конечно, я передам письма в Государственный архив Оренбургской области.

– Вы обмолвились, что даже некоторые преподаватели замечают, не пора ли остановиться в исследованиях войны. А молодёжь проникается?

– Всё зависит от преподавателя. Если ты пришёл в аудиторию полумёртвый и бубнишь с листка, ясное дело, никак их не проймёшь. А когда приносишь вот эти фронтовые треугольники, читаешь и сама начинаешь плакать, потому что не выдерживает сердце, когда, например, зачитываешь письма с фронта, адресованные Лёве Королёву. Потом я нашла его мать и пригласила к студентам на лекцию. Она рассказывала, как провожала мужа на фронт, как пережили эвакуацию. В профессии преподавателя есть главный глагол – учить. Не так сухо: причины войны, отступления, даты. Всё должно быть продумано, чтобы достучаться до сердца детей, подчас слишком избалованных.

– Как–то связана специфика вашего вуза с основной темой исследований историка Фёдоровой?

– Мы работаем в аграрном университете и тему сельского хозяйства тоже стараемся рассматривать исторически. На днях университетское издательство выпустит книгу «Животноводство Южного Урала в условиях Великой Отечественной войны».

Область находилась далеко от линии фронта, здесь не только готовили военные кадры, выпускали на предприятиях продукцию для фронта и лечили раненых в госпиталях. Мы изготавливали и ткань парашютную, и валенки, и водку. Отправляли на фронт хлеб. А какой боец без мяса, без тушёнки! Эти продукты у нас же производились.

Область приняла огромное количество эвакуированного скота, пригнанного с Украины и из Белоруссии. Сохранили его, добавили своим и после освобождения оккупированных территорий отправили обратно.

В Пономарёвском районе создали целую бригаду из пастухов и доярок, сопровождавшую стада на Украину. Только один учхоз сельскохозяйственного института дал несколько десятков коров. Скот гнали своим ходом по бывшим в оккупации территориям, многие места были ещё заминированы.

Некоторые скотники и доярки вместе с животными подрывались на минах, погибали. Есть в этой книге даже такая занятная фотография: в Москве по огромной площади мимо Большого театра гонят коров. Все дороги в то время были хороши для того, чтобы люди, испытавшие тяготы оккупации, быстрее встали на ноги.

– В областном центре объявлены сразу две выставки: в драмтеатре коллекция изданий «Капитанской дочки», переведённых на 41 язык, и рушников в выставочном зале. Мало кто знает, что за всем этим стоите вы.

– Меня интересует и тема народных традиций, со студентами пять лет проводим Святки. Когда идём ряженые по Советской славить, наши корзины и мешки пустыми не остаются. Все говорят, какие мы молодцы, дети приобщаются к истории. Даже их родители уже этого не делали, а мы приходим, колядуем, рассказываем о традиции.

К Новому году наряжаем ёлки, в нашем музее самая большая коллекция старинных игрушек.

Много лет собираем рушники, это тоже теперь исторический материал, показываем их на занятиях, устраиваем выставки, иногда такие крупные.

Возьмите любой учебник, какой бы ни был период, последний раздел – культура, быт. А если у тебя такой богатый материал – два музея: «Капитанской дочки» и историко-этнографический, почему бы всё это не использовать.

Очень горжусь коллекцией из 10 скульптур нашего известного скульптора Надежды Петиной.

– Что за история с иностранными студентами? Они якобы однажды попали на ваше представление…

– Не однажды, мы дружим с кафедрой, обучающей в медакадемии студентов-индийцев русскому языку. Приглашаем к себе. Надо видеть, как увлечённо и ответственно ребята выступают на научных студенческих Пушкинских чтениях. Я прошу, чтобы все участники приходили в своих национальных костюмах. Индийцы на довольно сносном русском языке рассказывают с пафосом о творчестве Пушкина, его лирике.

– Сколько же лет вы работаете со студентами, Алла Владимировна?

– Не стыдно уже назвать эту цифру. Раньше не хотелось говорить: прибавляешь автоматически 22 года и становится известен твой возраст. Я работаю в аграрном вузе 47 лет и горжусь этим.

Преподавала и в других институтах – зарплата была не очень высокая, приходилось работать по совместительству в юридической академии, педуниверситете, в институте искусств имени Ростроповичей. Но здесь какая–то особая атмосфера, коллектив дружный, обаятельный. Поэтому всю жизнь и тружусь в аграрном.

– Студент 47 лет назад и сейчас, видите разницу? Что–то их объединяет?

– Их объединяет молодость. И подчас, может, какой-то пофигизм. Студенты 70 – 80–х отличались от студентов начала 2000-х, а нынешние не похожи на тех. Те дети, кажется, выходя из стен школы, были более образованные и подготовленные к работе и жизни.

Сегодня молодёжь другая, более раскованная, даже подчас дерзкая. Нынешний студент разноликий, даже в одной группе люди разные. А уж если брать факультеты, то и подавно. С ветеринарами, к примеру, трудновато работать. Они поглощены анатомией, им важно знать всё о строении животного. История у них на самом последнем месте, и мне это понятно. И часов не так много отводится. Стараюсь до них донести самое интересное.

Многие ребята приезжают из глубинки, они редко бывали в театре. И часть моей работы посвящена этой проблеме. Спросите любого директора музея или театра, кто чаще всего к ним ходит. Ответят: студенты аграрного университета. Мы не пропускаем ни одной премьеры, посещаем выставки и ребята втягиваются. Дороги проложены во все культурные учреждения: и в областную библиотеку, и в архивы…

Я с уважением отношусь к специальности врача. Но он каждый день видит больных людей, должен им помочь. Делает важное дело – сострадает. А я всегда с не больными, счастливыми, довольными. Наверно, это наложило отпечаток на мой характер. У меня и без того характер южный, я же родилась в Грузии. Мне с ними очень хорошо, я сама себя ощущаю молодой.

В творческом активе историка Аллы Фёдоровой 300 опубликованных научных трудов, в числе которых 10 монографий. Ею подготовлено 16 кандидатов наук.

Юрий Мещанинов

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Лента новостей
  • 18:48 Президент присвоил орчанке Елене Кожеватовой звание «Мать-героиня»
  • 18:01 Казахстанцы сняли музыкальное приветствие форуму приграничного сотрудничества в Оренбурге
  • 17:03 В областном центре пройдёт городской фестиваль «Оренбургская паутинка»
  • 16:32 Житель Сорочинского округа отправится под суд за хранение гашишного масла
  • 16:01 Глава Оренбурга провёл личный приём родственников мобилизованных горожан
  • 15:38 В Октябрьском районе мужчина избил собутыльника штакетником
  • 15:04 В Беляевке на площадке ГТО появились новые тренажёры
  • 14:33 В Домбаровском районе прошла благотворительная ярмарка в поддержку мобилизованных земляков
  • 14:02 В Оренбурге здание ликёроводочного завода продают за 90 миллионов рублей
  • 13:27 В Ясном мужчина нашёл чужую банковскую карту и потратил с неё 3 500 рублей
  • 13:03 В Оренбурге подвели итоги литературного конкурса «Волшебное перо-2022»
  • 12:20 Бузулучанка Анастасия Матвеева завоевала золото Кубка России по самбо
  • 12:02 В Оренбургской области появится мусоросортировочный завод
  • 11:05 За избиение полицейского жителям Бузулука грозит до 10 лет лишения свободы
  • 10:44 В Новосергиевском районе пенсионерка перевела мошенникам 431 тысячу рублей
  • 10:00 В Оренбурге автоледи в течение недели 44 раза нарушила правила дорожного движения
  • Scroll to top