fbpx

О куклах и не только

Ирина Липатова – «профессор» народной куклы.

Ирина Липатова невероятно позитивна. Не знаю, продлевает ли смех нашу жизнь, как уверяют учёные, но общение с ней обеспечивает хорошее настроение на целый день.

Ира шьёт куклу

По образованию она экономист. По призванию – человек-праздник. Посмотрите на кукол, которые Ирина делает. Это же именины сердца! Вот, например, знойная дама в красной шляпке. Мечта! Правда, не поэта, а нэпмана. Осуществившаяся, потому как уже в статусе его супруги.

– Хотя нет, буржуев у нас не любят, – размышляет Ирина. – Пусть она будет жена чиновника-бюрократа 20-х годов. Тем более что и секретаршу этого начальника я уже сделала. Сам он, правда, ещё в проекте.

А вот девочка в школьной форме. Сразу видно – отличница, зубрила. Шутки шутками, но форма сшита по эскизам Веры Мухиной (той самой, которая создала два символа советской эпохи – знаменитую скульптуру «Рабочий и колхозница» и гранёный стакан). В соавторах у неё была не менее выдающаяся Надежда Ламанова, модельер и художник театрального костюма. Рядом с девочкой одноклассник. Обратите внимание, в тюбетейке. Нет, не узбек. Просто одно время у советских мужчин этот головной убор был в ходу. Так же, как и косоворотки.

Работы Ирины Липатовой объединены темами 20-х годов XX века и этнографического многообразия.

– А вот эта женщина в строгом костюме, наверняка, их училка Марь Ванна, – сочиняет свой кукольный «сериал» Ирина. – Ну а эта нарядная тётенька, скорее всего, мама ученицы.

Тема 20-х годов выбрана не случайно. В годы НЭПа бурными темпами развивалось кустарное производство – артельное и надомное. Кукольное в том числе. Но это был очень короткий период. Сначала кустарных кукол подкосили куклы артельные. Затем началось наступление кукол фабричных. Ну а пластик и вовсе вытеснил их из производства.  И стали они куклами-домоделками. Ирина из тех, кто хранит и развивает эту традицию.

Наив народный

Склонность к рукоделию у неё была всегда. Сколько себя помнит, вязала, шила одежду детям – от распашонок до шуб. Потом освоила фриволите – технику плетения ручного кружева, вязание крючком. С переходом на новую работу всё это было заброшено. В какой-то момент Ира заглянула в заветный ящик с нитками, пуговицами, клубками, мотками, лоскутками и поняла, что их количество достигло критической отметки. Стала думать, что с этим делать.

– Выбросить рука не поднимается, – рассказывает Ирина. – Пишу в Интернете: «Что сделать с остатками пряжи и ткани?» Получаю ответ: «Лоскутное шитьё и тряпичные куклы». К шитью я пришла позже. Да и куклы меня поначалу не сильно заинтересовали. Но они настолько просто делались, что решила попробовать. Скрутила одну, вторую, третью. И всё – куклы меня «скрутили». Приходила с одной работы и – за другую. Благо дети выросли, с внуками помогала заниматься мама. А я в 51 год занялась куклами.

Свою первую страницу «ВКонтакте» назвала не без иронии – «Наив народный».  С тех пор прошло 8 лет.

Главное, чтобы костюмчик сидел

Сегодня главная её страсть – этнографические куклы. Их ещё называют народными, традиционными. Вот к вернисажу «Читая Толстого» в областном музее изобразительных искусств подготовила персонажей, навеянных его «Азбукой». К пушкинской выставке проиллюстрировала «Сказку о золотом петушке». По картинам художницы из Ташлы Кати Жадиной изобразила из веточек и тряпочек Синюю козу, Невероятную сущность и ещё ряд фантазийных героев.

Очень красивая получилась коллекция кукол в этнографических костюмах. Куклы сделаны на чурочках. Муж пилил, Ирина увидела чурбачок с гладким спилом и ахнула: «Да это же луноликая казахская красавица!» Так и появился девичий хоровод в башкирском, армянском, казахском, татарском костюмах. Конструкции-то простые – чурочки, куда уж проще! (Такие куклы были широко распространены в Пермском крае, где испокон веков неравнодушны к дереву. Вспомним потрясающие деревянные скульптуры Иисуса Христа.) А вот наряды отнюдь не просты, это настоящие исторические костюмы.

– Тушку (так кукольники называют туловище куклы. – Прим. авт.) сделать не проблема, – признаётся Ирина, – а вот как одеть, чтобы это было и достоверно, и интересно? Я знаю, как одеваются люди сейчас.  А когда берёшься за исторических персонажей, надо изучать то время. Тут на помощь приходят фотографии. Например, мои куклы «Господа дворники» одеты точно так же, как одевались дворники царской России. Кстати, они носили эту униформу и после революции.

Сумасшедшие лоскутки

Выйдя на пенсию, Ирина начала шить и одеяла. Хотела, как и 8 лет назад, просто почистить «закрома». В результате на свет появилось 10 одеял.

Она берётся за них, когда надоедает работать с куклами. Или работа не идёт. Достаёт не глядя из корзинки ленточки, треугольники, квадратики и в произвольном порядке пришивает друг к другу. Эта техника называется крейзи пэчворк – сумасшедшие лоскутки. Ирина называет это шитьём вслепую. Вслепую-то вслепую, но результат восхитительный! Производство у неё безотходное: даже самые мелкие обрезки не пропадают. Она делает из них тряпичные шарики-мячики. Раздаёт на ярмарках. Недавно подарила студентам из Индии. Радовались как дети.

– Такой вот круговорот хлама в природе! – хохочет рукодельница, у которой, кажется, никогда не бывает плохого настроения.

Однако Ирина признаётся:

– Бывает. Но с плохим настроением я не сажусь работать. Ничего не получится. Нитка рвётся, путаешь лицо с изнанкой.

Всего одна порция

Есть у Ирины ещё одно симпатичное увлечение – кулинарное. Но готовит она всего одну порцию. А это уметь надо.

– Полгода назад умирает муж. И я ловлю себя на том, что перестаю готовить, – рассказывает Ира. – Ем абы что и абы как. И понимаю, что это неправильно. У меня есть плита, посуда, нормальная пенсия, а я питаюсь как попало. И опять начала готовить.

Но обычные рецепты стала переводить на одну порцию. Можно ли сварить кашу на одного едока? Оказывается, можно. Для этого надо взять всего две ложки крупы. Можно ли испечь оладьи на одну порцию? Можно. Но яйцо надо взять не куриное, а перепелиное. По ходу дела стала вспоминать смешные рецепты: затируха, лапшевник, холодец из куриных шеек.

Стала выкладывать фотографии своих кулинарных трудов в социальные сети. Пошли комментарии: «Молодец!», «Интересно». А один мужчина написал: «Ирина, с вами так вкусно!» Кстати, в ходе проб и ошибок выяснилось, что есть блюда, которые невозможно приготовить на одно лицо. Например, плов или наваристый борщ.

Без кота и жизнь не та

Это ещё один хештег её страницы в соцсетях. Кота зовут Перчик. Маленьким он был нежно-розового оттенка. Как персик. Но не называть же кота Персиком. А вот Перчик самое то. Он постоянно рядом с хозяйкой… Чуть было не написала «вертится». Не вертится, а принимает картинные позы. То уляжется на пол пластом – точь-в-точь шкура убитого медведя! То в таком же положении повернётся на спину.

Клубочком, как обычные коты, свернуться не может – скелет не позволяет, зато умеет садиться на задние лапы, как суслик. Любит шить с хозяйкой. Ну как шить? Валяться в лоскутах. Любит фотографироваться. Особенно с новыми куклами. А когда хозяйка садится за компьютер, растягивается у неё на коленях. Но чтобы без всяких там муси-пуси.

– Через него я и общаюсь с компом, – смеётся Ирина.

Действительно, без кота жизнь не та. С Перчиком «вкуснее».

Наталия Веркашанцева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: