В отпуск… на войну

После разговора в прошлом году с нашим героем, прибывшим из Донбасса, редакция «Бугурусланской правды» бросила клич, и бугурусланцы, асекеевцы откликнулись. В Донбасс были отправлены медикаменты, мука, растительное масло, консервы, сухое молоко, детское питание, форма, тёплые вещи, кое-какое оборудование. Единство народов познаётся в трудные времена.

 

Дорога в «Спарту»

Мы познакомились в сентябре 2015 года. Сотрудницу, принимавшую объявление, смутило необычное содержание текста. Мужчина хотел опубликовать в «Бугурусланской правде» объявление, в котором приглашал «неравнодушных к положению в Донецкой и Луганской областях для оказания волонтёрской помощи на месте. С собой могу взять трёх человек, желательно в хорошей физической форме».

Когда мы поговорили, стало ясно, что наши оценки того, что сегодня происходит на Украине, совпадают.

Мы дали в газете его объявление, кое-чем помогли. В ноябре он уехал и «исчез с радаров». Правда, как-то пришла эсэмэска.

От небольшого сообщения словно пахнуло едким дымом горящей резины и раскалённым железом. Владимир был в отряде «Спарта» Моторолы, находился в самом пекле – Донецком аэропорту.

Потом повисло молчание, и когда по ТВ шли тревожные репортажи из аэропорта, который стал центром боевых действий, думалось: как там земляк?

Спустя время он пришёл в редакцию, мы искренне обрадовались, о многом поговорили.

Владимиру Гузиеву – за 50. Родился он и вырос в Алма-Ате. Служба в армии пришлась на годы необъявленной войны в Афганистане. Довелось и ему побывать там в «командировке». Рассказывать о тех давних событиях не считает возможным. Подписка о неразглашении давалась в Советской армии, которой давно нет, но это, по мнению Гузиева, не меняет обстоятельств.

 

Вторая горячая

После развала Союза из Алма-Аты пришлось уехать. Семья Гузиевых обосновалась в посёлке Чкаловском Асекеевского района. Владимир Евгеньевич в качестве индивидуального предпринимателя занимается установкой систем спутникового навигационного оборудования «ГЛОНАСС» для транспортных организаций. Подспорье – небольшое личное хозяйство.

И вот он, обычный человек, худощавый, среднего роста, муж, отец, дедушка, осенью, управившись с делами, отправился в «отпуск» на юго-восток Украины, охваченный огнём войны.

В Ростове подобралась группа из 18 человек, таких же, как он, прибывших своим ходом добровольцев. Прошли таможню. Затем их повезли в Донецк. На базе ополченцев они провели первые дни в ДНР. Здесь прошли «курс молодого бойца». Главная тема – как выживать в условиях ведения боевых действий. Учились обращению со стрелковым оружием – от пистолета Макарова до станкового пулемёта Калашникова с подствольником.

Владимир Евгеньевич был готов к любым работам. Он – опытный водитель, разбирается в электричестве, связи. Думал, пригодится на работах по восстановлению коммунальных сетей. Но

его определили в «Спарту» – отряд известного командира Арсения Павлова с позывным Моторола, где поручили водить «Урал», обшитый 12-миллиметровым железом для защиты от пуль.

Поскольку Донецкий аэропорт имеет стратегическое значение для обеих сторон конфликта, там шли настоящие бои. И потери – настоящие. Грузы наш земляк возил разные – и продукты, и боеприпасы, и солярку. Но самой тяжёлой, надрывающей душу была транспортировка «Груза 200» и «Груза 300» – так на языке военных называют убитых и раненых. Причём это были не только ополченцы, но и гражданское население – дети, женщины, старики. Перед глазами Владимира и сейчас возникают мальчик с перебитыми ножками, девчушка с пропитанным кровью бинтом на месте оторванной кисти.

Перенестись из мирной жизни в такое – страшно, признаётся собеседник. Война – это кровь, боль, грязь, ужас без конца и без края. Быть там – словно оказаться в другом измерении. И не виртуальном, когда посмотрел фильм в 3D, пощекотал нервы и вернулся в настоящее, а в самом что ни на есть реальном.

О себе Владимир говорит неохотно: «Что я, вот местные полной ложкой хлебают, им с родной земли уезжать некуда».

В «Спарте» поддерживают дисциплину. Жёстко наказывают, к примеру, за мародёрство. Здесь сухой закон. Денег добровольцам не платят – воюют за идею.

В отряде немало добровольцев из бывших республик Советского Союза. Уточняю: «Русские?» «Большинство, – отвечает Владимир, – но вообще полный интернационал». Среди них много офицеров-отставников, есть действующие военные, оформившие отпуск, приезжают и те, кто давно или вовсе не держал оружия в руках. Один мужчина с Дальнего Востока месяц добирался автостопом!

Как говорится, война – дело молодых. Как бы ни сетовали, что нынче молодёжь не та, отовсюду едут на войну молодые и совсем юные добровольцы. Кстати, Гузиев встретил там юношу из Бузулука.

«Когда погиб Арсений Павлов (Моторола) в результате теракта, весь Донбасс был в трауре. А некоторые злые языки стали говорить о разгульном образе жизни Моторолы. Владимир отмечает, что всё это враньё. Моторола пользовался большим авторитетом в ДНР, был смелым человеком, талантливым командиром. Был открыт для общения, выходил в эфир в местах боёв. Товарищи поклялись отомстить за него».

«Пацанам мозги прочистили»

На вопрос, видел ли пленных, Владимир кивает: «Конечно, много. А вот жестокого обращения не наблюдал. Ну дадут пару раз в морду – есть за что! Раненых перевязывали, лечили, хотя с медикаментами туго. Ведь большинство с той стороны – обманутые пропагандой пацаны с промытыми мозгами…» А вот ополченцам попасть в плен, особенно к «правосекам» (бойцам «Правого сектора», запрещённой в России организации), – страшное дело. На этот крайний случай у каждого с собой граната.

Как в своё время в других горячих точках, в зоне вооружённого конфликта появились тогда «белые колготки» – снайперши из Прибалтики и стран Скандинавии.

Наш земляк, к счастью, вернулся домой невредимым. А могло быть иначе. Однажды «Урал», которым он управлял, взяли в «вилочку». Одна мина легла справа, другая слева – это была пристрелка. Следующая будет прямиком по машине, понимал Владимир. И в запасе у него – не больше 15 секунд. Их хватило, чтобы выпрыгнуть и упасть плашмя в придорожную балку. Машина взорвалась. Сгорели личные вещи и флешка с кадрами, которые не удалось снять заново.

Конечно, мы не могли не затронуть тему, чем и как может закончиться этот конфликт. Сошлись во мнении, что должно быть мирное урегулирование, с правом на федерализацию самопровозглашённых республик. Вот только как это реализовать, если между противоборствующими сторонами – кровь товарищей по оружию, родственников, друзей?

Как быть, если к власти пришли духовные наследники Бандеры и других фашистских прихвостней, с которыми, казалось, покончили после Великой Отечественной?

В конце разговора осторожно интересуюсь:

– Владимир, что-то подсказывает мне, что вы хотите вновь ехать туда…

– Всё время думаю о ребятах, с кем судьба свела там. Созваниваемся. Думаю, что мы с ними ещё встретимся, а пока мне поручено другое важное дело – организация гуманитарной помощи. Без неё Донбасс не выживет!

Действительно, единство народов познаётся в трудные времена. Но есть ещё одно испытание – временем. С годами новости об обстреле домов мирного населения, новых жертвах, актах агрессии становятся привычными. Некоторые говорят, что эти новости уже надоедают. Но люди ежедневно живут там на границе жизни и смерти. И испытание это для всех нас.

 

Вера Кабанова

«Бугурусланская правда»

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: