Сам в себе и нараспашку!

Село – мир, в котором всё очень близко и ярко. Звуки здесь громкие и словно из детства. Такого общего человеческого детства.

Слышно кудахтанье кур, стрекочущую игру кузнечиков. Идёшь по улицам, и кажется, что после долгих скитаний попал наконец-то домой.

Краснохолм – край озёр. Чудные блюдца разбросаны по всей округе. В них, как в зеркала, смотрятся легкомысленные облака. Проскользнут белым краем в душу одинокого рыбака, да так и останутся в ней. Прикипит человек к этим местам. Прирастёт сердцем.

Раковая Шейка, Песчаное, Засыпка, Боковое и Круглое… Не перечислить всех озёр и подземных ключей. Недавно вместе с местными жителями удалось побывать на чистке Алёшенькиного родника.

– До него в сего три с поло­виной километра. Я зимой на лыжах за двадцать минут дохожу. Тут неподалёку, в речушке, наловлю полный рюкзак рыбы – и домой. Жена проснётся, а у меня уже карасики почищены, – деловито говорит учитель и краевед Владимир Берг.

Пока трясёмся в машине, рассказывает про любимое село. Что место под него определили ещё военные топографы во время правления Анны Иоанновны!

На карте 1734 года на из­лучине реки Чёрной в четырёх верстах от Урала уже значком обозначили будущий Краснохолм. А спустя десятилетия сюда из 29 населённых пунктов Российской империи приехали 439 семей. Крестьяне, разорившиеся дворяне, вольноотпущенники. Но жили здесь в основном ка ­заки. Службу несли да землю возделывали – хлеб выращивали.

Доезжаем до родника. Весь заросший, он спрятался в лесной гуще. Часа полтора работы – и Алёшенькин уже дышит. Активнее всех махавший лопатой говорит, что через неделю вода чистая-чистая пойдёт. По дороге сюда мужчина со вкусом рассказывал о тихой охоте. Как собрал буквально у дома ведро шампиньонов. Потом в разгово­ре выяснится, что это глава села Павел Величко. Такой же, как все, свой, не чурающийся мужицкой работы.

Возвращаемся в село. Расходятся по делам спасатели род­ника. Дел много. Только детвора играет у памятника Ленину. Неподалёку от них, рядом с библиотекой, пасётся корова. Кра­сивое здание с колоннами было церковью. Построили её в 1845 году на средства казаков Краснохолмской станицы. Причём, по словам Владимира Берга, по точному плану храма Александра Невского в Уфе. Советское время тот белокаменный красавец тоже не пережил. В 30-е годы на его фундаменте начали строить Дворец труда, а в военное время эвакуировали в недострой завод.

Да, на селе всё близко. История со всеми её безобразиями и славными делами единым покрывалом укрывает край. Время меняется, а память живёт. Заброшено сейчас столь уважаемое раньше здание правления колхоза. Выбиты окна, под которыми Чапаев – памятник-инвалид – стережёт воспоминания о былом.

Путь по улице России ведёт к церкви Покрова Пресвятой Богородицы, построенной в начале прошлого века. В ней тоже вместо икон хранили зерно. Но всему своё время. И идут по прямой к храму семьи. Шла в пятницу и я. Окликнули.

– Хотите чай с мятой? Нет? Тогда я так вам нарву. У меня её много.

И неизвестный Николай Дмитриевич протянул неизвестной мне целую охапку душистой травы. Просто так.

Наталья Белухина, оператор машинного доения ООО «Агрофирма «Краснохолмская», ставшая в этом году по итогам городского конкурса «человеком года», говорит, что жить в Краснохолме легко. Что между её работой и домом пролегло счастье, которое, как водится, состоит из мелочей… Из подаренного тебе Богом рассвета, которым любуешься, возвращаясь с утренней дойки домой. Из чувства, что хорошо потрудилась. Из тихой материнской любви к семье и ко всему сущему в этом озёрном мире. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: