fbpx

И я молилась, как могла

Конечно, за 25 лет совместной жизни они стали единым целым, ведь уже позади серебряный юбилей…

Римма жила в деревне Среднее Бабаларово Кумертауского района и воспитывалась в многодетной башкирской семье, её родители строго почитали мусульманские обычаи. Андрей – коренной житель тюльганской Ташлы.

Дорога от дома

Мать, работавшая продавцом, мечтала, чтобы и Римма занялась торговлей. Но девушка, окончив школу, уехала в Оренбург, где в училище, стала постигать азы профессии контролёра-кассира. 

– Становясь старше и мудрее, я понимаю, что есть в этой жизни что-то неведомое, что нас направляет по жизни. Может быть, это и есть судьба? Я часто задаю себе вопросы: почему меня из башкирской деревни так тянуло в Оренбург? почему по направлению меня отправили работать именно в Тюльган? Я тогда и названия такого не слышала – на карте показывали, что, оказывается, это совсем рядом с Кумертау, – рассуждает Римма Ибатовна. 

На автобусе приехала она в Тюльган, огляделась по сторонам: куда идти, не знала. Добрые люди указали, где находится сберкасса.
Екатерина Степанова, возглавлявшая тогда сберкассу, всплеснула руками, увидев новенькую сотрудницу: «Ой какая маленькая!» И отправила работать в Городки. 

Самогон и сало

Бабушка, к которой Римма определилась на постой, была замечательной: старалась угодить молоденькой квартирантке, угостить послаще. То тыкву, запечённую с сахаром в печке, предложит, то суп-лапшу с картошкой, то странную смесь салата с квасом – окрошку, а уж пельмени какие лепила – одним наешься!

Римма таких блюд и не знала: башкиры варят лапшу домашнюю без картофеля. Пельмени делают с ноготок. А тыкву и окрошку и вовсе не едят.

Главное испытание Римму ждало на работе: коллеги, то есть работники почты, сельсовета, сразу собрали стол, главным украшением которого стали четверть самогона и сало. Что такое самогон, Римма тогда и не слышала. Но что делать, пришлось подстраиваться. И тыква оказалась вкусной, и окрошка ничего себе, и сало под рюмочку пошло с охотой. 

Воспитанная строго, Римма первое время вечерами никуда не ходила. С бабушкой вязали шали, носки и даже юбки. Но появившиеся подруги всё-таки вывели девушку «в свет».

– Я так благодарна семье Киселёвых – Леониду Карповичу, Нине Евсеевне и их дочери Светлане, с которой поддерживаем связь до сих пор. Они мне помогли освоиться. Честно признаться, тяжело молодой девушке, выросшей в башкирской деревне, вдруг оказаться в русской. Другие люди, другие обычаи. Боялась кого-то обидеть незнанием традиций, – делится Римма.

Поскольку Римме от матери достался талант петь, она сразу увлеклась самодеятельностью и с удовольствием выступала на сцене.

Встреча

Четыре года, прожитых в Городках, пролетели быстро, и Римма оказалась в Тюльгане. Работала также в сберкассе. Всё делалось вручную, приходилось задерживаться, поэтому, вернувшись с работы на съёмную квартиру, Римма и не думала куда-то сходить и отдохнуть. Но судьба нашла её сама.

Апрельским днём 1993 года замечтавшаяся Риммочка столкнулась на тротуаре возле ДК «Горняк» с молодым человеком и, извинившись, быстро ушла.

Андрей Сигачёв – парень не промах. Полдня ему хватило, чтобы найти незнакомку. Вечером с шоколадкой и ликёром он уже стоял на пороге квартиры Риммы.

Андрея не смутило, что девушка другой веры и постарше. Приняли Римму и в семье жениха. А вот везти Андрея к своим родителям она боялась.

– У нас очень строго в семье и в деревне. Я знала, что мама будет против, и надеялась только на отца, который всегда принимал решение сам. Переживала, потому что я младшая из девяти детей, родители были уже пожилые. Привезти парня в дом значило, что я выхожу за него замуж. Такие у нас обычаи, – вспоминает Римма.

Приехали. Мать, увидев русского парня, была в недоумении. Отец хмуро молчал. Старшие братья ждали его решения, хотя сразу назвали Андрея зятем. 

– Дочка, ты замуж собралась? – спросила мать.
– Нет! – выпалила Римма.
– А зачем тогда привезла? – посмотрев в сторону Андрея, строго спросила мать. – Уже все соседи видели.

То, что видели соседи, было самым страшным: все боялись осуждения. Но отец сказал своё слово, и водопад слёз прекратился. Успокоившаяся тёща стала накрывать на стол.

Да за свадебку

В сентябре 1993 года ташлинские сваты «шумною толпою» приехали в тихую башкирскую деревушку. В сватьи взяли мусульманку Лидию Гамову с мужем Владимиром, чтобы та нашла в процессе сватовства золотую середину. У башкир принято спокойно разговаривать о дате свадьбы, подарках, причём только родителям. 

Мать опять запричитала: «Не отдам за русского!» Но отец стукнул кулаком по столу: «Назад не отступим!»

2-го апреля познакомились, а 2-го октября отгуляли свадьбу.
Родственники и друзья жениха на автобусе нагрянули в дом к невесте рано утром. Все всполошились: невеста ещё спит, а там какие-то люди штурмом берут ворота, на всю улицу шум и гам. Пришлось весёлых сватов усмирить на время, пока невесту собирали. Поскольку обычай выкупа невесты схож у русских и башкир, как полагается, выкупили по-башкирски ворота, вручили калым – тушу барана, родителям невесты – подарки и по-русски выкупили невесту.

Первый день гуляли, смешав все обычаи, которые во многом совпадали, а уж на второй старались выдержать в мусульманских традициях. 

Утром с молодого мужа потребовали выкуп за брачную постель. Затем снохи, жёны братьев, повели новобрачных в баню, где нужно было под тазиками, в венике опять оставить деньги. В предбаннике снохи накрыли стол и угощали зятя. А потом катали его на украшенной лентами и шарами телеге по двору.

Молодая жена в это время продавала воду: на коромысле подавала в ярких вёдрах гостям, знакомым. За воду платили деньги.

Конечно, под весёлую башкирскую мелодию жених с невестой подметали деньги. Кроме того, Андрей по башкирскому обычаю одарил всех родственников Риммы: мальчикам – ножички, девочкам – духи.

– Так весело гуляли! Народу много, но никто и не вспоминал, кто есть по национальности. Вечером башкирские гости раскачивали автобус с ташлинцами – не отпускали. Пришлось кидать через окна деньги, чтобы как-то отвлечь. Только тогда и уехали, – рассказывает Андрей.

А лапша всё-таки с картошкой

Молодые супруги Сигачёвы со временем купили небольшой домик. Римма работала в сберкассе Ташлы, Андрей – в детском доме. Сразу завели большое хозяйство, благо на свадьбе надарили всяких подарков, а родители Риммы – живности и птицу. Только вот коня Андрей в дар от тестя так и не принял. 

– Как коня растить, а потом пустить на мясо? – недоумевал Сигачёв.
Смеясь, вспоминали супруги, как обживались. Самое трудное было – кухня.

– Казы! Что это ещё за колбаса! Зачем такая жирная лапша и без картошки! – возмущался Андрей.

– Мясо в бешбармаке должно быть крупными кусками, а пельмени лепят меленькие! – наставляла молодая супруга Римма.
А вот чай, свежезаваренный, крепкий, со сливками, нравился обоим.

Со временем всё встало на свои места. Римма, несмотря на то что ростом маленькая, характером сильная, поэтому устройство семьи взяла в свои руки. Андрей только поддерживал супругу.

Через год родилась первая дочь. Андрей назвал её Алёной, а тёща – Алиной. Вторую дочь Римма сама назвала Анастасией. 
Обе красавицы. Спрашиваю Анастасию, кто она по духу – мусульманка или православная. Та заливается смехом:

– Русская мусульманка!

Дочерей Сигачёвы крестили, но если кто-то из них надумает выйти замуж за мусульманина, говорят, против не будут.

Строгие лики святых

В прошлом году Андрей и Римма отметили серебряную свадьбу. 
– Жили как все, – рассуждают супруги. – Не всегда всё шло гладко. Но умели обходить острые углы.

Римма – горячая натура, Андрей покладистый, умеющий уступить. Главное – уважали друг друга. И трудности объединяют. 

Дочерей вырастили, дом новый построили. Римма работает библиотекарем, Андрей – в охране. Все годы участвуют в самодеятельности. Римма – солистка ташлинского народного казачьего ансамбля «Вольница», Андрей пишет стихи, причём с армейских годов.

А праздники… Они старательно хранили обычаи обоих народов: на Пасху Римма печёт куличи и угощает пришедших в дом крашеными яйцами и выпечкой. Ураза-байрам тоже главный их праздник. Чаще всего Сигачёвы в эти священные для мусульман дни навещают братьев и сестёр Риммы в Башкирии (родителей уже нет в живых).

И в любой праздник Римма готовит домашнюю жирную лапшу с бараниной или уткой по-башкирски, но с картошкой по-русски, пироги с яблоками или ягодой по-башкирски и рыбник или пирожки с луком и яйцом по-русски. А беляши только открытые, так всегда делала мать. 

Не единожды супруги Сигачёвы посещали мечеть, а вот в православном храме Римма была только раз.

– Очень строгие лики святых. Они смотрят со всех сторон. Меня это смущает. Но я решилась сходить в церковь, поскольку мои дочери православные, и я, как сумела, молилась за них, за их судьбу и счастье, – поделилась Римма.

Наталья Гирина, Тюльганский район

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top