Как Россия армии мира тренировала

Фото Олега Рукавицына

Оренбургская область в прошлую пятницу стала центром глобальной геополитики. В сизой степи, пропахшей пылью и порохом, приземлились два президента, военные атташе практически со всего мира, высший командный состав нескольких государств, представители правительств. Мало кто видел столько генералов, собравшихся в одном месте, а уж про количество техники и военнослужащих и говорить не приходится. Но с высоты птичьего полёта всего этого совершенно не было видно, пока не началась активная фаза учений «Центр-2019».

На поле боя вышли контингенты восьми стран. У трёх при этом между собой весьма противоречивые отношения. Но все смогли объединиться под эгидой российских Вооружённых сил. Впервые в истории условным противником на учениях были не абстрактные террористические группировки. Условным противником было обозначено террористическое государство.

Фото Олега Рукавицына

Где испытывали катюшу, теперь летают «Аллигатор» и «Цзянь»

Полигон Донгуз – место, ове­янное славой Российской армии. Официально его основали в 1938 году, хотя фактически степной уча­сток дислокации появился раньше. В следующем году военные плани­руют отметить 100-летний юбилей Донгузского полигона. Во время Ве­ликой Отечественной войны здесь испытывали только что созданную катюшу. Полигон артиллерийский. После смертоносной и победонос­ной установки с нежным женским именем Катюша тут побывали «смерчи», «ураганы», «тунгуски», «шилки»… Степь регулярно горит и вздрагивает от залпового огня. Но даже за столько лет эта земля вряд ли пережила то, что ей пришлось выдержать в прошедшую пятницу.

До места, где расположился пре­зидентский наблюдательный пункт, ехали почти час. И если сначала по пути ещё попадались низкие строения за колючей проволокой и чахлый кустарник, то через несколь­ко километров степь стала слегка холмистой плоскостью.

– Такая же пустыня, как в Си­рии, – прокомментировали наши столичные коллеги.

Собственно, опыт сирийской военной кампании и лёг в основу стратегических командно-штаб­ных учений «Центр-2019». Учли полученные в ходе войны ошибки, подкорректировали тактику и ре­шили, что необходимо отработать

 взаимодействие коалиционных подразделений разных стран. Со­временные военные маскировоч­ные сетки разительно отличаются от своих предшественниц. Некото­рые холмики в складках местности оказывались при ближайшем рас­смотрении вовсе не холмиками. А что под ними, только военным известно. Может быть, узел связи, радиолокационная машина или покорёженный бронетранспортёр. Ни в бинокль не рассмотреть, ни даже приблизительно догадаться невозможно. И воздушная разведка мало чем помогла бы. Такой же ма­скировочной сеткой были накрыты все места дислокации контингентов иностранных государств на месте проведения учений. Только гордые флаги указывали на то, что вот за этим забором укрыты несколько тысяч человек и сотни единиц тех­ники. Даже столбы замаскировали под ветвистые деревья.

Фото Олега Рукавицына

Место проведения учений оборудовано на высшем уровне: бетонированные вертолётные площадки, целые улицы палаток. Отдельным комплексом распо­ложилась выставка военной тех­ники: танки, гаубицы, зенитно-ракетные установки; походный храм и… гордые юнармейцы, ко­торым посчастливилось попасть на мероприятие такого уровня. Между рядами суровых машин – стол с оружием, изъятым у бое­виков в Сирии. Эти воевали всем,

 что могли достать и что могло убивать. Здесь и мечи кустарного производства, и мачете, кото­рыми головы рубили, пулемёты, противотанковые ружья. Даже пи­столеты, которым только в музее и место, – парабеллум и маузер. Всё это было бы увлекательно, если бы не напоминание о том, что каждый экземпляр – это чьи-то прерванные жизни. Всё здесь было серьёзно и по-настоящему.

Времени до прилёта главы го­сударства Владимира Путина и его коллеги президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова оставалось немного. Все занимали места на смотровых площадках.

Фото Олега Рукавицына

В активной фазе меняется ландшафт

После того как два президента, министры и генералы заняли места на наблюдательном пункте, грянул голос из динамиков.

Диктор комментировал проис­ходящее:

– Особенность проводимых учений заключается в создании коалиционной антитеррористиче­ской группировки войск в составе соединений и воинских сил респу­блик Индии, Казахстана, Китая, Кыргызстана, Пакистана и Рос­сийской Федерации. На отдельном направлении совместно выполняют задачи подразделения Узбекистана и Таджикистана. Оперативное по­строение группировок войск в два эшелона…

 Ветер швырял голос диктора в уши наблюдателям. В голой степи ветер злой и холодный. Казалось, зачем он говорит, если слышно че­рез раз. Уже через несколько минут комментарий утонул в немыслимой канонаде. Над полигоном полетели разведчики-беспилотники «Фор­пост» и «Орлан-10». По легенде учений несколько подразделений противника отходят с занимаемых позиций под прикрытием артил­лерии. На них наступает первый эшелон войск коалиции десантно-штурмовых батальонов, спецназа.

– Подразделения мотострелко­вой бригады Российской Федерации отходят на конечный рубеж. Отход осуществляется под прикрытием артиллерии и штатной системы дымовых завес «Туча», – прорвался голос диктора сквозь взрывы.

Полигон к этому моменту уже превратился в огненно-дымовое месиво. Как можно было ори­ентироваться и передвигаться в этом рукотворном аду, мирно­му наблюдателю совершенно не­понятно. Манёвренная оборона предполагает, что мотострелки России и Казахстана отходят на подготовленный рубеж, завлекая условного противника в огневой мешок. И когда подразделения ретировались, в этот самый мешок полетело. Самолёты и вертолёты выпускали ракеты, била наземная и воздушная артиллерия. Особенно зрелищными были огнемётные системы залпового огня ТОС-1А «Солнцепёк» и установка размини­рования УР-77 «Змей Горыныч». И очень страшно «слушались» залпы «Искандеров». Земля под ногами вздрагивала, воздуха на полигоне, казалось, уже не осталось, несмо­тря на то что на многие километры степь продувалась порывистым ветром. Гарь и пыль. Выжить в огненном мешке невозможно. Там, кажется, даже ландшафт поменял­ся. Но в горящую дымную степь сбрасывались десантные группы, вертолёты «Аллигатор» и «Ночной охотник» десантировали людей и технику. Российские Су-34 и Су-25 совместно с китайскими само­лётами Хун-6, Цзянь-11 и Джи-Аш наносили удары по средствам ПВО условного противника.

Театр военных действий чу­довищно, непередаваемо красив. Мощь государства выражена в хищ­ных изгибах металлических кры­льев, бортов. Но ещё больше – в не­сгибаемой воле тех, кто бесстрашно вбегал в дым и пламя.

Фото Олега Рукавицына

Президент сказал – президент сделал

Главы двух государств, на­блюдавшие за театром военных действий, президент России Вла­димир Путин и его киргизский коллега Сооронбай Жээнбеков провели короткое совещание по­сле того, как стих грохот орудий.

– Военно-техническое со­трудничество, военное сотруд­ничество идёт своим чередом, продолжается. То, что ваши под­разделения принимают участие в этом крупнейшем для всех нас событии, очень важно. Мы – стра­ны ОДКБ, и для нас это особенно важно. Мы продолжаем работу и в рамках этой организации, и в ходе масштабных учений подоб­ного рода наши подразделения оттачивают своё мастерство, – сказал Владимир Путин на встрече.

Оба президента признали, что диалог состоялся при весьма нестандартных обстоятельствах, и оба отметили успешное со­трудничество стран не только в военной сфере, но и в торго­во-экономической. Президент Кыргызстана также отметил, что встречи на высшем уровне благодаря Владимиру Путину происходят регулярно, и поблаго­дарил за приглашение на учения «Центр-2019»:

– Эти военные учения вызыва­ют радость, гордость и воодушев­ление нашими вооружёнными си­лами. Это очень большое впечат­ление. Особо хочу отметить, что наши военные ведомства активно сотрудничают на двусторонней основе, – сказал Жээнбеков и заверил, что его страна остаётся для России самым надёжным со­юзником, другом и партнёром.

Главы государств покинули полигон. Самые масштабные, сложные и очень важные учения в истории современной России завершились. Главный вывод: несмотря на то что армии разных стран мира воюют по-разному, иначе вооружены и имеют со­вершенно уникальные традиции, они могут договариваться ради выполнения общей задачи. Ради мира.

Фото Олега Рукавицына

Прямая речь

Иван Коновалов, директор Центра стратегической конъюнктуры, военный эксперт:

– У прошедших учений много аспектов. Во-первых, военный атташат разных стран мира, который прибыл сюда из Москвы, получил правильные визуальные впечатления о военной мощи России. Был показан взлом обороны противника и развитие успеха. Многие оценили то, что сразу после нанесения ударов по обороне противника к войскам подходили машины материально-технического обеспечения. То есть всё продумано и войска действуют в комфортных условиях. Но самое главное – это политический аспект. Понятно, что китайская сторона уже традиционно наш партнёр. Мы часто проводим с ними учения. Но появление Индии и Пакистана свидетельствует о том, что Россия действует в мощном военно-дипломатическом ключе. У этих стран сложные двусторонние отношения, но здесь они оказались союзниками. Это дополнительный инструмент воздействия на ситуацию в Южной Азии.

Ещё я бы отметил, что впервые условным противником было «государство». Против него создаётся международная коалиция. Это новое представление. Полагаю, на это должны остро отреагировать наши «западные партнёры», которые традиционно критикуют российские военные учения.

Являются ли совместные учения своеобразной выставкой достижений? Безусловно, этот момент присутствует. Это не только координация войск и отработка навыков, но и шоу с демонстрацией боевых платформ. Но каких-то новинок здесь не было. У китайцев есть собственные разработки, которые уже давно в серийном производстве. У них нет только таких мощных систем, как наши С-400, и у них проблемы с авиационными двигателями. Они пока не могут создать двигатели, аналогичные нашим, поэтому покупают у нас.

А вот для Пакистана участие в учениях гораздо интереснее. Пакистан меняет политический вектор. Но наши традиционные партнёры – это Индия, у которой с Пакистаном проблемы. Так что в данном случае мы можем говорить о примиряющей роли России. Ещё хочу отметить, что такие учения, как «Центр-2019», Россия проводит в регионах с потенциально напряжённой ситуацией. Центральная Азия – одно из таких направлений. И участие в учениях такого количества стран должны показать, что есть силы, которые заинтересованы в том, чтобы ситуация не двигалась в сторону напряжения. Так что здесь очень серьёзные геополитические задачи.

Сергей Михеев, политолог, военный обозреватель:

– Самое важное то, что на этих учениях отрабатывалось взаимодействие нескольких стран. Причём не только тех, которые входят в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ), но и стран, в него не входящих, например, Индии и Пакистана. Слаженность действий группировок разных стран была на высоком уровне. Мне кажется, мы продемонстрировали многим нашим потенциальным недоброжелателям то, что мы можем договариваться и в случае необходимости действовать в реальной боевой обстановке. Здесь было много представителей западных стран, военных атташе. Я думаю, они всё поняли, тем более что активная фаза была очень зрелищной – массовое десантирование, беспрецедентное применение авиации…Не менее важно, что на этих учениях Россия продемонстрировала инструменты военной дипломатии. Очень сложные двусторонние отношения у Индии и Пакистана, у Индии и Китая. Но под эгидой России они могут договариваться. Я считаю, это в политическом отношении очень важно. Даже важнее, чем в военном. Мы показываем, как мы умеем договариваться и работать во взаимодействии. На роль глобальных миротворцев, как известно, претендуют американцы. Хотя я не видел ни одной страны, куда пришли бы американцы и там остановилась бы война. Скорее уж наоборот. Здесь же Россия показала, что она может объединять и находить общий язык со странами, в том числе и конфликтующими. Это отличный миротворческий потенциал. Пусть все это тоже понимают.

Алыбай Шильдибаев, майор, замкомбриг ДШБ Вооружённых сил Казахстана:

– Особенность этих учений в том, что участвовали разные страны. Сложность задачи заключалась в координации действий между контингентами войск, в управлении коалиционными силами. Это действительно непросто, если помнить о том, что у каждой армии свои правила ведения боевых действий. Мы пришли к тому, что научились понимать друг друга и работать совместно, несмотря на то что говорим на разных языках. Я горжусь тем, что наша страна выполняла задачу в передовом отряде.

Брар Карандир Сингх, генерал-майор армии Индии, командир 15-й пехотной дивизии:

– Я приехал из Индии в качестве наблюдателя за проведением этих масштабных учений. Могу отметить отличную координацию действий между разными странами, что вызывает моё восхищение. Я также счастлив, что Индия была участником этих учений. Уровень очень высок. Для многих стран существует угроза терроризма, поэтому такие мероприятия необходимы. Ещё раз хочу поблагодарить и выразить надежду, что и в дальнейшем Индия будет активным участником подобных учений.

В учениях «Центр-2019» принимали участие 128 тысяч военнослужащих, более 600 единиц летательной техники, 15 кораблей и судов обеспечения. Учения проходили несколько дней на полигонах Донгуз, Тоцкое, Аданак.

В 2015 году на полигоне Донгуз проходили масштабные учения с участием президента Владимира Путина. Тогда главной темой было развитие оборонно-промышленного комплекса и глава государства провёл на полигоне расширенное совещание по этому поводу. В учениях «Центр-2015» были задействованы военнослужащие России и стран Средней Азии.

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Scroll to top