fbpx

Оренбургский след полководца

Георгий Жуков – командир 39-го Бузулукского кавалерийского полка

На фотографии Георгий Жуков – 27 летний израненный ветеран I мировой и гражданской войн, перспективный командир Красной Армии.

Взгляд вполоборота, целеустремлённый и слегка наивный, небольшие усы.

На голове будёновка, на шинели орден Красного Знамени, на воротнике треугольник с вышитыми цифрами «39». Будущий прославленный военачальник в 1920-е годы командовал 39-м Бузулукским кавалерийским полком.

Часть входила в состав 7-й Самарской кавалерийской дивизии, которая дислоцировалась в Белоруссии. Следовательно, в то время Жуков в Бузулуке не был.

Ступень в карьере

Георгий Константинович знал про Бузулук и общался с горожанами, такими, как наш земляк Маршал Советского Союза Александр Егоров. «Бузулукский» – почётное наименование полка. Бузулук – уездный город Самарской губернии несколько раз оказался в эпицентре гражданской войны в России, был на слуху.

Весной 1923 года комдив Николай Каширин (1888-1938) вызвал помощника командира 40-го кавполка Георгия Жукова и сообщил о решении назначить его командиром 39-го Бузулукского кавполка. «Прощаясь с комдивом, я был очень взволнован. Новая должность была весьма почётной и ответственной. Командование полком всегда считалось важнейшей ступенью в овладении военным искусством», – так вспоминал это событие Георгий Константинович.

Вскоре Георгий Жуков вывел полк на лагерную учёбу, которая завершилась осенью того же года участием полка в окружных манёврах. Молодой комполка сразу проявил себя, как талантливый командир, организатор административно-хозяйственной деятельности и спортсмен-наездник. Бузулукский полк достойно показал себя и вместе с другими частями дивизии вернулся в Минск к месту дислоцирования. «Тысячи минчан вышли на улицы города. Крики «Ура!», приветствия сопровождали нас по всем улицам. Вообще я думаю, ни в одной другой стране армия не пользуется такой симпатией и всеобщей любовью народа, как наша Советская Армия. Я и сейчас с волнением вспоминаю, как встречали нас бывшие бойцы дивизии, участники знаменитых походов и сражений в районе Царицына, Кизляра, Астрахани, Пугачевска, Бузулука и др.» – спустя десятилетия Георгий Константинович словно снова переживал встречу полка. Этот фрагмент интересен ещё тем, что в нём великий полководец упоминает название Бузулука.

Похудели люди и кони

В Минске не было практически никаких условий для расквартирования части, поэтому сначала пришлось размещаться по нескольку человек в домах обывателей.  Перед зимой пришлось обустраивать самим казармы и конюшни, не прерывая боевую учёбу.

Вот, что в своих мемуарах указывал Георгий Константинович: «Перед нами стояла следующая задача – правильно организовать боевую и политическую подготовку в новых условиях. Теперь все это кажется простым. А тогда, в 26 лет командуя кавалерийским полком, что я имел в своём жизненном багаже?

В старой царской армии окончил унтер-офицерскую учебную команду, в Красной Армии – кавалерийские курсы красных командиров. Вот и всё. Правда, после окончания гражданской войны усиленно изучал всевозможную военную литературу, особенно книги по вопросам тактики».

Осенью 1924 года Жуков вместе с другими командирами полков был направлен на учёбу в Высшую кавалерийскую школу в Ленинград, где познакомился с Константином Рокоссовским (1896-1968), Иваном Баграмяном (1897-1982), Петром Рыбалко (1894-1948) – будущими прославленными полководцами Великой Отечественной войны. 

Курсы продлились до осени 1925 года. Для Георгия Жукова они завершились необычно, причём это была его собственная идея. Вместе с двумя сослуживцами он возвращался в дивизию, не на поезде, а на лошадях, совершив кавалерийский пробег свыше 1000 километров.

Этот же опыт показывает, что Георгий Константинович прекрасно справлялся с серьёзными физическими нагрузками. К примеру, всадники за время пробега похудели на 5-6 килограммов, кони на 8-12.

На посту 39-го Бузулукского кавалерийского комполка Жуков познакомился с известными полководцами Гражданской войны: Николаем Кашириным, Гайком Бжишкянцом (Гай, 1887-1937) – части соединения Гая вошли в Бузулук осенью 1918 года после того, как город оставили белочехи; Василием Блюхером (1890-1938), Семёном Будённым (1883-1973).

Полком с почётным наименованием «Бузулукский» Георгий Жуков командовал где-то до осени 1925 года. После реорганизации Самарской дивизии 39 кавалерийский полк переименовали в «Мелекесско-Пугачёвский». Но история частей с почётным наименованием «Бузулукский» в Красной Армии на этом не завершилась.

Два маршала

Тем временем, у Георгия Жукова состоялось ещё одно интересное знакомство. О чём он поведал отдельно:

«Приезжал к нам в полк и командующий Белорусским военным округом Александр Ильич Егоров. Из рассказов товарищей, которым довелось работать вместе с Александром Ильичем, я знал, что он выходец из крестьянской семьи, работал кузнецом-молотобойцем.

Образование получил собственными усилиями, а после призыва в царскую армию поступил в военную школу и заслужил офицерское звание. Последний период в старой армии он служил в чине подполковника. В июле 1918 года А. И. Егоров вступил в партию большевиков и до конца своих дней был верным и стойким членом партии.

В годы гражданской войны А. И. Егоров проявил себя талантливым полководцем, командуя Южным фронтом до полного разгрома белогвардейских армий Деникина, а затем Юго-Западным фронтом, действовавшим против белополяков.

После успешного окончания гражданской войны прославленный полководец А. И. Егоров командовал различными военными округами и в 1931 году был назначен начальником Штаба РККА. А. И. Егоров был награжден четырьмя орденами Красного Знамени и почетным революционным оружием. В 1935 году ему было присвоено звание Маршала Советского Союза…

А. И. Егоров интересовался многим: и состоянием неприкосновенных запасов, и общежитием солдат, и тем, как устроен начальствующий состав. Мы доложили, что командный состав в основном живет по частным квартирам, занимая, как правило, одну комнату на семью.

В то время, помнится, мы добровольно сдавали личные ценности в золотой фонд страны на строительство фабрик и заводов. А. И. Егоров поинтересовался и этим.

– Ну, а что сдал сам командир полка? – спросил он.

– Четыре призовых серебряных портсигара, полученных мною на конноспортивных состязаниях, золотое кольцо и серьги жены. Собственно говоря, так поступали все.

Командующий оглядел нас и сказал:

– Очень хорошо, товарищи, иначе и быть не может!».

Биографические сведения об Александре Егорове, Георгий Константинович, очевидно, привёл из официальных источников, которые в период хрущёвской оттепели стали выходить в печать. Жуков писал свои мемуары в то время, когда сам находился в опале. Вероятно, он много размышлял о жизни и судьбе опальных советских маршалов, поэтому так подробно описал встречу с Егоровым.

С перерывами на учёбу в Ленинграде и Москве Георгий Жуков командовал полком до 1930 года, после чего начинается стремительный карьерный взлёт.

Командование полком многое дало Георгию Константиновичу и этот опыт он считал фундаментальным в своей военной карьере: «Командир части, который хорошо освоил систему управления полком и способен обеспечить его постоянную боевую готовность, всегда будет передовым военачальником на всех последующих ступенях командования как в мирное, так и в военное время».

Маршал Победы доказал это на собственном примере во время боев на Халхин-Голе и на фронтах Великой Отечественной войны.

Был ли в Бузулуке?

В истории города останется интересный факт, что Георгий Жуков командовал полком с почётным наименованием «Бузулукский». Однако жизнь повернулась так, что после Великой Отечественной войны Георгий Константинович оказался в наших краях. В этой связи воспоминания о командовании Бузулукским полком точно могли пробудиться.

Вполне вероятно, Жуков мог оказаться в Бузулуке в 1954 году, когда в должности заместителя Министра Обороны СССР 14 сентября проводил операцию «Снежок» на Тоцком полигоне. По решению высшего политического и военного руководства СССР здесь были проведены крупные общевойсковые учения с применением ядерного оружия.

Справедливости ради отметим, что Георгий Константинович не был инициатором этих учений, но их проведение подготовил тщательно. В том числе предпринимал меры по защите населения и территорий от поражающего фактора ядерного взрыва.

Известно, что уже в июне 1954 года Жуков был на Тоцком полигоне и руководил подготовкой к учениям. Следовательно, прославленный маршал находился в Оренбуржье длительное время или же часто прилетал в период с июня до середины сентября 1954 года.

Подготовка учений осуществлялась в тесном взаимодействии с партийным и советским руководством области и тех районов, которые примыкали к Тоцкому полигону. Вот тогда Жуков и мог оказаться в Бузулуке. Возможно, что читателям что-то известно об этом. Просим поделиться.

Сергей Колычев, директор Бузулукского краеведческого музея

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top