fbpx

Из Фёдоровки – в Париж

Такой путь из российской глубинки во французскую столицу проделали наши земляки – художники братья Буровы.

Кино и братья

Но сначала их картины были представлены в Чёрном Отроге – в музее Виктора Черномырдина. Там их и увидел московский ре­жиссёр документальной ленты о Черномырдине «Степаныч» Павел Селин. И загорелся снять фильм о братьях-самородках для телеканала «Культура». Написал синопсис.

Канал идею принял, фильм профинансировал. Всё бы хорошо, да было одно но: по замыслу режиссёра фильм заканчивается выставкой в… Париже. Это вызвало шок и у музейщиков, и у героев буду­щего фильма. Но и сыграло, по ироничному высказыванию куратора выставки Елены Лебе­девой, роль «волшебного пен­деля». Времени было в обрез. Ведь фильм должен выйти в конце этого года.

Нужно было договориться и о месте прове­дения выставки, и о доставке ра­бот. И самое главное – авторам надо было написать эти работы. Снимать картины с выставки в стенах музея Черномырдина не стали. Её ещё мало кто видел. Поэтому братья Буровы написа­ли новые работы. Их и повезли. Благодаря помощи Посольства РФ во Франции выставка состо­ялась в самом сердце Парижа – в Русском центре. И имела большой успех.

На вернисаже было много не только русской публики, но и французской. Студенты, филологи, издатели – люди, интересующиеся русской культурой.

«Каждый пишет, как он дышит»

Человек, не знакомый с твор­чеством братьев Буровых, не избежит крамольной мысли: ну чем могут удивить парижскую аудиторию творцы из деревни Фёдоровка? И дело даже не в уровне мастерства. Что такого особенного можно написать в деревне? Тем более и сюжеты одни и те ж е, и персонажи, и пейзажи.

Но так думаешь до той минуты, пока не перешагнёшь порог выставочного зала. Впе­чатление первое: братья Буровы – мощные художники. Их творе­ния – это космос. А Фёдоровка, в которой они живут, – Вселенная.

Впечатление второе: сюжеты, которые они пишут, действи­тельно близки, а вот почерк разный. У каждого своя живо­писная манера, своё обаяние, своя сила. Да, они рассказывают об одних и тех же вещах и со­бытиях, но по-разному. Выстав­ка в Париже так и называлась «Русское абстрактное и русское реалистическое». Владимир работает на грани абстракции, Александр тяготеет к реализму, по-своему интерпретируя его.

Первый этаж парижской экспозиции и был посвящён сравнению их творческой ма­неры. А на втором разместилась «фёдоровская вселенная» с её повседневной жизнью, ставшей главной темой братьев Буровых.

«Когда б вы знали, из какого сора…»

И ещё один важный момент выставки в Русском центре: в специальном разделе было по­казано, в каких условиях создавался этот волшебный, кра­сочный мир.

А создавался он не благодаря, а вопреки. Вопреки дефициту времени, львиную долю которого у сельских жите­лей съедают заботы о подворье. Коровы, телята, свиньи, птица – куда же без них, если живёшь в деревне? Вопреки перестройке с её дефицитом. Когда не было ни кисточек, ни красок, ни бумаги и приходилось рисовать на оборот­ной стороне обоев. А то и вовсе на подручном материале.

У Алек­сандра, например, есть работа, написанная на обороте расписа­ния движения автобусов. Автобус перестал ходить, расписание сняли, Александр приспособил его для картины. Другой основы у него в тот момент не было. А Владимир разломал мебель. И написал натюрморт с кружками на створке тумбочки. Весит эта «кружка» как чугунный мост. Потому как тумбочка делалась из ДСП. О том, что это дверца, свидетельствует дырка от ручки.

«Не стога, а копёшки»

Помимо того, что организа­торы выставки хотели Буровых показать Парижу, была ещё одна цель – показать Буровым Париж. И показали – Лувр, сад Тю­ильри, музей Орсе, центр Жоржа Помпиду с его современными инсталляциями. Один из дней братья провели на Монмартре. Пообщались с французскими художниками. Попробовали устриц. Побывали в Живерни – в музее-усадьбе импрессиониста Клода Моне. Увидели тот самый пруд с кувшинками, который он писал. Стога на луг у, которые известны всему миру по его кар­тинам. Правда, Буровы эти стога забраковали: какие, говорят, это стога? Так, копёшки. Там же, в Париже, снимался и фильм о них.

Если коротко: Парижу бра­тья Буровы понравились, и им французская столица пришлась по душе. Но соскучились по своей Фёдоровке. Запросились домой. А вернувшись, сразу же взялись за работу. И написали несколько вещей под впечатле­нием от поездки.

Представите­ли творческой интеллигенции областного центра смогли уви­деть и эти работы, и выставку «Братья Буровы: земля», раз­местившуюся в стенах музея Черномырдина, которая пока ещё не была представлена широ­кой аудитории. А представлена она будет в скором времени на открытии музейного комплекса.

Знакомство с братьями Буро­выми – талантливыми земляка­ми Виктора Черномырдина – со­стоялось в преддверии девятой годовщины со дня его смерти.

Поэтому в его адрес прозву­чали слова благодарности за то, что и после своего ухода он продолжает помогать тем, с кем жил на одной земле.

Наталия Веркашанцева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top