Экспортный вариант

Малый бизнес начнёт увели­чивать экспорт товаров и услуг на казахстанском направлении, как только машины перестанут стоять по несколько часов на пограничных пунктах пропуска.

Перед Оренбуржьем поставлена задача увеличить к 2025 году объём несырьевого неэнергетического экспорта с 1,2 миллиарда долларов до 1,5 миллиарда.

Способов достижения цели у нашей области, которая и нефтегазовая, и индустриальная, и аграрная, и пуховязальная, и просто красавица приграничная, может быть несколько.

Речь идёт не о том, чтобы вы­полнить план по общей сумме, гипотетически продав за рубеж больше и дороже углеводород­ного сырья и чёрных металлов (сейчас в экспорте доля ТЭК – 50 процентов и чёрной металлур­гии – 30 процентов), а о развитии экспорта продуктов переработки с высокой добавленной стоимо­стью, промышленных, а также культурно-туристических услуг.

Кроме того, предусмотрен и рост числа экспортёров в сфере малого и среднего бизнеса, и увеличение доли МСП в экспорте до 10 процентов.

Взяли качеством

Это первый фактор в пользу наших несырьевых экспортёров и потенциала по освоению рынков ближнего и дальнего зарубежья. О востребованности продукции Оренбуржья говорят сами предприниматели, значит, на пути к поставленной цели есть стимул мобилизовать имеющиеся силы и активнее пустить в ход то, что есть.

Начнём с того, что есть у нас замечательный сосед – Казахстан и опыт оренбургского малого и среднего бизнеса.

Для примера возьмём самый символичный и брендовый продукт – пуховые платки ручной работы. Если бы в зачёт регионального экспорта шли абсолютно все уве­зённые за границу платки и паутинки местных мастериц («пуховое золото» не только на подарки вы­возят, а ещё и на перепродажу), то народный промысел добавил бы свою лепту в статистику.

– Мы продаём изделия ка­захстанским индивидуальным предпринимателям, а на между­народный рынок нас вывел областной Центр поддержки экс­порта. Конечно, покупательная способность снижается и в сосед­нем Казахстане, но в целом спрос сохраняется, постоянные клиенты рассчитывают на гарантированное качество, – рассказывает руководитель ООО «Оренбургские пуховницы» Альбина Абсалямова.

– В Белоруссии тоже заинтересо­вались платками, правда, одним из ключевых условий потенци­альных импортёров является определённая цена, которая не оправдывает себестоимости руч­ных изделий из оренбургского пуха.

Если наши казахстанские пар­тнёры будут заказывать больше или найдутся покупатели в других странах, ресурс у нас есть. Радует, что на личных подворьях немного увеличили поголовье домашних коз, так что пуха высшего сорта хватит.

Перелом транспортного плеча

Малый бизнес начнёт увели­чивать экспорт товаров и услуг на казахстанском направлении, как только машины перестанут стоять по несколько часов на российских пограничных пунктах пропуска с оренбургской стороны.

Так счита­ет производитель кондитерских изделий Рудольф Шрейдер. Его небольшой цех давно постав­ляет продукцию из Оренбурга в Актобе. Раньше возили своими силами, теперь, чтобы не терять времени на доставку, отправляют через посредников.

– Нужны нормальные условия прохождения пограничного контроля, а то складывается впечат­ление, что процедуры усложнили, а не упростили. Актюбинские коллеги рассказывают, что уже предпочитают через Челябин­скую область заехать в Россию. Это большой крюк, но люди не хотят ни в жару, ни в мороз сто­ять на том же пункте «Сагарчин», ведь иногда ожидание доходит до 8 часов!

Почему-то многолетняя проблема, озвученная даже на федеральном уровне, до сих не решается. С такими пробками и экспорт, и грузовой транзит тормозится, и в целом разви­тие товарооборота, – говорит Рудольф Борисович.

– Спрос на российскую пищевую продук­цию в Казахстане высокий, и конкуренцию с их произво­дителями, которые работают в более мягком налоговом режиме, оренбуржцы вы­держали именно благодаря качеству. У соседей налоги ниже, а у нас кадры, в том числе в пище­вой промышленности, сильнее, и казахстанские специалисты при­езжают к нашим учиться.

В активном поиске

Несмотря на 16-летний опыт экспортной деятельности, дирек­тор оренбургского предприятия ООО «Фирма «Техносоюз» Галина Свирелина считает, что малому бизнесу сложно самостоятельно находить новых клиентов.

А в Казахстане потребность в при­борах КИПиА и технических газах большая. Своего производства измерительных приборов нет, а китайские аналоги намного уступают российским, техгазы выпускают только некоторых видов.

– Мы обратились в Центр поддержки экспорта. Сей­час нам помогают создать сайт, который адаптирован под казахстанские поисковики. Рас­считывая на сарафанное радио и рекомендации наших постоянных потребителей, с которыми работаем по прямым договорам, можно потерять время.

Мы гото­вы участвовать в казахстанских торгах, технически это возможно через наших представителей в республике, имеющих электронную цифровую подпись, но отслеживать открытие всех торговых площадок и всех тендеров физи­чески невозможно. В перспективе хотелось бы найти клиентов не только в Казахстане, но и в других странах.

Преимущество малого бизне­са в экспорте – небольшие суммы контрактов, до 50 тысяч долла­ров, что исключает валютный контроль, который сам по себе не так страшен, как штрафные санкции финансового монито­ринга в случае, когда покупатель задерживает расчёт, – добавляет Галина Семёновна.

Горизонты планирования

В этом году в Оренбургской области начал работать Экспорт­ный совет при губернаторе. На первом заседании Совета участ­ники подробно остановились на корректировке плана, заданного федеральным центром, с учётом реальных возможностей региона.

Например, есть неясность в статистических данных. Один из крупнейших экспор­тёров – Сорочинский маслоэк­стракционный завод – продаёт продукцию через Торговый дом Нижегородского масложирового комбината, то есть объём идёт в зачёт Нижегородской области. Естественно, что в наш план раз­вития экспорта АПК Сорочинский МЭЗ тоже включён.

Завышенную цифру для до­стижения уже в 2019 году поставили по росту международных транспортных услуг: показатель, предложенный Москвой, в 36 раз превышает план, который сформировали в Оренбуржье. Областное прави­тельство уточняет параметры, чтобы не брать заведомо невы­полнимые обязательства.

И. о. министра экономики, про­мышленного развития и торговли Оренбургской области Наталья Безбородова отметила, что некоторые задачи уже выполнены с опе­режением.

В частности, разработан региональный экс­портный стандарт «2.0», Центр поддержки экспорта открыт ещё в 2017 году, при содействии ЦПЭ уже заключено 33 контракта с 24 субъектами МСП. Бизнес-миссии проведены в Китае, Казах­стане, Белоруссии и Узбекистане.

Всего в Оренбуржье сейчас 250 экспортёров.

 

Мнения

Вячеслав Лагуновский, исполнительный директор Оренбургского областного союза промышленников и предпринимателей:

– Интерес к продукции нашего региона есть и в ближнем зарубежье, и в дальнем, а вот настойчивости предпринимателям не всегда хватает. Перспективными в экспорте у машиностроительной отрасли остаются метизы, инструменты. Переработчики в Узбекистане хотят покупать оренбургское зерно не у казахстанских посредников, а напрямую по договорам с нашими хозяйствами, чтобы иметь обратную связь. Причём картина такая: в Узбекистан зерно из Оренбуржья ежегодно поставляется трейдерами в общем потоке с казахстанским, но узбекские специалисты определяют регион происхождения по качеству.

Александр Медведев, генеральный директор Завода бурового оборудования:

– Складывается впечатление, что когда заключаются договоры для поставки на экспорт, то мы в Евразийском экономическом союзе, а когда начинаешь требовать расчёта с потребителей, потому что ситуации разные бывают, то уже как не в ЕАЭС. Досудебные процедуры тянутся не меньше 80 месяцев. А наш валютный контроль не спит и моментально выявляет нарушение.

Ещё один момент: российский суд не принимает дело к производству, пока не предоставишь выписку из реестра юридических лиц Казахстана. Но выписку дают только тем, кто имеет казахстанскую электронную цифровую подпись. Приходится делать запросы вплоть до департамента юстиции Казахстана. Раньше сто килограммов бумаги оформляли, теперь надо десятки ЭЦП иметь. ЭЦП удобны, но одна стоит около 15 тысяч рублей.

Если мы в едином Евразийском экономическом союзе, то пора упрощать требования. Хотелось бы более конкурентоспособного финансового сопровождения. Если я приезжаю в Таджикистан к потенциальным клиентам с предложением, то китайские конкуренты ещё и с банкиром, который готов на месте предоставить кредит покупателю.

Антон Шошин, исполняющий обязанности генерального директора АО «Корпорация развития Оренбургской области»:

– Предприниматели, настроенные на экспортные поставки, расширение географии и рост доли экспорта в выручке, понимают, что участнику внешнеэкономической деятельности, независимо от востребованности его товаров и услуг, нужны знания, так как основным барьером выхода на международный рынок являются именно внутренние страхи предпринимателя.

За 2 месяца этого года количество обратившихся в Центр за различными видами поддержки кратно превысило показатель аналогичного периода 2018-го.

Кстати, иностранные компании напрямую выходят на ЦПЭ в поисках потенциальных российских производителей и поставщиков.В прошлом году услугами регионального Центра поддержки экспорта (ЦПЭ) воспользовались более 155 субъектов малого и среднего предпринимательства.

Объём экспортных поставок, осуществлённых при содействии ЦПЭ, составил 430,9 миллиона рублей.

Факты

За 2018 год объём экспорта сельхозпродукции Оренбургской области вырос в 1,7 раза – до 111 млн долларов. До 2025 года показатель предстоит нарас­тить до 187,6 млн долларов.

Основную часть в структуре поставок оренбургской продукции занимают зерновые культуры, подсолнеч­ное масло, колбасы, мясные и рыбные консервы. Ключевые партнёры региона – Казахстан, Латвия, Турция, Иран, Азербайджан и Дания, Узбекистан, Ар­мения, Литва, Киргизия, Китай, Нидерланды, Тунис, Ангола, Вьетнам, Гонконг, Бангладеш, США, Канада, Германия.

В Оренбуржье в рамках федерального проекта «Экспорт продукции АПК» в ближайшие три года бу­дет введено в эксплуатацию более 7,3 тыс. га мелиорированных земель. В результате к 2024 году должен вырасти до 4,5 млн тонн валовой сбор зерновых и зернобобовых культур и до 1,5 млн тонн – масличных культур.

Алла Черкесатова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: