fbpx

Яркие моменты Альбины Кальвиной

Бывают такие минуты в жизни, когда всё вокруг кажется монохромным или даже просто серым. Не знаешь, чем вдохновиться, как сделать жизнь ярче.

Глядя на картины Альбины Кальвиной, понимаешь, что это точно не про этого человека. Весёлая, жизнеутверждающая энергия льётся из её работ. Зафиксированный ею момент жизни всегда красочен. Она наслаждается деталями будней и хочет подарить эту радость от окружающего и нам, зрителям.

Поводов для нашей беседы было целых три: открытие выставки «Мир вокруг и рядом», презентация издания «Альбом Альбины» и юбилей художника. На интервью она пригласила меня в дом и сразу поделилась самым сокровенным – коллекцией, которая насчитывает более 600 картин художников разных лет.

Одним из самых интересных мест мне показалась даже не мастерская художника, а так называемая «ландышевая комната», из которой родился прекрасный мини-альбом картин оренбургских художников и поэзии, посвящённой этому цветку – «Ландыши для Альбины».

– Почему именно ландыши?

– Я приехала с Крайнего Севера и впервые ландыши увидела только здесь. Потрясающие нежные цветы умело писали наши художники. Постепенно мне стали дарить картины и сувениры с изображением ландышей.

– Расскажите про «Альбом Альбины».

– Он готовился очень долго – целый год. Поскольку альбом посвящён родным и друзьям, то фотографии в нём с моими близкими. Также в альбом вошли прекрасные статьи Ирины Бушухиной, которая стала составителем этого альбома, Ольги Кобер и Марины Плющиковой. И всё. Остальные страницы – картины!

«Если ты в душе художник»

– И на работе и дома вас окружают художники и их картины. Кем вы вдохновляетесь? Чьи приёмы берёте на вооружение?

– Я люблю всех художников, которые есть в моей коллекции. Некоторые из них уже ушли из жизни, но я о них часто вспоминаю. Александр Масловский, например. Мы с ним сибиряки, почти родственники. Люблю очень Вячеслава Просвирина, Владимира Боброва. И сейчас, конечно, есть кем восхищаться: какая безукоризненность исполнения у Юрия Рысухина! У Геннадия Глахтеева есть много вещей, которым мне хотелось бы учиться. Но на это нет времени.

Вот художник Василий Тюлькин в своё время, мне сказал: «Не хочу тебя учить, доходи сама и вырабатывай свой почерк, а то будет ещё один Вася Тюлькин». Ведь ученики часто похожи на своих учителей. Но, конечно, мои художники меня вдохновляют. У меня есть одна картина на выставке – «Готов к игре», на ней фон похож на мотивы картин Валерия Газукина.

Я, когда её писала, всё думала, какой мне нужно сделать фон. А начала писать и поняла: да это же Газукин! Открыла его альбом, полистала, как бы наполняясь, и получилась такая картина – посвящение замечательному художнику. Такие бывают находки, переклички.

– То есть вы никого не слушаете и ищете свой стиль?

– Иногда слушаю, если это по делу. Например, был такой эпизод. Я писала свою дочь, держащую книгу так, что были видны только три пальчика. Я так и нарисовала, и понесла картину на выставку. Подходит Юрий Григорьев и говорит: «Никогда так не делай. Это не эстетично. В картине должны быть все пальцы, ты должна их расположить».

Я взяла картину, позвала дочь и быстро переписала её пальчики с колечками. И получилось очень мило. Это был единственный урок, который мне преподнёс Григорьев. Конечно, некоторые люди пытаются меня учить: «Ты должна так посмотреть, с такой стороны, с другой стороны…»  Если ты сам в душе художник, но будешь постоянно следовать советам, кого–то копировать, то всё пропадёт.

– А вообще быстро пишете?

– Обычно это процесс долгий. У меня в мастерской стоит одна неоконченная работа – «Бурятская белая гора». Священное место. Я её пишу уже полгода. Идёт трудно. Думаю, пусть отстоится, потом посмотрю.  Я теперь понимаю художников, которые годами пишут одну и ту же работу. А некоторые рождаются спонтанно и очень быстро.

Я могу картину написать за два часа, небольшую. На выставке висит маленькая работа – «Полевые букеты в ведре». Мне так захотелось её в своё время написать! У меня всегда так: могу бросить всё и всех и уйти писать. Самое главное – начать, когда желание есть. Художник Григорьев говорит: «Я прихожу 31 декабря и начинаю новую картину. И я знаю, что должен её закончить в следующем году». Я тоже стала так делать. И когда начинается год, у меня уже стоит картина, которую я должна написать.

– Бывает в работе сразу много картин?

– Больше двух не бывает. Хотя, говорят, что в работе должно быть много, чтобы возвращаться то к одной, то к другой.  Но как–то растекаешься. Моя мастерская маленькая. Слава богу, что она вообще есть и я могу уйти, закрыться от всех.

– Художнику иногда нужно одиночество. А у вас большая семья?

– Нас 22 человека. Представляете, что бывает, когда мы все вместе собираемся: у меня пятеро детей, четыре зятя, одна невестка, один муж, две маменьки: моей – 94, а матери мужа уже 97, ещё пятеро внуков, племянницы, у которых тоже дети. И все носятся, все хотят рисовать. Я им позволяю, конечно. Трое уже учатся в школе дизайна, одна ходит в художественный кружок. Все мои дети – в Оренбурге, кроме одной дочери. Она живёт в Иркутске. Мы к ней все ездим. Я люблю, когда все рядом.

«Не устаю благодарить Господа!»

– В Союз художников вы вступили в 2013 году. Но я думала, что всю жизнь писали…

– В 50 лет я начала писать. В юности, конечно, рисовала цветочки на открытках и оформляла всю жизнь газеты.  Желание писать появилось неожиданно. У меня есть пастель «Хурма» 2000 года. Это моя первая работа. Вот история её создания…  Перед гостями на столе лежит хурма, они её не едят. Она не вкусная, вяжет, но красивая, бархатистая.  И вдруг мне кто–то говорит: «Напиши её. Пастелью». Я жду не дождусь, когда уйдут гости, намываю посуду, а потом пишу эту хурму до трёх часов ночи. Ложусь спать и пишу записку мужу: «Посвящаю её тебе». А потом утром проснулась и увидела его ответ: «В Третьяковку!»

Я не устаю благодарить Господа за то, что он подарил эту великолепную возможность. Я работаю секретарём Союза художников, работая не простая, но не на износ. Как ответственный секретарь очень много езжу. На выставки: Казань, Пермь, Йошкар-Ола, Нижний Новгород, Чебоксары…  Постоянные встречи с художниками, новые знакомства, впечатления. Потом появился прекрасный проект «Бузулукский бор». Там и пишу, и работаю.

Вот про художника Филиппа Малявина как интересно получилось. Как мы его возвысили! Раньше ведь люди почти не слышали о нём. А теперь в центре Бузулука стоит памятник. В Красногвардейском районе появилась картинная галерея, названная его именем. В ней выставлены уже более ста наших работ. А ведь что такое бузулукский пленэр? Художники с разных городов: Пенза, Чебоксары, Москва, Вятка, Уфа, Челябинск… Это заслуженные, народные художники.

– Я рассматривала ваши картины на выставке, и возникло ощущение, что вы наслаждаетесь цветом…

– Я могла бы написать всё это по-другому, как многие художники пишут: сдержанно, спокойно, более монохромно. Но мне не хочется этого делать, потому что я себя ощущаю именно так: если это цветы, то должны быть цветы! И самое главное, что я нахожу подтверждение своей правоте в мировой живописи! Надо просто искать гармонию. Иногда  напишешь картину и вроде всё хорошо, но  чувствуешь, что что-то не так. У меня есть картина «Куклы в мастерской». Раньше фон у неё был коричневый, и куклы выглядели на нём спокойными, темноватыми. Я так сначала и хотела оставить. Но, чувствую, не моё видение, не мои куклы! Я развела жёлто-коричневый цвет с белым и переделала фон на жёлтый.

Вы не делаете повторы своих работ. Почему?

– Один раз я только решилась на повтор и не смогла его сделать. Получилась другая картина! Мне вообще жалко времени на повторы. Зачем я их буду делать, когда могу новую работу написать? Время-то убегает…  Нужно многое ещё успеть. Я начала в 50 лет писать, а сейчас мне уже 70…   Я сама не верю в эту цифру!

«Творчество продлевает жизнь»

– Живопись – отдых или работа?

– Иногда эта работа, просто работа. Порой я очень устаю. Тогда могу бокал вина выпить или просто посмотреть телевизор, погулять, полюбоваться цветами…

– Как пишется лучше: на пленэре или в мастерской?

– Мне лучше в мастерской. Всё-таки пленэр – это тяжело. То солнце палит, то мошки, а если в посёлке – прохожие советами замучают. Хотя появился вкус и на пленэре писать. На выставке есть картина «Красные крыши». Я ездила в бор с дочерью. В моем распоряжении было всего три часа – и я справилась!

– Многие люди чувствуют желание что–то делать, но очень боятся решиться. Пугает возраст или то, что может ничего не получиться. Как начать? Как следовать своему вдохновению?

– Я посоветую прийти на мою выставку, посмотреть на работы, которые написаны мною уже после 60 лет. Они поймут, что открывать новое – это прекрасно. Вы продлите свою жизнь. Учёные всего мира пришли к выводу, что после выхода на пенсию человек должен заниматься творческой работой. Во многих странах есть разнообразные кружки для пенсионеров. Умственные способности развивает творчество. Пока есть возможность – делайте! Танцуйте, плетите, вышивайте, пишите стихи – нужно всё попробовать.  Бог подскажет, не оставит вас!

Альбина Кальвина – организатор и участник Всероссийского пленэра в Бузулукском бору имени Филиппа Малявина. С 2013 года – член Союза художников России.  Обладатель губернаторской премии «Оренбургская лира» за 2012 год.

Персональные выставки: «Мир в раме». Актюбинск. Казахстан. «Пастели». Персональная выставка в Российском центре науки и культуры в Непале. Персональная выставка в Хорватии.  Персональная выставка пастелей в Иркутске.

Беседовала Мария Чалкина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top