fbpx

Русский Иван с французским крестом

Про таких, как артиллерист Иван Рябов, говорят: в огне не горит и в воде не тонет. Оренбуржец три раза убегал из фашистского плена, а после четвёртого состоявшегося побега создал партизанский отряд в составе французских сил Cопротивления.

Первые залпы войны уроже­нец Сакмарского района Иван Рябов услышал в городе Остроге Ровенской области Украины. Именно туда была переброшена 109-я мотострелковая дивизия, в которой он служил.

Оперуполно­моченный НКВД старший лейте­нант Рябов воевал с фашистами в Кривине, Шепетовке, Чуднове, Бердичеве. Советские солдаты умело отражали атаки против­ника, вели меткий огонь. Но с каждым днём численный пере­вес фашистов всё больше влиял на ход боёв. В сентябре 1941 года близ города Пирятина Полтав­ской области в ходе кровавой битвы часть красноармейцев, в том числе Рябов, оказалась в окружении.

Сначала из кольца выходи­ли организованно в составе артполка, потом группами и самостоятельно. Наш земляк предусмотрительно сжёг свои документы сотрудника НКВД, а партбилет и удостоверение личности закопал в земляном полу в одном из сельских домов деревни Скибинцы Пирятинско­го района Полтавской области.

Непокорная смелость

Через несколько дней Ря­бова схватили и отправили в лагерь д ля военнопленных в Проскуров. Вот здесь-то и нача­лась настоящая пленная эпопея оренбуржца. В лагерь их эшелон двигался по железной дороге. Рябов убедил товарищей, что советские войска рядом и стоит бежать. Недалеко от Винницы они совершили побег, однако были схвачены немцами.

В мае 1942 года оренбуржца направили в лагерь под Вену. Четверо суток в пути Иван обду­мывал новый план побега, вновь ускользнул от надзирателей и через три дня снова был задер­жан, теперь уже австрийской жандармерией. На проходящем мимо эшелоне его направили в лагерь для военнопленных в город Пон-Саломон на севере Франции. Как бойца, склонного к совершению побега, Рябова перевели в лагерь с усиленным режимом.

Казалось бы, теперь в шахте, под землёй, у оренбуржца не было никаких шансов вырваться из плена. Однако даже в этих условиях он смог совершить тре­тий побег, и снова безуспешный. Теперь его нашли на франко-бельгийской границе и напра­вили в лагерь «Острикур» во французский Либеркур. Вместе с товарищами по несчастью он добывал уголь в забоях.

Можно бесконечно удивлять­ся смекалке и силе духа нашего бойца. Он никогда не опускал рук, каждую минуту придумы­вал сценарий очередного побе­га. В ноябре 1943-го Иван всё же бежал.

Четвёртая попытка оказа­лась успешной. Оренбуржец связался с командованием партизанских отрядов фран­цузского Сопротивления. Ему поручили сформировать два новых партизанских отряда из военнопленных в городах Фрева и Сен-Поль-де-Ванс на севере Франции.

Под руководством Рябова и в контакте с руководством французских сил Сопротивле­ния партизаны выводили из строя оборудование, уничтожа­ли военные немецкие эшелоны, подрывали мосты, разрывали телефонные кабели. Почти год, до открытия второго фронта и прихода американских войск, Иван командовал партизанским отрядом.

Несколько раз Иван Рябов встречался на совещаниях с командиром партизанского отряда в Северной Франции лейтенантом Василием Пориком. Немцы охотились за Пориком с остервенением. Если за выдачу рядового русского партизана они предлагали 5, то за голову Порика все 100 тысяч франков. В июле 1944 года Порика схватили и расстреляли. В 1970 году на советские экраны вышел фильм «Узники Бомона», в котором представлены эпизоды из жизни Ивана Рябова и Василия Порика.

После высадки амери­канцев Рябов представлял совет­скую миссию по репатриации советских граждан во француз­ском Ардуазе. В Советский Союз он вернулся только в сентябре 1945 года вместе с эшелоном ре­патриированных военнослужа­щих.

Побывавших в немецком плену часто отправляли в лагеря как изменников родины. Однако Иван Васильевич избежал этой участи. Находясь в фашистском плену, оренбуржец скрыл своё служебное положение в рядах Красной армии, называл себя Александром Колесниковым.

За организацию и руководство советскими партизанскими отрядами во Франции как профессиональному боевому командиру, организатору военный губернатор Парижа, бывший командующий французскими войсками внутреннего сопротивления корпусный генерал Кёниг объявил Ивану Рябову благодарность с вручением Военного креста с серебряной звездой.

В январе 1946 года в «Заклю­чении рассмотрения материа­лов учётного дела на бывшего в немецком плену Рябова Ивана Васильевича» указано, что «…в процессе фильтрации компро­метирующих материалов на Рябова И.В. по состоянию на 8 января 1946 года не получено и по розыску агентуры против­ника, изменников Родине и предателей не проходит…».

Рябова не только не при­влекли к ответственности, но и направили для прохождения военной службы в распоряжение командования 14-й запасной стрелковой дивизии в Вышний Волочёк, где он пробыл до осени 1946 года.

Бессмертие в награду

В народе говорят, что геро­ями не рождаются. Могли ли родители Ивана, простые кре­стьяне, предположить, что их сын станет образцом мужества не только в своей стране, но и в далёкой Франции?

До войны Ваня ничем не от­личался от сверстников: учился в начальной и 8-летней школе села Сакмара, окончил техникум механизации сельского хозяй­ства в Чкалове.

В 1931 году его призвали в армию. Служил во 2-м Ленин­градском военном артиллерий­ском училище в команде об­служивания. Однако уже тогда армейское руководство замети­ло лидерские качества Ивана: в 1936 году его, 27-летнего парня, назначили командиром взвода управления и огня. Также он командовал батареей 58-го тя­жёлого артиллерийского полка, а позже стал служить в структу­рах НКВД.

Пройдя все круги фашист­ского ада, старший лейтенант Рябов после демобилизации вернулся в родную Архиповку Сакмарского района. До вы ­хода на пенсию осенью в 1969 году он работал учителем в средней школе.

По воспоми­наниям учеников, Иван Васильевич никогда не кичился своими военными достиже­ниями, но о фронтовых днях рассказывал.

15 января 1984 года Ивана Ря­бова не стало. С тех пор прошло уже больше трёх десятилетий, но в Архиповке по-прежнему чтут имя своего героя. В 2014-м на его могиле торжественно открыли памятник, а через год на стене здания Архиповской средней школы установили ме­мориальную доску.

Советским командовани­ем бывший сот рудник НКВД, Смерша ни разу не поощрялся, поэтому руководство и ветераны Управления ФСБ России по 31-й ракетной армии в честь 75-летия Великой Победы выступили с предложением отметить Ивана Рябова государственной награ­дой посмертно.

Регалии предложено пере­дать детям героя: сыновьям Владимиру из Оренбурга, Петру из Североморска и дочери Ека­терине, которая сейчас живёт в Воронеже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top