fbpx

Не пропустите депрессию

10 октября в мире отметили День психического здоровья. Депрессия по количеству дней нетрудоспособности вышла чуть ли не на первое место, обогнав сердечно-сосудистые заболевания. О том, что такое депрессия, как и где лечится, говорим с клиническим психологом Оренбургской областной клинической психиатрической больницы № 1 Анной Журавлёвой.

Анна Журавлёва работает клиническим психологом 20 лет. Она уверена в том, что успешное психоэмоциональное состояние человека зависит, прежде всего, от его медицинской грамотности и информированности.

Анна Игоревна, депрес­сией люди называют самые разные состояния. Кто-то при­числяет сюда обычное груст­ное настроение, а у кого-то дело доходит до того, что нет сил ходить на работу, общать­ся с людьми. По статистике, депрессией в России страдает каждый десятый житель. Есть ли чёткие признаки болезни?

– Да, люди не всегда чётко представляют, что такое депрес­сия. Вот основные симптомы, которые человек в состоянии заметить самостоятельно:

– нарушение сна,

– изменение аппетита,

– сосредоточенность на мрачных мыслях,

– трудность с запоминанием информации,

– не хочется жить.

Самой опасной является по­следняя позиция – тут сразу нужно обращаться за помощью к специалисту: психологу, пси­хотерапевту, психиатру. Если вблизи расположен психоневро­логический диспансер, то можно прийти и туда. Врачи не откажут в помощи. В зависимости от состояния проконсультируют, подскажут адрес бесплатной психологической помощи или предложат госпитализацию.

Возможно, такое состояние будет единичным эпизодом и после оказания помощи никог­да в жизни не повторится. Это, конечно, не психиатрический диагноз. В каких-то случаях, бывает, депрессия приобретает хроническое течение, особенно если её долго не лечить. Тогда это наше заболевание.

– Несмотря на то что мир быстро меняется, в нашем об­ществе до сих пор слова «пси­хиатр», «психотерапевт» и «пси­холог» имеют резко негативную окраску. Ассоциируются с ум­ственной отсталостью, эмоциональной неуравновешен­ностью, угрозой для общества.

Люди, опасаясь ярлыков и огла­ски, мучаются годами со своим недугом. Порой рушится семей­ная жизнь, человек остаётся без любимой работы. И всё из-за того, что в нашем государстве, по сути дела, пациенты с психиатрическим диагнозом почти никак не защищены.

Взять для примера хотя бы ситуацию с больничным листом. Адрес психиатрического стационара указывается в обязательном порядке, ведь так?

– Адрес указывается, но диа­гноз не ставится.

– Согласитесь, что уже од­ного только адреса вполне до­статочно, чтобы работодатель задумался: а нужен ли ему такой сотрудник?

– Не обязательно брать именно больничный лист. Че­ловек может взять несколько дней за свой счёт, оформить очередной отпуск. Если уже все выходные дни исчерпаны, то, согласна, остаётся только боль­ничный лист. Но и здесь человек защищён: по закону никто не имеет права его уволить, если он лежал в нашем стационаре.

– Анна Игоревна, вы говори­те об идеальной ситуации: как должно быть. А реальность дру­гая. Все мы понимаем, что у ра­ботодателя есть масса способов для того, чтобы избавиться от сотрудника с психическими про­блемами. А это, в свою очередь, снова приведёт к депрессии.

– Нужно понимать, что депрессия – не тяжёлое психиче­ское заболевание. Оно больше относится к эмоциональной сфере, и после пролечивания наступает длительная ремиссия, возможно, на всю жизнь. Из сво­ей 20-летней психологической практики я не знаю ни одного случая, когда бы пациент после перенесённой депрессии стал нежелательным сотрудником.

Конечно, многое зависит от отношений внутри коллектива. Если человека уважают и ценят, если он приносит пользу пред­приятию, скорее всего, никто его трогать не станет.

– Увеличилось ли в вашей больнице количество больных в связи с пандемией?

– Нет. Возможно, это свя­зано с тем, что в Оренбурге и по области хорошо отлажена экстренная психологическая помощь, работает телефон до­верия – (3532) 32-73-27. Номер размещён на сайтах школ, это нас очень радует. Надеемся, что его вывесят ещё и на видных местах в поликлиниках.

Также проводятся онлайн-консультации специалистов кризисного психологического центра для детей и подростков «Компас», куда могут обращать­ся жители со всей области.

Есть в Оренбурге центр се­мейной психотерапии на Пролетарской, 153. Недавно мы стали использовать такую форму работы, как выезд специалиста на дом. Пока мы выезжаем только к детям. До пандемии организо­вывали врачебные десанты в от­далённые сёла. И, знаете, люди очень охотно шли на консульта­цию. Приходили и с маленькими детьми, и с подростками.

Эффект от всего комплекса мер весьма ощутимый. Измеряется он в человеческих жизнях. Да-да, именно такова цена ра­боты психологов и психотера­певтов. Нужно понимать, что в запущенных случаях депрессия приводит к роковым послед­ствиям. Так вот, за последний год таких случаев в Оренбуржье стало в 3 раза меньше.

– Анна Игоревна, почему с депрессией нужно обращаться именно к специалисту, а не к матери или подруге?

– Во-первых, родственники и друзья не смогут объективно отнестись к вашим словам и поступкам, то есть посмотреть на вас как бы со стороны. Во-вторых, не смогут оценить сте­пень тревожности. Советы на­ших близких обычно сводятся к одному: не кисни, не вешай нос, возьми себя в руки.

По-своему, по-житейски род­ные люди, конечно, хотят таким образом поддержать человека. Но в реальности это звучит как обе­сценивание его переживаний и страхов. Облегчения не наступает.

И потом, длительный кон­такт с человеком, находящимся в состоянии депрессии, в конце концов отрицательно скажется и на психике близких. Специалист же обучен общаться так, что­бы защититься от негативного воздействия. Помощь челове­ку с депрессией он оказывает так же квалифицированно, как кардиолог лечит сердечника, а эндокринолог – диабетика.

Другое дело, что между вра­чом и пациентом должен устано­виться контакт и доверительные отношения. Большое значение имеет личность специалиста. Поэтому, как и при любом дру­гом заболевании, стоит искать, что называется, своего врача, с кем вы будете идти рука об руку и противостоять болезни.

– Почему депрессия на зем­ном шаре стала своеобразной пандемией? И почему один человек на протяжении всей жизни остаётся оптимистом и заражает окружающих позити­вом, а другой унывает и доходит до психического заболевания?

– Ускорение ритма жизни, возрастание количества инфор­мационных потоков, нестабиль­ность в политике и экономике, – всё это приводит к стрессам и тревожности. Мозг человека не успевает адаптироваться ко всем изменениям.

В результате те, кто имеет на­следственную предрасположен­ность, испытывают депрессию. Наследственный фактор играет основную роль. Также сказыва­ется эмоциональная атмосфера в семье, в трудовом коллективе.

– А здоровый образ жизни? Имеет он цену в этом вопросе?

– Безусловно. Рациональное питание, адекватные физиче­ские нагрузки на свежем воз­духе, режим труда и отдыха, – всё это помогает человеку на­ходиться в хорошей физической и психоэмоциональной форме. Но, согласитесь, для того чтобы постоянно заниматься этим, должен быть мотив, цель в жиз­ни. Если они потеряны, задача врача и пациента – вернуть их.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top