Аристотель и Шахерезада

Под Оренбургом живёт семья редкой национальности – талыши.

Если верить справочникам, то по всему миру талышей насчитывается всего-то около 200 тысяч человек. Однако в областном центре и его пригороде обосновалось большое семейство представителей этого этноса.

В ожидании сказки

В Нежинке Оренбургского района семью Ибрагимовых знают хорошо. Отзываются с уважением. Главу семейства, более 20 лет прослужившего в милиции, приглашают в здешнюю школу побеседовать с ребятнёй о патриотизме на уроках Мужества. Его супругу, которая работает помощником воспитателя в детском садике, здешние женщины ценят за кулинарный талант. Шахерезада любит готовить и угощать коллег своими вкусняшками.

– На самом деле её зовут Шахзада, но все называют её Шахерезадой, особенно дети, наверное, так привычнее для русского уха, а может, хотят, чтобы она сказку рассказала, – улыбается супруг.

У него, кстати, имя тоже запоминающееся и редкое даже для талышей – Арастун, что означает Аристотель! Друзья и сослуживцы, вместе с которыми он прошёл Чечню, называют его Алик.

Что за народ талыши, каков их менталитет, можно судить по некоторым эпизодам биографии Арастуна. Например, во время второй командировки в Чечню для наведения конституционного порядка он был назначен командиром взвода сводного отряда.

– Перед отправкой к нам подошла психолог и стала говорить, мол, ребята, берегите себя, не высовывайтесь, помните, дома вас ждут дети, – вспоминает он. – Я ей и сказал, мол, что же это за настрой для бойцов! Если в тебя стреляют – надо стрелять, а не прятаться! А будешь беречь себя – подставишь товарищей! В итоге она нажаловалась руководству и меня отстранили от командования взводом.

Однажды ему случайно довелось прочитать результаты психологического заключения о своём характере – нетерпим к несправедливости, в критической ситуации склонен пожертвовать собой.

– Тылыши народ мирный, – говорит он. – Исторически мы никогда не были под арабским игом в отличие от населения других азербайджанских земель. – В национальном костюме талышей оружия нет, хотя для горских народов кинжал – обязательный элемент мужского костюма. В своё время мы даже ислам приняли добровольно.

За справедливость

Но в обиду себя талыш не даст. Например, в 2004 году Ибрагимова несправедливо уволили из органов. Он в то время учился на юриста в вузе, подал рапорт на отпуск, чтобы сдать очередную сессию, получил подпись руководства. А когда вернулся, его поставили перед фактом: уволен «за грубое нарушение дисциплины». Подписанный рапорт куда-то подевался, а начальник сказал, мол, ничего я не подписывал и никуда тебя не отпускал. Восемь месяцев Арастун добивался правды и добился! Суд его восстановил на рабочем месте, и за все 8 месяцев ему выплатили зарплату, как если бы он продолжал работать!

– Парни, коллеги мои, так обрадовались, обнимали меня с криками «Алик вернулся!»

Арастун прослужил в органах ещё 5 лет. В 2009 году в звании майора вышел на пенсию. Говорит, работал бы и дальше, да в тот период шли большие сокращения в системе МВД. Многие опытные спецы вышли в отставку, с пенсией, с почётом, но остались без работы. Арастун нашёл чем заработать – он занимается переводами с азербайджанского, в основном юридических текстов. Талышский от азербайджанского отличается сильно, так как относится не к тюркским языкам, а к иранской языковой группе. В семье Ибрагимовых говорят на обоих.

– У меня отец – талыш, а мама азербайджанка, – рассказывает Арастун. – А супруга чистокровная талышка. Все мои братья в жёны взяли талышек.

У талышей исконно многодетные семьи. Например, Шахзада младшая из 6 детей, а у родителей Арастуна 4 сына и 7 дочерей.

– Маму в 1984 году наградили как мать-героиню, – с гордостью говорит он. – Указом Верховного Совета, за подписью Брежнева.

Мама Арастуна живёт вместе с его семьёй. У талышей так принято, чтобы родители в старости жили не с зятьями, а с сыновьями.

На историческую родину в Масаллинский район Азербайджана Арастун раз в год вывозит всю семью, чтобы дети не забывали корней. Часть родни осталась там, часть – перебралась в Оренбуржье.

Соображать надо быстро

Но что связывает талышей с нашим степным краем? Как они вообще тут оказались?

– Ещё дед мой тут служил перед войной, в Донгузе Чкаловской области, – поясняет Арастун. – А потом и я здесь проходил срочную службу, да так и остался, живу тут с 1986 года.

Степь и горы подходят друг другу больше, чем, например, степь и море, философствует талышский Аристотель. Там, где климат суровый, решения надо принимать быстро, долго раскачиваться некогда.

И хотя в талышском регионе Азербайджана климат субтропический (там хорошо растут лимоны, мандарины, апельсины, гранаты и даже чай), Арастун видит много общего в менталитете талышей и оренбуржцев.

– Наши национальные традиции во многом похожи на казачьи, – продолжает он. – Например, береги честь смолоду, сам погибай, а товарища выручай, казак сказал – казак сделал! Так что нам в Оренбуржье очень комфортно, потому большинство сестёр и братьев с семьями сюда и перебрались.

У Арастуна три сына. Рауфу – 28, он первый помощник отца в строительстве нового дома. 17-летний Нурлан учится в колледже на юриста. Пейману 15, однако уже прошёл специальные курсы при ОГУ и считается сертифицированным компьютерщиком-программистом.

– Мальчишек надо держать в строгости, не жалеть, приучать к трудностям, чтобы росли самостоятельными, – рассуждает глава семьи. – У талышей есть поговорка: «если солнце встало, а мужчина ещё в постели, значит, он умер». Мужчина должен вставать раньше солнца! Если я занят стройкой, сыновья должны помогать. У нас в семье правило – повышать голос имею право только я.

Чтобы голова не болела

Ответственный момент в жизни любого талыша – выбор будущей жены. От традиции, что пару своему повзрослевшему ребёнку подбирают родители, талыши постепенно отказываются. Жениться надо на той, которую полюбил, однако предварительно о невесте собирается информация – из какой семьи, с какой репутацией. До свадьбы жених и невеста могут встречаться только под присмотром старших.

– Мы с Шахзадой виделись, когда золото ей покупали, и почти не разговаривали, – вспоминает молодость Арастун. – По обычаю жених должен подарить невесте браслеты, серьги, кольца, цепочки. И вот мы набрали украшений, и оказалось, что мне не хватает сколько-то копеек их оплатить. Шахзада мне добавила. Я говорю: «И сколько я тебе за это должен?». Она так хитро улыбнулась: «Всю жизнь».

  Развод талыши воспринимают как нечто чрезвычайное, когда «земля и небо трясутся». Потому родители стараются создать максимально благоприятные условия для жизни молодых вплоть до покупки им квартиры и всей обстановки в неё.

– 80 процентов супружеских ссор – из-за материальных проблем, – уверен Арастун. – А что хорошего ждать от отношений, если над молодыми висит ипотека и кредиты на холодильник и мебель? Поэтому у нас такой обычай: родители полностью обеспечивают молодожёнов всем, чтобы у них голова ни о чём не болела. Их дело – рожать и растить собственных детей, а когда они вырастут, позаботиться таким же образом и об их будущем.

  Мальчикам с детства внушают, что они – добытчики. Жена, если захочет, может работать, но не в ущерб обязанностям хозяйки и матери. Мама Арастуна, например, всю жизнь работала в совхозе на чайной плантации, несмотря на то, что растила 11 детей. Отец был трактористом.

Ещё один обычай талышей – фамилия берётся по имени деда. Дед Арастуна Сулейман Ибрагимович Шишаханов. Значит, уже Арастун должен был быть не Ибрагимовым, а Сулеймановым. Но в наш век глобализации многие обычаи уходят в прошлое. Например, предки Арастуна веками не снимались с талышских земель, а его поколение к смене места жительства относится уже более легко.

Кстати, Сулейман Ибрагимович – участник Великой Отечественной войны, воевал в войсках ПВО. С фронта вернулся живым. В 1941 году его батарея стояла под Харьковом. Один сослуживец узбек был сильно ранен в бою, потерял обе ноги. Командир поручил Сулейману сопроводить его в Ташкент к семье.

– Дед вспоминал, как узбек переживал, что он теперь калека, но семья его приняла с огромной радостью, пусть без ног – зато живой! – вздыхает Арастун. – Благодаря этому поручению дедушка Сулейман и остался в живых. Когда он вернулся, то узнал, что его батарея была полностью разбита врагом, все погибли.

Портрет Сулеймана Ибрагимовича потомки с гордостью несут в рядах Бессмертного полка по улицам Оренбурга. Не забывают и других талышей-героев, воевавших в годы Великой Отечественной. В прошлом году, например, Арастун нёс портрет дважды Героя Советского Союза, генерал-майора танковых войск Ази Асланова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: