fbpx

Кто виноват? Ты сам

Оренбуржье не первый раз занимает в стране пятое место по поражённости населения вирусом иммунодефицита. С каждым годом число людей с этим диагнозом в нашем регионе растёт. Кто рискует заразиться больше других? Из-за чего не удаётся остановить эпидемию? Почему каждый из нас одновременно и защищён от ВИЧ, и уязвим перед ним?

Сегодня 74 процента ВИЧ-инфицированных – работающие люди молодого и среднего возраста, про которых в ином случае уместно было бы сказать, что они в полном расцвете сил…

 

Аксакалы те ещё

Врач по гигиеническому вос­питанию Оренбургской област­ной клинической инфекционной больницы (ООКИБ) Ирина Жу­равлёва эмоциональна. Разговор получается резким, горячим. Трудно оставаться равнодушной, когда всеми способами пред­упреждаешь и информируешь людей, но видишь, что слова оста­ются неуслышанными. Угрозы за­ражения ВИЧ люди не соотносят с собой.

– Часто выступаю перед раз­ными аудиториями. Вот сидит передо мной человек восемьде­сят здоровых заводчан и почти в унисон говорят: «Заражают ВИЧ в больницах». Откуда у них это ложное видение ситуации? С того момента, как вирус иммунодефи­цита появился в области, у нас за­регистрировано лишь около пяти случаев заражения при перелива­нии крови. Все они произошли в начале 2000-х. В этом году 76,8 процента от всех пополнивших ряды ВИЧ-инфицированных поймали вирус в постели. На 3 процента больше, чем в 2015-м, – рассказывает Журавлёва.

ВИЧ-инфекция стала «прикро­ватным способом» подбираться даже к представителям пенсион­ного возраста. По словам Ирины Владимировны, недавно обнару­жили ВИЧ у 82-летнего. Способ заражения тот же – половой.

Вслед за Ириной Владимиров­ной эту тенденцию подмечают и другие специалисты.

– В этом году положительный анализ получила на руки 78-лет­няя бабушка. Дважды перепро­веряли, думали, что ошиблись. Но нет, любви, как говорится, все возрасты покорны, – заключает Людмила Табанакова, заведую­щая филиалом ООКИБ «Бузу­лукский центр профилактики и борьбы со СПИД».

Но, несмотря на сохра­няющуюся эпидемиоло­гическую обстановку, есть повод и для ра­дости. Меньше стали заражаться лица от 15 до 20 лет. Правда, и тут специалистам приходится сталкиваться с редкостной, нет, не безграмотностью – безалаберностью.

– Вчера только беседовал с двумя юношами. Пришли обсле­доваться после секса с девушкой. Слышали когда-то, что у неё ВИЧ, и вот решили провериться. Я спрашиваю: зачем спали с ней, если предполагали, что она мо­жет быть инфицирована? Мол­чат. Понимаете, рефлекс защиты у людей не срабатывает! – гово­рит Василий Кретов, заведующий филиалом ООКИБ «Шарлыкский центр профилактики и борьбы со СПИД».

 

Как заражаются в районах?

– Мы вроде всё делаем, а люди не слышат, – буквально повторяет слова своей оренбургской коллеги Кретов.

Он курирует север­ную зону Оренбуржья. Пять районов, из кото­рых самый неблагополуч­ный по ВИЧ – Абдулинский, а самый безопасный – По­номарёвский.

– Там всего 9 процентов за­разившихся в результате приёма наркотиков. Зато актуальна проблема алкоголизма, так что тем же ВИЧ заражаются в пья­ном угаре. Вообще же, именно в Пономарёвском «положи­тельных» проживает меньше, чем в других районах и городах области. Всего 35 человек. В Орске, например, заражено 3 процента населения, – говорит Василий Иванович и обращает внимание на следующий факт: – Бывают и осознанные случаи заражения ВИЧ. То есть человек знает о своём заболевании и необходимых мерах предосто­рожности, но ничего не делает, чтобы не инфицировать других.

Вот недавно в Абдулине при­ходит ко мне женщина. Хочет обследоваться. Объясняет это тем, что муж странно себя ведёт, постоянно по больницам ездит. Спрашиваю фамилию и пони­маю, что он у нас уже шесть лет на учёте стоит. Жене ни о чём не сказал…

На днях в Матве­евском районе беседовал с нашей пациенткой. При­ехал по звонку её мужа. Тот пожаловался, что она ни в какую не соглаша­ется использовать презер­вативы. Я ей объяснил, что даже при низкой вирусной нагрузке можно заразить партнёра.

Так что в прак­тике абсолютно разные случаи бывают.

И ладно эта семья хотя бы про­двинутая, знающая об особенностях вируса. Чаще всего приходится иметь дело с социально неблагополучными и малограмотными людь­ми. Спрашиваю сельчани­на: «Ты зачем к ней пошёл, зная, что у неё ВИЧ?» А он: «У неё весело, выпил да и забыл, что она больна». А потом-то, изменив, он к жене вернулся, которой ничего не сказал. И вот у нас ещё два новых случая заболевания.

 

Что дальше? Решать самим

При этом Василий Ива­нович утверждает, что есть рычаги по сдержи­ванию распростране­ния эпидемии. Один из них – обеспече­ние всех пациен­тов лечением.

– Почему в северной зоне обла­сти самый низкий уро­вень зараже­ния населения ВИЧ? А наши по­казатели в 3,3 раза лучше средних об­ластных? Потому что ан­тиретровирусную терапию получает до 82 процентов больных. Вирус в их крови сни­жен, и пациенты менее зараз­ны. Если обеспечить лечением всех, то и риск инфицирования будет снижен, – уверен Кретов. Правда, тут же вспоминает, как одна женщина призналась ему, что во время беременности не принимала препараты, не веря, что у неё ВИЧ. Родила больного ребёнка. Кается теперь, но что толку?

Вот и Людмила Табанакова, курирующая западную зону об­ласти, признаёт, что пациенты иногда бросают лечение. Потом с ухудшением приходят в центр, и им уже надо менять схему, по-другому комбинировать пре­параты.

ВИЧ-инфекция стала такой же банальной болезнью, как коклюш или пневмония. Правда, с куда более тяжёлыми последствиями. Но и тут не стоит паниковать. Кто получает лечение, защищён от СПИДа.

На сегодня проблем с лекарствами нет. В этом году, например, государством выде­лено 60 миллиардов на борьбу с эпидемией. Препаратами боль­ные обеспечиваются бесплатно. Тут, скорее, проблема в том, что есть те, кто отказывается их при­нимать, руководствуясь разными причинами. Ничего, кроме вреда, это не приносит, а огромные деньги, выделенные страной на импортные медицинские сред­ства, оказываются выброшенны­ми на ветер.

И получается, что не остаётся ничего, кроме как призывать всех к личной ответственности… Остановить эпидемию можем только мы сами, не позволив ни­кому нас заразить. Мы не те 336 малышей, родившихся в области с ВИЧ. У них выбора не было: их инфицированные матери отка­зывались принимать препараты, иначе подарили бы миру здоро­вых детей.

Так или иначе, но вирус им­мунодефицита, даже поражая людей, оставляет им шанс рожать здоровых крох, жить, не пред­ставляя собой опасности для окружающих. Насколько человек будет долго и хорошо жить, за­висит опять же от его личного выбора.

Не молчите – кричите! 

Елена Шастина, руководитель АНО по профилактике социально значимых забо­леваний «Новая жизнь»:

– Орск – один из самых поражённых ВИЧ городов в России. В прошлом году каждый 33-й орчанин имел «положительный статус». В Оренбурге инфицирован каждый 55-й житель.

По официальным данным, в области про­живает около 20 тысяч ВИЧ-инфицированных и везде говорят только про эти 20 тысяч. Будто забывают, что за время эпидемии (эпидемиологическая обстановка объявлена в Оренбуржье в 1998 году) на территории региона зафиксировано почти сорок тысяч положительных анализов на ВИЧ.

Думаю, что если бы люди знали реальные цифры, то были бы осторожнее. Нужно кричать об этом. Привлекать внимание. Сейчас большая проблема в том, что ВИЧ стремительно, как лес­ной пожар, передаётся половым путём. В сознании же людей эта болезнь осталась асоциальной. Никому не приходит в голову, что ухоженный и образованный человек может быть носителем ВИЧ.

К нам в центр обращаются с ВИЧ разные люди. В основном молодые и грамотные.

Недавно появилась девушка. Такая яркая, красивая. Приходит, садится и слова сказать не может – плачет только. От стыда и страха, что окружающие узнают о её заболе­вании.

Проблема терпимости к людям с ВИЧ – отдельная тема… почти все пациенты с этим диагнозом боятся раскрыться. Живут в стрессе. Результат проведённого нами опроса показал, что 40 процентов респондентов, зная, как передаётся ВИЧ, всё равно не сядут обедать рядом с «положительным». 54 процента не станут покупать продукты в магазине, если узнают, что продавец инфицирован.

Запомните, от ВИЧ не застрахован никто. Можно идеально себя вести и быть высоконравственным человеком, но всё равно инфицироваться. Если это произошло с вами, помните, что жизнь не закончилась. Узнайте всё о лечении. С ВИЧ при условии тера­пии рождаются здоровые дети. Не слушайте «спид-диссидентов», отрицающих это заболевание. Вы так потеряете здоровье и силы.

 

Полина Кузаева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: