fbpx

Шёл, упал. А где очнулся?

Сидя на бордюре, двое потерявших человеческий облик мужчин распивали спиртное из пластмассовых стаканчиков. Третья собутыльница спала рядом, вытянувшись на лавочке. Был субботний день. Около торгового дома «Конкордия» по проспекту Парковому областного центра многолюдно. Мимо спешили горожане за покупками, стараясь подальше обойти отдыхающих. Большая бездомная собака подошла к спящей и стала её обнюхивать. Взрослые оборачивались, дети хихикали.

Грустная и неприятная картина. Но как и чем её «стереть»? Куда убирать с улиц пьяниц? И кто этим будет заниматься?

Россия – в шестёрке самых пьющих стран

Россия заняла шестое место среди самых пьющих стран по итогам прошлого года. Россияне в среднем употребляют около 15 литров алкоголя в год на че­ловека, при этом предпочитают крепкие спиртные напитки, по­этому пьют с большим риском для жизни и здоровья.

В западных странах пьяных просто отвозят домой, при­чём делают это полицейские, в крайнем случае их доставляют в больницы, а дебоширов – в по­лицейский участок. Так, напри­мер,

в Германии при полиции есть «вытрезвительная клетка» с постелью и душем, где пред­ложат чай, дадут лекарство, но обязательно и выпишут штраф.

У нас же нетрезвые люди доставляются в обычные меди­цинские учреждения, при этом более 90 процентов из них не нуждаются в стационарной медпомощи и вмешательстве врачей. Более того, своим агрес­сивным поведением они мешают работе приёмных отделений. Так, в медсанчасти Самары пья­ный рыбак выкрал у соседа по палате нож и набросился с ним на врачей, одному из них он на­нёс три удара. Медика спасло лишь то, что он сразу получил неотложную помощь.

Полиция тоже не должна оставаться в стороне

Пять лет назад закрытие вы­трезвителей мотивировали тем, что нужно освободить полицию от несвойственных ей функций и улучшить качество медицин­ской помощи тем, у кого на фоне алкоголя возникли серьёзные проблемы со здоровьем. А ведь по сути подобранные на улице перепившие люди – это наруши­тели общественного порядка, и логично, что заниматься ими должна полиция и лишь в слу­чаях алкогольной интоксикации – врачи.

Так стоит ли возрождать вы­трезвители и в каком виде они должны быть, обсуждали пред­ставители различных структур в формате круглого стола в на­шей редакции. Данный вопрос поднимался и на федеральном уровне.

– Вопрос актуальный, но очень сложный, – считает член Общественного совета УВД Оренбургской области Марина Быстрова.

– Общественный совет при МВД России уже вы­ступал в прошлом году с иници­ативой вернуть вытрезвители и закрепить их за Минздравом.

Я полностью поддерживаю эту  идею. Конечно, полиция при этом тоже не должна оставаться в стороне, особенно если пьяный человек лежит на улице зимой. Надо обязательно реагировать в таких ситуациях, отвозить его в медицинское учреждение. Но чтобы не возникало никаких конфликтов на почве того, кто за что ответственен, необходимо законодательно урегулировать этот вопрос.

Не можешь – не пей

Правительственная комиссия предложила органам исполни­тельной власти организовать подобные учреждения в горо­дах с численностью 100 тысяч и более человек. Но источник финансирования вытрезвителей не определён, значит, ещё неиз­вестно, кто будет исполнителем. А этот вопрос для полицейских и медиков очень важен, когда дело касается пьяных клиентов.

Общественность же больше волнует, что будут представлять собой эти учреждения, ведь вряд ли кому-то хочется возвращаться к тому, что было.

Однозначно, что алкоголизм – это болезнь и лечить больного нужно в медицинском учрежде­нии, но человек (в том числе и пьяный) должен нести полную ответственность за свои поступ­ки, слова. А нахождение, тем более неадекватное поведение, в общественном месте в состо­янии алкогольного опьянения, как и распитие спиртных на­питков, должно наказываться по закону. А это уже дело полиции.

Но заниматься этой пробле­мой необходимо и ради спасения самих выпивох, и ради безопас­ности окружающих, и ради вос­питания будущего поколения. А сегодня больно смотреть на играющих детей и подростков в скверах, во дворах в окружении компаний с пивом. Дети всё это наблюдают, привыкают, и никакая воспитательная работа не переубедит их, что это плохо.

На днях наблюдала такую картину. Через открытое окно на шестом этаже мужчина солид­ного возраста спускал верёвку с привязанным к ней пакетом. Внизу стоял, видимо, его знако­мый, который достал из спущен­ного мешка деньги и положил туда бутылку водки. Поднимая покупку, житель многоэтажки всё время со страхом оборачи­вался в квартиру, будто боялся разоблачения. Предположу, что пить эту водку он тоже собирал­ся по-тихому, втайне от своей семьи. Наверняка, он уже не раз слышал в свой адрес, что скаты­вается в пропасть алкоголизма, и имел массу проблем из-за вод­ки. И жив и относительно здоров он пока только потому, что есть кому его закрывать. Таким го­ворят: не можешь пить – не пей. Но одними уговорами проблемы не решить.

Поэтому умирают в расцве­те сил, становятся инвалидами совсем молодые люди, а вокруг всё продолжаются дебаты. Кто должен нести ответственность за пьяных людей на улице? Как их спасти и за чей счёт?

 

Комментарии

 

Павел САМСОНОВ, вице-губернатор, заместитель председателя правитель­ства Оренбургской области по социаль­ной политике:

– Вопрос создания подобных учрежде­ний в Оренбургской области изучается. Законодательством не определены порядок организации безопасности медицинского персонала, полномочия медиков и поли­ции в этом вопросе, равно как и порядок недобровольной помощи гражданам, под­вергшимся алкогольной интоксикации.

На сегодняшний день в области создана система оказания ме­дицинской помощи таким лицам в областном наркологическом диспансере и в общесоматических медицинских организациях при отравлениях средней тяжести, в отделениях реанимации – при тяжёлом отравлении алкоголем. Вместе с тем в соответствии с це­лым рядом федеральных законов субъекты РФ и исполнительные комитеты муниципальных образований наделены достаточными полномочиями для создания учреждений, где может оказываться помощь, в том числе и медицинская, лицам в состоянии опьяне­ния. Но

источник финансирования пока не определён.

В настоящее время межведомственной рабочей группой про­рабатывается вопрос о необходимости и законности создания на муниципальном уровне такого специализированного учреждения. Был изучен опыт по созданию и организации их работы в других субъектах РФ. Сейчас рабочей группой уже определяются объёмы финансового обеспечения, штатная численность, подбирается по­мещение и разрабатываются проекты нормативно-правовой базы.

 

 Владимир КАРПЕЦ, главный врач Оренбург­ского областного клинического наркологиче­ского диспансера:

– По закону мы не можем забирать себе людей, не нуждающихся в помощи, ведь это нецелевое использование государственных средств. Такая обязанность нигде не прописана и среди функций системы МВД.

Просто у нас есть понимание, что этим всё равно кто-то должен заниматься, ведь в состоянии опьяне­ния, находясь на улице, такие люди могут причинить вред как себе, так и окружающим.

Сейчас в некоторых регионах уже начали созда­вать специализированные муниципальные автономные учреждения для содержания и ухода за такими лицами. Но речь идёт о тех областях, где на это выделены деньги, ведь среди таких людей много безработных и лиц без определённого места жительства, которые не смогут расплатиться за эти услуги. За весь прошлый год по области только 10 процентов при­везённых с улицы нетрезвых людей действительно нуждались в помощи.

Правительство Оренбургской области поставило задачу перед муни­ципальными образованиями осуществить расчёт расходов на открытие учреждений, куда будут привозить лиц в состоянии опьянения. В Орен­бурге такое помещение должно быть рассчитано на шесть-семь коек, в Орске – на десять, в Бузулуке – на пять. Кого куда везти – в больницу или в специализированное учреждение, будут решать сотрудники скорой по­мощи. Но остаётся открытым вопрос, откуда брать деньги. Если исходить из опыта соседей – Татарии, Башкирии, где уже функционируют такие учреждения, на их годовое содержание требуется около 4,5 миллиона рублей.

Cветлана ЛИСИЦКАЯ, заместитель главного вра­ча по медицинской части ГБУЗ «Клиническая стан­ция скорой медицинской помощи» Оренбурга:

– Около 50 процентов ежедневно поступающих к нам звонков сводятся к тому, что где-нибудь на ули­це лежит пьяный человек. На самом деле по большей части это люди, которым стало плохо – закружи­лась голова, потеряли сознание из-за ухудшения в состоянии здоровья. И только 20 – 30 процентов действительно те, кто находится под воздействием алкоголя, но не нуждается в медицинской по­мощи, это просто лица без определённого места жительства.

Если есть вероятность того, что этот человек упал, получил какую-то травму – сотрясение мозга или обморожение, мы отвозим его в больницу име­ни Пирогова или в 4-ю городскую больницу. Если сильное алкогольное опьянение, то в наркологию. Но в основном медицинская помощь не требуется. Как нам быть в таком случае?

Ведь даже если мы его возьмём, по закону ни одна больница его у нас не примет. Приходится вызывать сотрудников полиции и по приезде начинается спор, что и кто должен делать с этим человеком. С одной стороны, он нарушитель обще­ственного порядка, но с другой – сотрудников пра­воохранительных органов тоже надо понять: они боятся, что его самочувствие может ухудшиться.

Вопрос обязательно нужно решать и приду­мывать здесь нечего, ведь были же раньше вы­трезвители, можно использовать ту же систему, организовать койки наблюдения. Главное, не возлагать ответственность только на медиков или только на полицейских. Это должно быть межве­домственное учреждение, кроме того, возможно подключить волонтёров.

Конечно, на всё нужны деньги, но клиенты таких учреждений могли бы заниматься обще­ственными работами и тем самым окупать своё пребывание в них.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: