В Оренбуржье пересчитали уток

Союз охраны птиц России уже не в первый раз проводит акцию «Серая Шейка», чтобы понять, сколько водоплавающих остались в зиму на незамерзающих водоёмах.

Всероссийская перепись утиного населения прошла в Московской, Свердловской областях, в Пермском крае, а также в соседней с нами Башкирии, где количество зимующих уток и гусей исчисляется тысячами. В нашей области водоплавающие зимовать не остаются, но каждый год приходят сообщения от неравнодушных людей, которые спасают из полыньи лебедя, дикого гуся или утку.

– В Оренбуржье не много незамерзающих водоёмов. Это некоторые части Урала, Сакмары и Илека, – рассказывает орнитолог из Светлинского района Александр Назин. – Мы тоже участвуем в акции: собираем данные, выезжаем по любому сообщению. Но в нашем районе знаменитые озёра сейчас пересохли. Зимой если и есть незамерзающие озёрца, то недалеко от очистных сооружений. В таких небольших полыньях остаются либо подранки, либо ослабевшие утки. Хотя, действительно, история Серой Шейки совсем не выдуманная. Я не раз встречал плавающих в полынье уток в окружении лисьих следов.

Орнитолог рассказывает, что буквально в прошлом году наблюдал за такой уткой. Она не была ранена, но, возможно, ослабла и поэтому не улетела. По следам было видно, что иногда она выходила из полыньи и совершала небольшой пролёт, но потом возвращалась. Охотящиеся лисы тоже приходили за добычей, но умная утка ныряла в воду. В результате весной местная Серая Шейка улетела.

– Конечно, такие истории не редкость. Жалко бедняг, а помочь мало чем можно, нельзя просто так взять и спасти дикую птицу, нужно особое разрешение, – сетует Александр Сергеевич. – Сложилась однажды такая ситуация с птенцом степного орла, у которого повредилось крыло. Орлёнка можно было выходить, транспортировать в Орск, в приют для диких птиц, но для этого и нужно разрешение охотоведов. Наш птенец его не дождался. А вот лебедей мне как-то довелось спасти. Лебеди-шипуны, пролетая над областью, тоже иногда оставляют здесь своих ослабленных подростков или раненых собратьев. И вот я, лёжа на животе на тонком озёрном льду, буквально отковыривал примёрзших лебедят. Один убежал, а второго я принёс в местный храм, откуда он весной улетел.

Этой зимой в области не зафиксировано оставшихся водоплавающих, что, в общем-то, неплохо, потому что такая птица в наших условиях была бы в беде. Конечно, отсутствие официальных данных не означает, что по берегам Сакмары или Урала нет уток. Но без помощи волонтёров и активистов мало что можно сделать.

– Мониторинг с нашей стороны ведётся. Мы ориентируемся и на визуальный осмотр, и на сообщения граждан, – говорит Анатолий Давыгора, доцент, кандидат биологических наук, председатель Оренбургского отделения Союза охраны птиц. – Но сейчас почти нет открытой воды, а значит, и кормиться водоплавающим негде и нечем. Хотя, подозреваю, какое-то количество зимующих птиц всё же есть.

Между тем в Оренбургской области живёт и гнездуется немало уток и гусей. Ежегодный летний мониторинг, проводимый управлением охотничьего хозяйства, выявил за 2022 год 55 994 утки и 919 гусей. Охота и пересыхание озёр делают своё дело – численность водоплавающих у нас падает.

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Scroll to top