У лошади большое сердце

В некотором роде кони – звери мифические. Есть множество легенд, в которых они наделены либо злой разрушительной энергией, либо животворящей, возрождающей силой. Их красота, грация, гибкость, своенравный и преданный характер не оставляют равнодушными тех, кто хоть раз прикоснулся к тёплой лошадиной шее.

Я помню своё первое близкое знакомство с этим сказочным животным. Мне было 11 лет, мы с папой в тот день ушли довольно далеко в лес. Шли долго, устали, решили устроить привал. Вдруг, почти как в сказочном сюжете, из леса показался высокий и худой человек, довольно небрежно одетый. А меж деревьев за ним замаячило стадо коров.

Папа сказал, что знает его. «Это пастух Масловрот», – уточнил отец. При ближайшем знакомстве стало понятно, что прозвище дано ему из-за довольно оригинального словарного запаса и способа излагать мысли. Я, даже если очень постараюсь, не смогу передать строй его речи.

Пастух присел возле нас и, с интересом косясь на папину армейскую флягу, в которой, к слову, была всего лишь родниковая вода, предложил мне прокатиться на его лошади. Имя у лошади, вернее, у мерина, было гораздо проще, чем у хозяина – Вася. Неказистый, серый в палевую крапинку, Вася сильно отличался от ухоженных лошадей в современных конных клубах. Он был весь в сухих репьях, хвост же практически отсутствовал.

Вот на этом чуде мне и предстояло прокатиться первый раз в жизни. Сказать, что было страшно, – значит ничего не сказать. Как раз перед этим я читала сборник сказок Афанасьева, поэтому была твёрдо уверена, что Вася – исчадие самого ада и увезёт меня к лешему в лучшем случае.

Но вместо этого Вася, повинуясь лёгкому свисту Масловрота, присел на передние ноги, что дало мне возможность на него забраться. Седло было старое. Уздечка вовсе отсутствовала. Как им рулить – не ясно, но уже через несколько метров стало понятно, что управлять Васей не нужно. С виду неуклюжий и тяжёлый, он шёл как африканская красавица с глиняным кувшином на голове. Старательно обходил все ямки и рытвины, иногда останавливался и пытался повернуть голову, чтобы увидеть седока, словно хотел спросить, удобно ли мне. Его карий глаз светился озорством.

Так мы прошли один круг по поляне, потом ещё один. На ровном месте Вася даже попытался бежать, но, когда я вскрикнула от испуга, замедлил шаг. Чуткий Вася. Я гладила его по голове и ушам, нежным, словно бархат, и тоже в репьях. Пастух позвал свою коняшку, видимо не дождавшись предложения по фляге от папы.

На прощание я прижалась всем телом к Васиной шее, обняла его. Чувствовалось, как где-то в глубине его тела колотится большое, живое сердце. Казалось, оно бьёт коня по ребрам, и мне почудилось, что именно оттуда идёт волна горячей жизненной силы и какой-то безусловной, всеобъемлющей любви.

Я была очарована лошадьми раз и навсегда. Не могу сказать, что сейчас удаётся часто с ними общаться, но такой возможности не упускаю. Это настоящая, естественная терапия, не даром детей с серьёзными заболеваниями лечат общением с этими чудесными животными.

А Вася, кстати, однажды спас своего хозяина. Вообще, жизнь у Васи, как у пастушьего коня, была нелёгкая, к тому же пастух, злоупотребляя отнюдь не живой водой, часто забывал про питомца, и тот слонялся по деревне, выпрашивая кусочек подсоленного хлеба или морковку. Но Вася любил этого не сказочного лешего всем своим лошадиным сердцем.

Однажды Масловрот упал в лесной овраг и, довольно сильно стукнувшись головой, потерял сознание. Коровы разбрелись по своим делам. Вася, возможно, пытался его как-то расшевелить, толкая мордой, но ничего не вышло.

Тогда умный конь дошёл до дома главы сельсовета, благо хозяин был во дворе. Вася стал громко ржать и, не дожавшись ответа, перемахнул через забор и буквально потащил главу за куртку. Тот заподозрил неладное, завёл свой «москвич» и сказал Васе: «Веди». Тот повёл. Через овраг глава сельсовета, бросив машину, уже почти бежал, так как обезумевший от тревоги конь перешёл в галоп.

Эта история закончилась хорошо. Помощь пришла вовремя, пастух пролежал в больнице всего несколько дней. Вася же от беспокойства не находил себя места и топал практически по пятам за главой, очевидно принимая его за спасителя своего хозяина. Хотя спасителем был, конечно, он сам.

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Scroll to top