Путешествие малька

О проблемах приживаемости мальков в водоёмах Оренбургской области чиновники министерства лесного и охотничьего хозяйства сообщают регулярно. А в этот раз руководитель отдела использования животного мира и водных биологических ресурсов Виталий Скопинцев вместо интервью предложил поехать с ним на Ириклинское водохранилище. Принять участие в сопровождении машины с мальками и самому выпустить их в воду. А там и все проблемы сразу увидим.

 

Ночная дорога

Машина с цистерной, в которой пле­скались мальки, шла к нам аж из Сара­товской области. Выехала днём, пройти по Оренбуржью планировалось ночью. Волонтёры на своём транспорте сопро­вождали спецгруз от Бузулука.

Молодой водитель Дима, как выяс­нилось, не имел прямого отношения к саратовской фирме «Аквапромресурс». Он был частным перевозчиком из Уфы, гонявшим по заказу свою спецтехнику в любую точку страны. Японская автоци­стерна предназначалась для воды. Но до­полненная самодельным компрессором, подающим воздух внутрь, в принципе могла перевозить и живую рыбу.

Дима признался, что до сих пор возил мальков только на близкое расстояние, максимум километров на триста. А от Саратова до Ириклы вся тысяча будет.

Дмитрий гнал что есть силы. Да так, что временами машина сопровождения не поспевала за ним. К рассвету грузовик с рыбной молодью уже стоял у берега Ириклинского моря, ожидая катерок с паромом, откуда планировали выпускать мальков в реку.

 

Закон суров

Самым интересным было то, что в посёлке Энергетике, куда прибыли мы с мальками, имелось своё садковое хозяй­ство. И в нём, помимо прочего, разводи­ли тех же белых амуров и толстолобиков. На закономерный вопрос, почему наши мальки, уже акклиматизированные в той же водной среде, не могут быть вы­пущены в Ириклу, Виталий Скопинцев отвечал, что саратовское предприятие выиграло конкурс на поставку в Орен­бургскую область 4,5 тонны малька толстолобика, сазана и белого амура. Условия с ириклинцами были равные, а цену саратовцы назначили меньшую. Всего на 10 процентов, но тут ничего не поделаешь. Теперь приходится только проверять выполнение условий, пропи­санных в контракте.

Было заметно, что сам Виталий Алек­сандрович в душе был против такого решения. Транспортировка мальков – процесс трудоёмкий и небезопасный. Да и рыба, предназначенная для акватории Ириклинского водохранилища, была не мальком, а сеголеткой. То есть молодью возрастом до года, в данном случае 3 – 4-месячной. При перевозке в дороге она испытывает сильный стресс, от кото­рого может погибнуть. А при перегрузе – передавить друг дружку. По нормативам, в цистерне должно быть 10 процентов рыбы от объёма воды. И подача кисло­рода, а не воздуха.

Но в 11-тонную цистерну Димы «Аква­промресурс» загрузил ровно половину от всего количества молоди, поставляемой по контракту, то есть 2250 кило. А ком­прессор качал далеко не кислород.

 

Замор

Вот потому-то приёмная комиссия, состоящая из оренбургских ихтиологов, вероятно, предполагала высокий про­цент гибели рыбы. Специалисты мини­стерства лесного и охотничьего хозяй­ства области пригласили представителей прессы – нашей газеты и орского телека­нала, вещающего на Интернет, включив нас с коллегами в состав комиссии как общественных наблюдателей.

После того как старший инспектор Госконтроля и охраны водных биоресур­сов Андрей Ермолаев откинул крышку на цистерне и оттуда повалила пена, разго­воры смолкли. Было похоже, что кустар­ная система подачи в воду воздуха себя не оправдала. Под пеной в воде вверх брюхом плавали молодые толстолобики.

– Ну, вообще-то, при транспортировке всегда учитывается допустимый процент гибели рыбы, – прокомментировал уви­денное находившйся тут же начальник отдела Государственного контроля, над­зора и охраны водных биологических ресурсов по Оренбургской области Сред­неволжского управления Федерального агентства по рыболовству Александр Зобков. – Но не более 20 – 25 процентов. Это если дорога дальняя. А по области у нас весь малёк доставляется живым. Ну, может, пара-тройка хвостов…

– В прошлом году выпускали стерлядь, – вставил замечание Виталий Скопин­цев, – так вручную выхаживали каждого малька. Чтоб отошли от стресса в дороге и ожили на новом месте, надо было особо впечатлительных аккуратно водить за хвост по воде. Они приходили в себя и уплывали.

На пароме все равны. Федерал и регионал, водитель и ихтиолог, депутат Заксоба и матрос катера – каждый что- то делал: устанавливал металлический короб, продувал шланги, освобождал выход. Но в открывшийся шлюз рыба почему-то не шла.

Пришлось протолкнуть затор палкой, чтоб из цистерны вывалился поток за­дохнувшихся толстолобиков. Какое-то время погибшая рыба ещё оставалась у борта вверх брюхом, но новая партия уже давила сверху, увлекая её на дно Ириклы.

– Эх, а у нашей стопроцентная при­живаемость, – выдохнул в сердцах Андрей Ермолаев, привыкший ловить брако­ньеров и резать правду в глаза. – Что толку её за тыщу километров возить?! – и страдальчески посмотрел на трубы ГРЭС, за которой было расположено местное садковое хозяйство.

Следующая партия мальков-сеголеток белого амура оказалась живой. Она на­ходилась в другом отсеке цистерны. Там самодельная система подачи воздуха, возможно, сработала лучше, чем в первом.

 

Живой товар

О гибели не менее 50 процентов мальков-сеголеток из первой партии, доставленной в Оренбуржье, Виталий Скопинцев тут же доложил министру лесного и охотничьего хозяйства Виктору Тонких. Тот заявил, что плата в Саратов пойдёт только после выполнения всего контракта и возмещения ущерба от ги­бели малька. Всё строго по закону!

Руководитель «Аквапромресурса» Максим Попов в ответ на сообщение о гибели половины мальков сказал, что в ситуации будет разбираться. Вторую партию уже повезёт специализирован­ный транспорт, предназначенный только для перевозки живой рыбы. По словам директора фирмы, такая машина просто вышла из строя, вот и пришлось нанять частного перевозчика.

– Конечно, время от времени надо обновлять потомство, – признался Алек­сандр Зобков, – вливать свежую кровь. Ведь Ирикла всё-таки закрытый водоём. Но наших-то мальков выводят в той же среде, куда им предстоит заселяться. У них нет стресса из-за транспортировки. А с ценой, я считаю, можно было догово­риться с нашими производителями, если бы не законы об обязательном проведе­нии конкурсов и аукционов.

– Здесь проблема заложена глубже, чем кажется, – пояснил Виталий Скопин­цев. – У рыбоводов в нашей стране разные условия разведения рыб. Себестоимость малька зависит от климатической зоны, где он выращивается. Если мы с трудом выводим цену на уровень 250 рублей за кило, то саратовцы её тут же сбива­ют до 225: у них себестоимость около 180 рублей. Тогда и дальняя достав­ка оправдывается. А представляе­те, как могут сбить цену рыбоводы в Приазовье, если там себестоимость меньше 100 рублей?

Виталий Александрович покачал го­ловой, не соглашаясь со своими собствен­ными экономическими выкладками.

– Но с точки зрения науки мы мо­жем нанести урон живой среде, если не примем во внимание особые свойства товара. Это ведь живые существа, а не стройматериалы или продукты питания. Почему их уравнивают на конкурсах? А если мы выставим обязательное требо­вание продавцу уменьшить расстояние до водоёма, остановит антимонополь­ная служба: мешаем конкуренции. И никто не задумается о том, что в на­шей степной зоне свои мальки ценятся не в 250, а в 300 рублей. Фермеры за ними в очередь стоят, чтоб запускать себе в пруды. Толстолобик и белый амур питаются только растительной пищей. Они чистят водоёмы от камыша и водо­рослей, а потому просто необходимы. Ведь для того и была принята в нашей области целевая программа по воспро­изводству и восстановлению природ­ных ресурсов. Для того и выделяются средства из областного и федерального бюджетов.

И специалисты по защите и восста­новлению наших водоёмов ещё долго спорили, как найти такое решение, чтоб и закон не нарушить, и рыбу спасти.

Константин Артемьев

Справка «О»

Выпуск мальков толстолобика, белого амура и сазана в рамках государственной программы восстановления природных ресурсов

2014 год – Ириклинское водохранилище – 25 тонн

2015 год – Ириклинское, Сорочинское и Черновское водохранилища – 16 тонн

Сентябрь 2016 года – Ириклинское, Сорочинское и Черновское водохранилища – 7 тонн

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: