Диагноз: приграничное состояние

В воскресенье Республика Казахстан стала печально известной на весь мир. Террористы атаковали военную часть, захватили оружейные магазины в Актобе. Официально объявлено, что несколько мобильных групп представителей нетрадиционных религиозных течений предприняли попытку вооружённого захвата власти. 

До сегодняшнего дня сведения о точном количестве жертв нападения разнятся. Известно, что убито около 20 человек, много раненых.

В Астане, Шимкенте и Алматы сотрудниками комитета нацио­нальной безопасности РК были арестованы высокопоставленные чиновники и военные Казахстана по подозрению в попытке захвата власти и организации массовых беспорядков. Совсем неспокойно в сопредельной республике стало месяц назад. Как-то резко и непред­сказуемо повысилась социальная активность, народ стал выходить на митинги. Поскольку акции проте­ста были несанкционированными, первые собрания просто разгоняли правоохранители.

Однако несколько многолюдных акций площади всё-таки собрали. Якобы протестовали казахи против нового земельного закона. И вот уже первые ряды протестующих выбрасывают в небо кулак, знако­мый всем по украинскому майдану, скандируют слишком уж дружно.

Человека, подозреваемого в ор­ганизации протестов, финансирова­нии националистических движений и оплате митингов арестовали ещё в январе. Бизнесмен Тохтар Тулешов, владелец пивоваренного завода, общественный деятель и отец 13 детей, был помещён под стражу.

Но на свободе у него оставались сообщники. Официальный Казах­стан заявил, что они арестованы в минувшее воскресенье. В их числе бывший первый заместитель гене­рального прокурора РК, бывший член конституционного совета РК, государственный советник юстиции второго класса Ильяс Бактыбаев, бывший начальник ДВД ЮКО гене­рал-майор Хибратулла Доскалиев.

Задержаны бывший первый за­меститель начальника ДВД ЮКО полковник полиции Сакен Айтбе­ков, командиры войсковых частей 35748 и 55652 регионального ко­мандования «Юг» министерства обороны РК полковники Бекзат Жумин и Кайрат Пернебаев.

Утром в понедельник половина города Оренбурга делилась впечат­лениями. У каждого десятого оказа­лись родственники или друзья, ко­торые в момент террористической атаки в Актобе были на территории соседней республики. Слишком близко мы с Казахстаном.

В разгар печальных событий, практически во время перестрелки, из Актобе был вынужден выезжать оренбургский автобус, в котором ехали артисты благотворительного спектакля «О главном». 47 человек, в их числе дети. Спектакль должен был состояться 5 июня. Артисты вернулись благополучно, а в Актобе ввели режим контртеррористиче­ской операции, «красный уровень» опасности. Полагаю, аресты про­должаются до сих пор, поскольку не­скольким террористам удалось уйти.

Гудит Оренбург, в социальных сетях люди спрашивают друг друга – не страшно ли?

Пока вроде как нет – граница усилена, места скопления оружия ох­раняются, в ночь нападения во всех территориях региона действовал режим усиления. Просто наивная беспечность, скорее всего, уже не­допустима.

Вот же, совсем рядом, в не­скольких километрах от нас мы уже наблюдаем то, что смотрели только по телевизору в репорта­жах из Украины. Сначала акции протеста, кем-то хорошо орга­низованные. Потом толпа как-то вдруг стала проявлять безудерж­ную агрессию, и в считанные дни «мирные» митинги превратились в гражданскую войну. Потому что за спинами украинцев, вдохновлён­ных чьей-то финансово сильной волей, шли боевые отряды.

Проведём параллель.

Казах­стан вдруг начинает протесто­вать против закона, который и подкорректировали-то не сильно – просто увеличили срок аренды земли для иностранцев (которые в республике далеко не редкость). И вот уже боевики расстреливают военных и правоохранителей, захва­тывают заложников. И всё это при­крывается «национальной идеей».

О том, что именно эта техно­логия всегда отрабатывается «на­шими западными партнёрами» в бывших советских республиках, сказано столько слов, сделано столь­ко компетентных признаний, что разобраться в ситуации смог бы и ребёнок.

Сценарий всегда один и тот же. Более того, даже методички для ми­тингующих совершенно идентичны. Только переведены на разные языки.

Но нет, находятся те, кто счи­тает, что организованный митинг в Оренбурге или Орске – явление безопасное.

Не нужно нам в России массовых акций протестов. Есть масса других способов выражать своё несогласие с принятыми законами. Нельзя быть наивными. Закон сохранения энер­гии ещё никто не отменял.

Если кого-то выдавливают из Казахстана в ходе контртеррори­стической операции, они, как паста из тюбика, могут полезть туда, где места больше. Через ближайшую границу. Нашу. А то, что количество желающих переехать на постоянное место жительства в Россию в бли­жайшее время возрастёт, нам уже рассказали родственники и друзья, которых у каждого оренбуржца в Казахстане много. 

Елена Черных

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top