Храмы ждут святых отцов

В области строится более 30 храмов. За последние 16 лет только в Оренбургской епархии на 124 прихода стало больше. При столь очевидном росте заметен острейший дефицит священнослужителей. Поговорим об этом, затронув ситуацию, сложившуюся в Репьёвке Тюльганского района. Там местные жители собрали 400 подписей в защиту своего батюшки. Были готовы бороться за него хоть с самой епархией. Но…

Один из сотни?

В редакцию из Репьёвки звонили ещё зимой. Просили приехать и защитить батюшку. Прозвучало что-то сумбурное про баню. Тогда не сложилось. Когда же в начале июня просьба повторилась, мы сразу поехали.

И вот катит машина. Везёт в Тюльганский район оренбуржец Сергей. Доставить до места вызвался сам. Чтобы уж наверняка.

– батюшка вернул мне веру в священников, – говорит он. Каким образом? Из объяснений Сергея вытекает, что прежде всего безмерной  честностью:

– Осенью привёз ему батареи для храма. Через пару месяцев, когда приехал, обратил внимание, что они уже в деле. А я же заходил к нему домой, там так холодно было!.. Не у себя поставил, а мог ведь!

Что же случилось, за что отстранили от служения? Сергей сам недоумевает. Опять выползает какая-то «неправильная» баня, построенная, хоть и с благой целью, но в неподобающем месте. И полное ощущение, что защищать едва ли не святого батюшку нужно от епархии. Когда мы начинаем говорить с отцом Дмитрием, это чувство усиливается. Создаётся впечатление, что его, настоящего подвижника, возможно, одного на сотни, решили выжить. Причина? Многие из нас видели при разных храмах некое подобие прейскуранта, где указана цена каждой требы. Так вот, репьёвский батюшка не устанавливал никакой платы. Брал, сколько давали, а то, по его словам, и вообще ничего не получал. И повалил к нему народ из разных мест. Что ни праздник – в селе полный храм. Причём «чужих» прихожан, которым надо бы идти каяться или собороваться в церковь по месту жительства и туда приносить копеечку.

Именно к такому выводу можно было прийти, слушая батюшку. 12 лет назад, закончив Белгородскую семинарию, он получил здесь приход. В церковь тогда, по его словам, почти не ходил никто и никак не помогал её восстанавливать.

– Люди говорили: «Да вы, попы, деньги соберёте и уедете»,

– вспоминает отец Дмитрий и добавляет, что примерно через два года удалось изменить отношение сельчан. Всё с матушкой перетерпели, на материнский капитал построили дом прямо напротив храма, чтобы никому не приходилось в нужный час бегать искать священника.

Рассказывает батюшка, как, желая соорудить баню для бомжей (в своё бывшее жилище он поселил бездомных), воздвиг её самовольно на церковной земле рядом со святым источником. С тех пор, мол, и пошли на него анонимные жалобы.

– Я тоже, конечно, не святой. Не нужно было этого делать. Но ведь мотив был добрый, – горячо говорит отец Дмитрий.

– Как же так получилось, что вы больше не служите?

– Вызвали в епархию из-за этой истории с баней. Их ещё взбаламутило, что у меня под Краснодаром земельный участок есть. Может быть, дай Бог, построимся когда-нибудь там с матушкой. Мы ведь о детях думаем. Скопили денег и приобрели его по дешёвке. Вот меня и спросили, на какие средства он куплен. Я объяснил.

После слов отца Дмитрия могло показаться, что его вынудили написать прошение о добровольном уходе.

Потерялся или нашёлся?

Выйдя от батюшки, поспешила в церковь. В этот день был праздник, и в храме прихожане читали утренние молитвы. Их было человек пять, не больше. Об отце Дмитрии говорили с любовью.

– Двенадцать лет служили с ним, и всегда всё хорошо было! Что попросишь – ни в чём не откажет, – говорит староста храма Татьяна Толпакова и добавляет, что в январе собрался полный храм людей, пришедших отстоять своего иерея.

– Что знаю про 400 подписей в его защиту? – переспросит прихожанин Виктор Рогожин и ответит: – Это мы на сельском совете их собирали. Думали, что батюшку отстранить хотят. Были готовы за него бороться, а он взял и сам прошение написал. Ну, его можно понять. Приход бедненький, а у него шестеро детей. Он периодически ездит в Анапу, у него там кафе-бар. Он этого не скрывает, говорит, что семью-то надо кормить. Здесь магазин открыл. Вещи, которые ему жертвуют, продаёт по 100 рублей.

Эта информация, честно говоря, ошарашила. Батюшка-бизнесмен?

Вернувшись к отцу Дмитрию, спрашиваю в лоб:

– Есть кафе-бар в Анапе?

– Нет, только земля. Это я просто прихожанам говорил, что если здесь ничего не получится, то придётся уйти в бизнес.

– А что у вас за магазин здесь?

– У меня много вещей остаётся, которые люди привозят, желая помочь, и я эти вещи раздаю людям за символическую плату в 100 рублей. На дверях магазина написан мой телефонный номер, люди звонят, когда хотят посмотреть что-то, и я прихожу.

Мы какое-то время ещё разговариваем с батюшкой, и он честно признаётся:

– Да, у меня есть грехи, но разбойник, который первым вошёл в рай, тоже светлым не был. И я каюсь. Ну не ангел – человек. Он по-любому будет грешен. Знаете, когда чувствуешь, что за ошибку тебя не прощают, а гонят, хочется уйти в мирскую жизнь и открыть своё кафе или магазин.

– Батюшка, а почему именно в торговлю?

– Этому я научился здесь, в Репьёвке.

В Крещение как-то с матушкой шашлык делали. Я приготовил его, зарезав своих баранов. Таким образом 12 тысяч удалось заработать. На пять из них купили потом лес для строительства часовни. Готовя шашлык, я понимал, что на самом празднике не сделаю денег, а у меня ведь семья. Мне тоже охота, чтобы мои дети в престижных институтах учились.

 

Тоска о подвижничестве

Уже из редакции долго прозванивала жителей Тюльгана и Репьёвки. Многие защищали батюшку. Мол, бедность задавила, а он добрейшей души человек. Высказываясь за отца Дмитрия, редактор районной газеты Наталья Гирина заявила, что уважает его, правда, тут же добавила, что ей, верующей, было странно увидеть на церковной земле баню с мангалом. Неоднократно в районной газете батюшка давал рекламу этой бани и шашлыков. 

Директор Репьёвской школы Ирина Рысина, заявив, что отец Дмитрий многое сделал для села, сказала: «Ему просто сложно жить без дохода! Он достойный и честный человек». Более жёстко высказалась глава сельсовета Нина Косых: «Нельзя вести двойную жизнь так, что до обеда ты священник, а после – предприниматель».

Чем завершится эта история, неизвестно.

В епархии дали чёткий ответ: «Служить отец Дмитрий больше не будет. Жителям следует ждать нового батюшку».

Благочинный Тюльганского района иерей Михаил Яковлев дал понять, что прошение отец Дмитрий написал действительно добровольно. Только через неделю отозвал его, а ещё через какое-то время написал новое. Сельчанам говорил, правда, другое. Мол, вынудили, хочу быть с вами. И местные жители до сих пор созывают сборы. Недавно от депутата ЗС Валерия Рябова на имя Владыки Вениамина было направлено письмо, в котором народный избранник по поручению сельчан просил вернуть батюшку.

Но чисто формально епархия ничего не может сделать. Отец Дмитрий сам написал прошение о том, чтобы уйти. Коли он хочет вернуться, ему следует написать ещё одно, с просьбой о возвращении. Этого батюшка до сих пор не сделал.

Наверное, жителям не стоит терзать его. Человек он мягкий. Часто лукавит. Уйти в мирскую жизнь, судя по всему, жаждет сам.

И его пожалеть нужно, как человека запутавшегося. Как он мог исповедовать, когда сам обманывал, садился пьяным за руль?

Как трудно было говорить с Сергеем, которому пришлось рассказать все подробности! Он верил в святого отца, подкупленный его простотой и бедностью. И в этом многое кроется. Почему вдруг человек, который в своём видении жизни просто не может быть священнослужителем, так завоёвывает паству?.. Не потому ли, что с таким батюшкой легче жить и грешить?

Последнее время всё чаще святые отцы то участвуют в гонках, то настолько заполняют соцсети своими фотографиями, что становятся похожими на павлинов, а не на духовников. Тоска по подвижникам и настоящим защитникам идей церкви сильна. И, может быть, больше внимания нужно уделять сейчас воспитанию и взращиванию истинных делателей, а не такому интенсивному строительству храмов?

Сергей в строю, черёд за Святославом

Только три выпускника-очника дала в этом году Оренбургская духовная семинария. Из 13 поступивших до победного конца дошли Николай Барышников, Сергей Оксаныч и Святослав Непотачев.

По статистике, каждые полгода в области открывается два новых храма. И в них должно трудиться до четырёх священнослужителей. Как при этом покрыть уже имеющийся дефицит «духовных кадров»?

– У нас почти в каждой действующей церкви не хватает по два-три священника, но не потому, что семинария не работает. Просто выпускников очень мало. Причём не все семинаристы на выходе уже священники, – говорит проректор оренбургской духовной семинарии иерей Вадим Татусь. И поясняет, что выпускникам-семинаристам предстоит ещё определиться с выбором и осознать, кем они желают стать: монахами, иереями или теми, кто пополнит ряды целибатного духовенства. Дополнительной препоной на пути к священству может оказаться то, что выпускник холост. В таком случае его ни при каких обстоятельствах не могут рукоположить в иереи.

Так при небольшом наборе, а на курсе всегда не больше 18 человек, возникают ещё и такие трудности. К тому же около тридцати процентов поступивших отсеиваются в процессе обучения. В 2016 году изъявил желание отчислиться пятикурсник. Понял, очевидно, что не его это. И слава Богу, что ушёл. Не количеством здесь надо брать.

Епископ Орский и Гайский Ириней, когда озвучивал, сколько в его епархии священнослужителей, сразу сказал, цитируя Евангелие, что не хватает, в первую очередь, делателей. «Жатвы много, а делателей мало», – повторил он слова апостола Матфея. Недостаточно подвижников, настоящих духовных учителей. Правда, по словам Татуся, многое изменилось за последние двадцать лет в лучшую сторону.

– Во время перестройки часто в сан возводили просто хороших прихожан. Сейчас такого нет. Священники грамотны и знающи. Они могут всецело организовать работу воскресной школы и активно вовлечены в общественные коммуникационные процессы, – утверждает отец Вадим.

По предварительным подсчётам, если семинария будет каждый год выпускать по 10 человек, то примерно через 7 лет с дефицитом священнослужителей в области будет покончено. К слову, в 2017-м, не в пример этому году, защищать диплом планируют 11 семинаристов.

Кстати, о сегодняшних выпускниках. Первым защитился отец Сергий. Тридцатилетнего семинариста рукоположили около четырёх месяцев назад. Почти сразу после его женитьбы. Так что служит батюшка уже в двух оренбургских церквях. Очередь за Святославом Непотачевым. На минувшей неделе он вступил в брак, и в ближайшее время есть все основания полагать, что владыка рукоположит его и направит служить. Что касается третьего выпускника, то Николай Барышников – мирянин. Поступал учиться ради плодотворной работы в воскресной школе Покровского храма, которую он возглавляет последние несколько лет. 

Полина Кузаева

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top