fbpx

Четыре стены

Чего не хватает для полноценной жизни тем, кого сковала болезнь?

Одной из главных проблем для людей с тяжёлой инвалидностью является изоляция от внешнего мира. Забытый обществом, такой человек теряет интерес к увлечениям, к созданию семьи, к жизни в целом. Врачами доказано: активные инвалиды живут дольше, чем сидящие в четырёх стенах, хронические болезни у них протекают спокойнее.

Со своими легче

39-летний оренбуржец Ва­силий Дорогин потерял зрение несколько лет назад. Проживал с матерью, но недавно она умерла от хронической болезни. Сейчас с Василием временно живёт брат. Для бывшего системного администратора, а сегодня ин­валида I группы, мир сузился до домашних хлопот и прослу­шивания аудиокниг. Мужчина говорит, что для молодых инва­лидов по зрению в Оренбурге мало что есть.

– Общество слепых, в кото­ром я состою, подходит, скорее, пожилым людям, – считает Ва­силий. – Там есть отделение настольных игр, причём со­временных, проводятся твор­ческие встречи, есть библиоте­ка. Но мне не хватает именно молодёжной тусовки, собрания людей активного возрас­та, которые обменивались бы своими печалями и радостями, знакомились бы друг с другом. Скажем, у меня нет второй по­ловины – я бы с удовольствием подыскал её там! Общаться по­мимо встреч все мы могли бы в мессенджерах – сейчас есть программа голосового обмена сообщениями. Но как нам, сле­пым людям активного возраста, друг друга найти?

Василий говорит, что его жизнь могло бы скрасить и раз­нообразие аудиокниг, ведь для слепых прослушивание – по­пулярный способ времяпрепро­вождения. Однако все издания, которые есть в Интернете в бесплатном доступе, он уже переслушал. Остальные книги предлагаются только за плату, их стоимость доходит до 300 рублей за издание. Большим делом для слепых будет, если библиотеки или общественные организации решат эту пробле­му. Прокат специализирован­ных настольных игр, в которые можно играть одному или с семьёй, тоже может скрасить досуг людей с инвалидностью по зрению. Василий Дорогин говорит, что для общества такие запросы кажутся пустым раз­влечением. Для незрячего же это часть жизни, если не сама жизнь. Особенно для людей, живущих в сельской местности или малых городах.

Люди, имеющие проблемы со зрением, также желают зани­маться в специальных спортив­ных секциях, причём современ­ных. Им хочется тягать гантели и качать пресс наравне со зря­чими. Однако собственники и администраторы тренажёрных залов в подавляющем большин­стве такую ответственность на себя не берут. Пообщаться незрячие могли бы и в специализированных санаторных за­ездах. Василий Дорогин помнит, что в его детстве такие путёвки выдавались. Сейчас они нужны ему не меньше.

Дорога к жизни

Другой оренбуржец, ин­валид-колясочник Николай Деревянкин, ведёт довольно активный образ жизни. Пока жена на работе, а дочь в школе, Николай ездит на рынки города на общественном транспорте. Раз в месяц ходит в театр. Вы­езжает гулять в парки и скверы. Сам ездит в медицинские и со­циальные организации.

– Если ещё лет пять-семь назад низкопольные автобусы и троллейбусы были единичными и приходилось звонить диспетчеру, чтобы у знать их расписание, то сейчас это чуть ли не каждый третий обще­ственный транспорт, – говорит Николай. – Я живу на Маяке, отсюда доступен любой район города. Подъезжая к остановке, водитель видит меня на ин­валидной коляске, выходит и раскладывает пандус или же это делает кондуктор. С этим проблем нет.

Главная беда колясочников, по словам Николая, – неудобные дорожные съезды. Буксовать приходится час то. Съехать с тротуара на проезжую часть, чтобы её пересечь, можно, а вот подняться зачастую нельзя. Склоны не пологие, самостоя­тельно инвалид на них просто не заедет. Нет плавного въезда в парк Перовского со стороны детской областной больницы по пути с остановки, невозможно проехать по мостам проспек­та Братьев Коростелёвых. Ма­ленькие магазины, в том числе те, что возле дома Николая по улице Амбулаторной, тоже не предназначены для свободного передвижения колясочников.

– Будь дороги более доступ­ными для инвалидов – мы имели бы больше возможностей для выхода из четырёх стен, – го­ворит Николай Деревянкин. – Знаю ребят из нашего общества, которые по этой причине сидят дома или у подъездов.

Современные запросы

Председатель Оренбургской областной организации Все­российского общества глухих Ильфат Кудакаев говорит, что для людей с глубокой инвалид­ностью общение со своими и организованный досуг способ­ствуют даже увеличению про­должительности жизни.

Ильфат Миниахметович находится у руля организации много лет и часто замечал, что без общества человек теряет смысл жизни, за­мыкается в себе, перестаёт выхо­дить на связь с внешним миром, начинает болеть.

Председатель изо всех сил пытается разнообра­зить жизнь своих подопечных. В организации создано несколько рабочих мест. Глухие люди шьют одежду, работают в обувных ма­стерских. На встречах молодые люди делятся информацией о ме­сте трудоустройства, пытаются пристроить туда же приятелей, знакомятся с потенциальными друзьями и вторыми половин­ками.

В Оренбурге созданы спор­тивные секции для глухих людей на базе спортшколы № 3 при дворце культуры «Молодёжный» и в парке Перовского, подобные открыты и в нескольких городах области. В Оренбурге, Орске и Бузулуке есть кабинеты с на ­стольными играми.

Чего не хватает обществу глухих?

– Сегодняшняя молодёжь на­шего общества предъявляет современные запросы, – рассказал Ильфат Кудакаев. – Им подавай современный спортивный зал, активные азартные игры, на­пример, покер. Не считаю, что это плохо. Активность выведет их из дома, пока они не засели на всю жизнь. Но на удовлетворение этих запросов нужны средства и договорённости. Всё, что можем, делаем.

Не быть иждивенцем

Сегодня человеку с види­мыми физическими проблема­ми нужно не стесняться косых взглядов, а жить так, как хочет­ся, так считает председатель оренбургского общества ин­валидов «Надежда» Людмила Анисова.

– Ещё с советских времён у наших инвалидов осталось чувство стыда за свой внешний вид, боязнь вызвать чувство брезгливости и даже осуждение, – говорит Людмила Павловна. – Многие люди с тяжёлыми за­болеваниями пассивны, сидят дома, хотя могли бы развивать­ся, причём я говорю не только о молодых. Зачастую инвалиды привыкают быть иждивенца­ми, требуя благ от государства. Но они по мере возможности должны быть активными участ­никами социальных процессов в обществе. Во многом такая пассивность – это результат того, что в области не хватает рабочих мест для инвалидов. Иждивенческая позиция раз­вивается как раз у те х, кто не задействован в трудовом про­цессе. Работа – неотъемлемая часть социально-психологиче­ской реабилитации инвалида.

Людмила Анисова приводит примеры «тяжёленьких» боль­ных своего общества, которые ищут и находят хорошую ра­боту, строят семейную жизнь, ежегодно ездят на курорты (в том числе и по бесплатным пу­тёвкам от Фонда социального страхования), неравнодушны к событиям, происходящим в их городе или селе.

В Оренбуржье более 30 обще­ственных организаций инвали­дов, большинство зарегистри­рованы в областном центре, но работают и по области. Активно участвовать в жизни единомыш­ленников или пассивно состоять членом общества – выбор каж­дого. По словам специалистов, в последнее время люди с ин­валидностью всё чаще выходят в свет. Этому способствует за­купка доступного транспорта, ремонт дорог, строительство пандусов, получение грантовых и государственных средств на развитие. Да и сознание людей меняется: быть особенным – это нормально.

Галина Пикалова, заместитель министра социального развития Оренбургской области:

– Для реабилитации инвалидов и возвращения их к полноценной жизни в Оренбуржье работают областные и федеральные программы. Во всех комплексных центрах социального обслуживания организованы реабилитационные мероприятия и в полустационарной форме, и на дому.

Проводятся школы-лектории для родителей детей-инвалидов, собираются клубы для молодых инвалидов, проводится кружковая работа для взрослых – всего 120 видов деятельности. Очень интересно выстраивают работу отдельные комплексные центры. Например, сотрудники КЦСОН Северного округа Оренбурга с помощью Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, вывозят детей в конноспортивный клуб. В Кувандыке используют сказкотерапию, мандалотерапию, песочную терапию.

Ежегодно с 2013 года в области проходит фестиваль творчества инвалидов «Вместе мы сможем больше!», в котором участвуют все города и районы области. И даже в режиме ограничений из-за коронавирусной инфекции центры социального обслуживания и общества инвалидов продолжают активную работу, но уже дистанционно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: