На всех парах – к урожаю

На рабочем столе исполняющего обязанности первого вице-губернатора Сергея Балыкина стопы книг – труды учёных-аграриев  из Калмыкии, Волгоградской, Астраханской и Саратовской областей – регионов с близкими климатическими условиями. В Оренбуржье снова засуха и, как следствие, недобор кормов для скота и низкая урожайность. Что у соседей, как они сопротивляются изменениям климатических условий и есть ли результаты? С этой целью по заданию Дениса Паслера в рабочую поездку по регионам отправилась целая группа оренбургских представителей власти, учёных и аграриев-практиков. Не зазорно учиться у соседей, к тому же есть чем и самим поделиться.

– Сергей Викторович, вы побывали в рабочей поездке, что даст в перспективе обмен опытом с учёными и аграриями из других регионов?

– За последние 20-25 лет климат совершенно поменялся, это отмечает статистика, об этом же говорят учёные. Вот и нынешний год опять неурожайный, сейчас собираем по 8,8 центнера с гектара, а закончим уборочную компанию, думаю, на восьми. У соседей – Саратовская область, Волгоградская, Астраханская, Калмыкия – выпадает примерно такое же количество осадков: 259 – 260 миллиметров в год. Мы давно изучаем их опыт. Наши учёные в этом году ездили также в Татарию и Башкирию, там, правда, уже лесостепи, осадков выпадает побольше, но проблемы с урожайностью есть.

Руководитель региона Денис Владимирович Паслер поставил задачу срочно менять ситуацию. Из всех засушливых территорий самая низкая урожайность у нас. За семь месяцев в Оренбургской области выпало 179 миллиметров осадков, в Саратовской – 239 и средняя урожайность – 14,7 центнера с гектара, Волгоградская – 215 миллиметров, урожайность 21 центнер с гектара. В Калмыкии осадков выпало практически как в нашем регионе, 181 миллиметр, получают с гектара 22,6 центнера. И у нас 8,8, разницу чувствуете?

– И что же предпринимать?

– В поездке мы увидели, чем занимаются земледельцы, поговорили с учёными и посмотрели не одно хозяйство. В Волгоградской области практически перешли на трёх-четырёхпольную систему: каждое третье или четвёртое поле у них паровое. У волгоградцев пашни 5 миллионов гектаров, а сеют они полтора миллиона озимых. Оренбуржье имеет 6 миллионов гектаров – сеет всего 650 тысяч. И результаты говорят сами за себя. В Волгограде встречались отдельно с учёными, руководителями Минсельхоза, теми, кто работал там в прежние годы. Все отмечают: мы много лет целенаправленно работаем с парами. Можно же запустить их, не обрабатывать, и ситуация только усугубится. Поэтому работает программа по поддержке аграриев, выделяются

средства для покупки специальной тяжёлой техники, культиваторов, которые работают на парах. Были на паровом поле у одного фермера и удивились – он проводит до пяти обработок за сезон. Для нас это вроде разорительно. «Как же вы сеете озимые, если нет дождей?» Отвечают: «Мы сохранили влагу как раз за счёт качественной обработки паров».

Когда проходят дни поля, мы что делаем, приехав в район? Посевы смотрим, а они ещё и пары. Понимая, что если отличные пары, будут хорошие озимые. Они нарисовали диаграмму в среднем за 20 лет, и озимые ежегодно дают всегда выше яровых. Паровое поле для них – фундамент. Даже выражение такое есть: «Его величество паровое поле».

В Калмыкии осадков бывает ещё меньше, чем у нас. Опустынивание, барханы кругом. Калмыки говорят, что если будут бестолково использовать землю, потеряют её вовсе. Они вообще перешли на двухпольную систему земледелия: половина полей – пары, другая – озимые. Что мы увидели в хозяйствах: одно получает в этом году по 26 центнеров с гектара, другое – 30. Понятно, по-разному можно подсчитывать: поделить, например, валовый сбор зерна на три года, ведь земля под парами не даёт дохода. Но даже если так, всё равно получается больше – в среднем урожайность по 10 центнеров на год выходит, это больше 8, как у нас.

– Сергей Викторович, но сама наша область с различными климатическими условиями. Вероятно, одни и те же подходы неприемлемы для разных зон?

– Естественно, если я живу на западе и северо-западе области, то занимаюсь парами под озимые. На востоке никогда не было озимых, другое дело, что там тоже нужно заниматься парами, сеять многолетние травы. Мы увидели в поездке быков калмыцкой породы массой тонна двести. Они круглый год тебенюют –  ходят по открытым пастбищам, поедая практически одну полынь. Тамошние животноводы выгуливают упитанных бычков и получают мраморное мясо. Для нашего востока – это выход. Там зимой небольшой снежный покров, животные могут пастись на открытом пространстве. Для востока области есть и ещё большой ресурс. Сейчас у нас засевается 250 – 270 тысяч гектаров твёрдых сортов пшеницы, количество тепла, солнца ей как раз хватает. Нужно больше заниматься твёрдой пшеницей, она востребована. В Орск зашли инвесторы из Петербурга, они реконструировали мельницу и макаронный цех. На следующий год в планах – новая мельница и новый цех фабрики. То есть потребность у них в твёрдой пшенице возрастёт.

Сейчас мы поддерживаем тех, кто занимается озимыми, также поднимем поддержку земледельцев, которые сеют твёрдую пшеницу.

– То есть всё-таки не кнутом, а пряником провоцировать земледельцев к переходу на новые стандарты?

– На следующий год, если мы увидим, что руководители хозяйств не занимаются увеличением озимой площади, не страхуют посевы и не вносят в достаточном количестве удобрений, пусть не обижаются, но больше никогда компенсацию по засухе не получат. Жизнь вынуждает смотреть на обстоятельства другими глазами. Иначе что будет: наступит очередной год, снова засуха, снова неурожай.

– Как у нас сегодня обстоят дела с севом озимых?

– У нас тоже есть свои лидеры по урожаю: хозяйства в Бузулукском, Курманаевском, Грачёвском районах берут по 18-20 центнеров с гектара. Но есть и другое – многие хозяйства получают гораздо ниже. Мы поставили задачу этой осенью довести озимый клин до 800 тысяч гектаров с выходом в 2021 году до миллиона.

Первым завершил сев озимых Тоцкий район, засеяли порядка 42 тысяч гектаров, 40 тысяч засеял Ташлинский район, завершают сев в Новосергиевском районе (45 тысяч гектаров) и Сорочинском округе (34,5 тысячи гектаров). Всего в области  озимых уже засеяно на площади 640 тысяч гектаров.

Приписки не нужны, мы предупреждаем об этом. Не совсем устраивают темпы посева озимых в Абдулинском и Кувандыкском округах, Матвеевском и Тюльганском  районах. Говорят, мало влаги. Правильно, если на парах был бурьян, сорняк – он же всё высушил. У кого пары хорошо обработаны, у того влаги в почве достаточно. Ведём работу с районами, показываем, рассказываем. Нужны, конечно, районированные сорта для озимых, стартовые удобрения на подкормку – их применение целесообразно, положительно влияет на качественные показатели и урожайность.

Руководитель региона поставил задачу сохранить поголовье КРС, чтобы на 31 декабря количество голов было не меньше, чем на 1 января. На следующий год мы должны улучшить продуктивность, заниматься сохранением и увеличением поголовья. А для этого нужно наладить кормопроизводство. Поэтому надо сеять однолетние  и многолетние травы, больше сеять кукурузы и бобовых культур.

До декабря мы разработаем научно обоснованную систему земледелия и животноводства, и это станет для всех аграриев программой действий на ближайшие годы.

Комментарий

Александр Мушинский, заведующий отделом федерального научного центра биологических систем и агротехнологий Российской академии наук:

– В Астраханской и Волгоградской областях серьёзно подходят  к орошению. Многое можно перенять, в частности, такой экологический и экономный вид орошения, как капельный.  У астраханцев мы увидели поле – три с половиной тысячи гектаров под помидорами и при капельном поливе, это впечатляет. Они получают богатый урожай овощей. В этом направлении будем вести интенсивную работу. У нас капельное орошение картофеля стала использовать Краснохолмская агрофирма. Предварительно можно сказать о большой эффективности. В прошлом году они применяли капельный полив и в полтора раза увеличили урожайность. При меньших затратах на воду, с учётом засухи. 

Виктор Щукин, декан факультета агротехнологий, землеустройства и пищевых производств, доктор сельскохозяйственных наук, профессор ОГАУ:

– Мы готовим руководителей, организаторов, которые должны обладать большим запасом знаний. Сегодня процентов 80-90 наших магистрантов уже работают агрономами в производстве. Но тоже проблема, сезон отработал – с посевной до уборки – и их увольняют до весны. Теперь приходят в вуз дети фермеров, это совсем другой контингент. Они уже мыслят по-другому, имеют опыт работы, им брать в наследство отцовскую землю. Крупные хозяйства обязательно приглашают  на работу агрономов, у них всё по науке. И зарплату платят достойную. Например, в Илекском районе занимаются картофелем, агроному платят 50 тысяч рублей. Фермерам же содержать агронома сложно. Нужна специальная программа. Допустим, чтобы один агроном при районном управлении сельского хозяйства обслуживал 10 фермеров, а те содержали его.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: