fbpx

Не иначе Господь

Я пишу эти строки в последний по-летнему тёплый день этой осени. И нет в этом никакой драмы или же грусти, есть лишь течение времени – год за годом – и знание, что вечно так продолжаться не может.

Прозаичные сограждане, глядя в прогноз погоды, распахнув мобиль­ники, затевают стирку, чтобы бельё успело высохнуть на балконе.

Другие пытаются поймать свет и рвутся в лес, в ближайший парк да, в конце концов, на лавочку перед домом. Чтобы, мирно сложив руки на коленях, наблюдая, как на площадке бесится детвора, вздохнуть этим субботним вечером.

Не устаю благодарить то ли судьбу, то ли Бога за благословенные несколько недель, ярких, как ясени, горящих кострами в заходящих лучах. Если честно, я та­кой осени не припомню. Она, как бы это сказать, немножечко чересчур. Слишком идеальна, что ли.

Картинна, живописна, и в ней с только цвета, что приходится немного «убавлять» его на сделанных снимках.

В такую осень хорошо запасаться теплом на долгие промозглые вечера, чтобы бережно вытаскивать его из-за пазухи кадр за кадром и греться. И, воз­можно, греть других.

Я лёг под огромный ярко-жёлтый тополь по другую сторону реки, чтобы ждать, когда прямо в объектив полетят листья, снятые порывом ветра. Остал­ся лежать там надолго.

Земля грела спину. Солнце, дробясь, падало вниз. И, читатель, ты не представляешь, как листва громко стучит, ударяясь о землю. Потому что тихо. Тишина позволяет слышать. И пришло неожиданно такое умиротворение – не иначе Господь. За­хотелось перезимовать так, в тишине, и проснуться весной.

Идёт вторая волна вируса и пик ОРВИ. Люди толпами сидят в поликлиниках, кашляя друг на друга, и все мы боимся, но вся эта красота, та, что вокруг, немного сглаживает эти пере­живания. Даже если ты на больничном и просто смотришь в окно.

К антибиоти­кам неплохо бы добавить это закатное солнце с пряной горчинкой осенней вечерней дымки. Принять с утра на­стой из яркого тёплого солнца, а на ночь непременно окунуться в тёплые сумерки, когда пивные лавки в парк е лирично завуалируют фонари.

И бо­лезнь со временем отступит, став лишь воспоминанием.

* * *

Я брожу по аллеям, истёртым в пыли,

Как забытый отрядом солдат,

По реке обмелевшей плывут корабли,

И – я вижу – их мачты горят.

Это с места сражений без песен и слов

вдаль уходит октябрьский флот.

И влюблённые смотрят за ним с берегов,

свято веря, что им повезёт.

Листья-письма наверх не успели уйти,

перед вечностью падают ниц.

Что за кайф в это время сидеть взаперти

под мотив улетающих птиц.

И мой яд растворился и сгинул долой,

И я в шлюпке поплыл к кораблю.

Пусть сограждане прячут топор под полой,

Я сегодня почти их люблю…

И пускай мне знакомы вино и вина,

Цепи рву я душой на беду.

Иногда я смотрю в свою жизнь из окна,

И мне кажется, что упаду.

Эта осень удержит в ладонях меня,

И под жёлтыми пальцами крон

Не палящего даст мне немного огня,

И я вновь захочу быть влюблён!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top