Служу Архитектуре

Город-крепость Оренбург является ярким образцом русского градостроительного искусства ХVIII века.

Один из отличных подарков к юбилею области и губернии – только что вышедшая книга-альбом «Станислав Смирнов. 50 жемчужин Оренбурга».

Смирнова оренбуржцы знают и по его зданиям, и по его телевизионным и в прессе рассказам о домах, площадях и монументах. Он и умный, оригинальный и умеющий сказать собеседник.

– Станислав Евгеньевич, может, сразу же оставим юбилейный тон? В трёх главах «Капитанской дочки», где действие происходит в Оренбурге, Пушкин не дал ни малейшей словесной зарисовки города. Возможно, потому, что в нём не было ничего особенного, тем более достопримечательностей класса кремлей в лежавших по пути Нижнем Новгороде и Казани. Да и сейчас услышишь: «Оренбург – город почти без интересной архитектуры и скульптуры. Ну, Караван-Сарай и здание городского совета, ну, Чкалов и Пушкин и Даль. Но этого мало».

– Самое обидное в ваших словах, что это – чистая правда. Перефразируя Михаила Юрьевича Лермонтова, можно сказать, что Оренбург «на карте генеральной кружком означен не всегда…». Но это родина. А для человека его родина, как родная мать, не бывает некрасивой, она всегда лучше всех.

Принято считать, что наш город построен по образу и подобию Петербурга, «лишь дома пониже, да асфальт пожиже». Действительно, в Оренбурге мало красивых зданий, по сравнению с Барселоной, Ригой, Таллинном, Киевом, Львовом, Самарой, Нижним Новгородом, Казанью, Уфой, Омском, Новосибирском, Красноярском, Иркутском… Список городов можно продолжать и продолжать. Но красивые дома и интересные скульптурные памятники – это лишь небольшая часть такого огромного феномена, которым является город Оренбург. У нашего города есть великое прошлое. Это не подвергается сомнению.

Город-крепость Оренбург является ярким образцом русского градостроительного искусства ХVIII века.

Рассматривая дореволюционные планы Оренбурга, удивляешься красоте композиции города.

В наше время город продолжает сохранять своеобразие и неповторимость.

С высоты 10 тысяч метров современный Оренбург похож на огромного степного орла, прилетевшего в своё гнездо. Голова орла – это гора Маяк с кольцевой планировкой; туловище орла – это Центральный планировочный район; огромные крылья орла – это новые планировочные районы – Северный, Северо-Восточный или «Мёртвый город»; хвост орла – это застройка вдоль Нежинского шоссе до аэропорта.

Наш символический орёл опустился на символическое гнездо – Южный планировочный район, расположенный за голубой лентой извилистого Урала.

В когтях орёл держит драгоценное яйцо – наш исторический центр в границах города-крепости…

Но то, что красиво выглядит с высоты «птичьего полёта», не всегда хорошо воспринимается с поверхности земли.

Например, на северо-востоке города за Объездной дорогой, как раз там, где мы видим прекрасные крылья орла, дымит огромная городская свалка.

Площадь полигона составляет примерно 300 гектаров. На этом месте вполне бы мог уместиться какой-нибудь районный центр. И эта площадь всё время растёт.

–  К какому зданию или памятнику вы прежде всего повели бы друга, впервые приехавшего в Оренбург?

– Свои экскурсии по городу я всегда начинаю с Чкалова на Беловке. Здесь куда ни поглядишь, сплошные памятники архитектуры и природы. У этого места – особая аура, особая энергетика. «Ошую гляну иль одесную / узреть не в силах красу иную…» (Василий Тредиаковский). И, если спросят; «Откуда есть пошёл город Оренбург?», можно смело сказать: «Вот именно отсюда и пошел. Здесь стоял старый дворец военного губернатора Неплюева, здесь находилась Губернская канцелярия, где работал Рычков, отсюда начиналась Губернская улица, она же – Большая».

–  Родная улица, дом, двор, есть ли они для вас в городе?

–  Таким местом является родная улица Динамо, «что в люди вывела меня» (сейчас – улица Гая). Здесь, напротив пожарной каланчи, стоит мой родной дом №12. Когда прохожу мимо него, всегда испытываю трепет и душевное волнение.

Здесь, по соседству с пахучими конюшнями оренбургского цирка, находится любимый мой двор. Здесь же стоят «обкомовские дома» для начальства. Рядом расположен клуб имени Дзержинского, стадион «Динамо» и Областной дом физкультуры. До революции здесь располагалась огромная Хлебная площадь с амбарами и торговыми лавками, ныне всё застроено. Упоминание об этом осталось в названиях переулков: Хлебный, Соляной, Сытный (ныне – переулок Свободина).

«…Так горько было сердцу молодому,

Когда я уходил с отцовского двора,

Сказать: «Прости, прощай родному дому…»

 (Иван Бунин).

Теперь я счастливо живу на окраине города, и из моих окон открывается вид на пустыри и кладбищенский комплекс «Степной».

–  Какие вы видите помехи: вчерашние, сегодняшние и будущие – для оригинального художественного облика города?

–  Древнеримский теоретик архитектуры Витрувий в своей знаменитой триаде определил сущность архитектуры: польза, прочность, красота. Заметьте – красивым здание можно назвать только тогда, когда будет обеспечено функциональное удобство, надежность и безопасность.

Триада Витрувия применимо и к градостроительству. Оригинального художественного облика города Оренбурга можно достигнуть только тогда, когда в нём будут удобные транспортные магистрали и пешеходные зоны, когда будут развитые инженерные сети, обеспечивающие современный комфорт проживания, когда будет развитая социальная инфраструктура в виде учреждений образования, здравоохранения и культуры, когда будут не просто чахлые скверы и деградирующие парки, а нормальная система озеленения города. Всё перечисленное составляет каркас города. Без развитого каркаса наш город нормально существовать не может.

Это – первый и самый важный уровень городской среды. Второй – дома, кварталы и микрорайоны, это ткань города. А городской дизайн, скульптурные памятники, произведения монументально-декоративного искусства и малые архитектурные формы – это третий уровень среды, подчинённый первым двум.

Что толку ставить роскошные памятники из бронзы и гранита рядом с домами с печным отоплением и надворными уборными? А у нас в Оренбурге есть примеры.

–  Как задумывался и создавался вышедший альбом?

– Лучше не спрашивайте, а то поседеете.

– Я уже седой, тоже издавался. Можете рассказать о самом интересном, что построено по вашим проектам?

– В творческой биографии архитектора очень важную роль играет случай, везение и удача. Иногда и мне везло. По моему проекту возведён храм Иоанна Богослова в селе Чёрный Отрог на родине Виктора Степановича Черномырдина. Этот проект и постройка были положительно оценены в серьёзной профессиональной печати.

Архитектурный проект памятника Пушкину и Далю в соавторстве с заслуженным художником России Надеждой Гавриловной Петиной был отмечен в 1998 году губернаторской премией. Также в соавторстве с Петиной выполнены памятники Перовскому на Парковом проспекте и Рычкову в Оренбургском Государственном университете.

Есть ещё Дом памяти на проспекте Победы. В далёком 1978 году построено здание Главоренбургстроя (ныне – Юридическая академия) на улице Комсомольской. В 1984 году построена гостиница «Факел» на Парковом проспекте…

– Каким с точки зрения архитектора и горожанина вы мечтали бы видеть Оренбург к его трёхсотлетию в 2043 году?

– Чтобы ответить на этот сакраментальный вопрос, нужно не один пуд соли съесть и не одну бочку вина выпить. Но если говорить серьёзно, то в первую очередь в Оренбурге нужно построить два автомобильных моста через реку Урал, чтобы разгрузить центр города от транспортных потоков. Эти мосты должны были быть построены ещё в 1970-е годы при освоении Оренбургского газоконденсатного месторождения. Постройка мостов запланирована и в Генеральных планах города 1986 года и 2008 годов, «но только воз и ныне там». Нужны федеральные средства, а их нет.

– Позвольте вернуться к началу – к появлению на свет ваших «50 жемчужин Оренбурга». Это более двухсот современных и архивных фотографий от Карла Фишера до Владимира Соколова, Валерия Гунькова, Ларисы Терентьевой, Игоря Храмова и немецкого фотографа Акселя Хансманна. А также планы, схемы из государственных и частных коллекций и ваши рисунки и реконструкции. И, конечно, ваши интересные рассказы об этих достопримечательностях. Это событие – как рождение долгожданного ребёнка.

– Спасибо! Я, Смирнов Станислав Евгеньевич, архитектор, этим и интересен. Если Бог вдруг захочет посмотреть на меня, Он всегда застанет меня за архитектурными трудами. Всю сознательную жизнь служу я великолепной, несравненной, изумительной и неповторимой музе Архитектуре.

Станислав Евгеньевич Смирнов. Родился в Оренбурге в 1946 году. Окончил в 1970 году архитектурный факультет Новосибирского инженерно-строительного института. Член Союза архитекторов России, лауреат губернаторской премии «Оренбургская лира» (1998) за разработку сквера и памятника «Пушкин и Даль» (в соавторстве со скульптором Н. Г. Петиной). Один из авторов разработки Проекта детальной планировки центральной части Оренбурга и других градостроительных проектов. Много лет занимается краеведением и изучением историко-архитектурного наследия Оренбурга и Оренбургской области.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

1 Comment

  1. Юрий Аввакумов
    23.04.2019, 10:04

    можно было бы добавить в статью фото ночного Оренбурга из космоса, сделанное космонавтом Сергеем Рыжиковым

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: