Оренбургский режиссёр Александр Фёдоров рассказал секрет, чем его зацепила Таня

В эти дни премьера пьесы состоялась и в Оренбургском областном драматическом театре имени Горького. О выборе материала и особенностях постановки рассказал режиссёр спектакля Александр Фёдоров.

– Главная героиня Таня решает посвятить всю себя без остатка мужу Герману, а того со временем лишь раздражает её навязчивая жертвенность. Он влюбляется в волевую начальницу золотоносного прииска, где заинтересовались его проектом драги. Но при всей кажущейся простоте ситуации речь в пьесе идёт о вещах далеко не бытовых. Для вас, Александр, это какая история?

– Когда я прочитал пьесу, она мне сначала показалась просто интересной, милой. Но постепенно пришло осознание, что эта история не только про советское время, она вневременная. Так или иначе каждый из нас сталкивался с подобными ситуациями, и каждый из нас был Германом, Таней, Шамановой. В этом и смысл качественной драматургии. Ты не привязываешься к каким-то политическим событиям, конкретной ситуации, а рассказываешь о человеке, неважно какой эпохи. Для меня образ Тани – пример трудного становления личности.

– Об авторе в своё время писали как о символисте, говорили о метафоричности его образов. В «Тане» один из главных символов – снег, его, правда, можно трактовать по-разному. Он создаёт атмосферу романтизма, в то же время символизирует холод, испытания. Вы как воспринимаете этот символ?

– Когда мы брались за эту историю, определили, что действие начнётся 15 декабря, хотя у автора речь идёт о ноябре. И этот предпраздничный снег в начале пьесы представляется как чудо. Таня рассказывает мужу, что на лыжной прогулке в парке запрокинула голову и ловила снег ртом. Такое детское восприятие жизни. Всё вроде бы порождает романтическое ощущение, навеваемое песней Майи Кристалинской. А ближе к финалу пьесы главная героиня в пургу преодолевает 30 километров, когда идёт на вызов к больному ребёнку на золотоносный прииск. Это тоже символ, но уже стойкости характера. Ситуация опять же не привязана к конкретному времени. Работая над пьесой, я наткнулся на похожую новость. В Орске во время пурги скорая помощь не могла проехать к больному и врач пошёл пешком. Об этом никто бы и не узнал, если бы сами пациенты не написали. Врач в этот момент тоже не думал о геройстве, а просто выполнял свой профессиональный долг. Для главной героини пьесы метель стала сильнейшим испытанием. Но пройдя этот непростой путь, она становится личностью, преодолевает в себе страхи и неуверенность. Она отпускает накопившуюся в ней боль и становится зрелой личностью.

– Александр, чем же всё-таки привлекла ваше внимание эта пьеса?

– Процесс поиска всегда сложный, материал, в первую очередь, должен меня зацепить, заинтересовать актёров. Я должен понять, что это может стать ещё одной ступенькой творческого роста. До «Тани» я поставил по Шмитту спектакль «Оскар и Розовая Дама», «Обыкновенную историю» Гончарова, пушкинского «Евгения Онегина». В орском театре драмы – «Старшего сына» Александра Вампилова. Я стараюсь брать разный драматургический материал, в этом есть определённый творческий азарт. Это и интересно. В следующий раз, возможно, возьму что-то совершенно иное. Надо же пробовать себя в разных жанрах и эпохах.

– Вы как режиссёр большое внимание уделяете сценографии. И в этой пьесе в очередной раз удалось завладеть вниманием зрителя. Как это было в «Лейтенанте с острова Инишмор» или в спектакле про фарфорового кролика «Удивительное путешествие Эдварда».

– Когда наткнулся на пьесу Арбузова, совершенно не понимал, как её ставить. Мне было интересно работать с художниками. Мы пригласили художника-постановщика из Москвы Алину Алимову и из Ярославля – лауреата национальной театральной премии «Золотая маска» художника по свету Дмитрия Зименко. Они профессионалы своего дела. Мы долго искали образ этого спектакля и в итоге получилось довольно оригинально. Да, сценография для меня имеет огромное значение, потому что она определяет язык спектакля. Это художественное решение, от которого ты будешь отталкиваться, и на котором строится драматургия конфликта пьесы. Приятно, что многие зрители, посмотревшие спектакль, пусть и не совсем чётко могут сформулировать своё восприятие, но внутренне ощущают представленное на сцене. Что символизируют плиты, которые опускаются на сцену, что за деревья появляются. При этом у каждого свои ассоциации и это здорово. А как вы восприняли, что это по-вашему?

– В какой-то момент увидел большие холодные дома, когда героиня одинока и теряет сына. Потом представились бетонные стены, хотя смысловая нагрузка при этом та же.

– Сам я предполагаю, что это символ сугробов. В последнее время стараюсь в постановке конкретно не пояснять свою идею, чтобы каждый зритель создавал свой образ. Потому что если скажу вам открыто, что это сугробы, вы придёте на спектакль и воспринимать образ будете однозначно. Это сузит для вас художественное пространство спектакля.

– Если говорить о героях пьесы, насколько они разнообразны? Эволюцию образа переживает зримо только главная героиня, остальные достаточно статичны. Или всё же происходит какое-то развитие?

– Они все переживают изменения, может, и не такие явные. Татьяна в финале по характеру не уступает Шамановой. Вначале действия Герман видел перед собой образ начальницы золотого прииска и пытался вылепить точно такой из своей молодой жены. Говорил ей, что нужно учиться, развиваться. В финале Таня становится гораздо сильнее, её образ более мощный. И Герман смотрит на неё по-другому. В целом он состоявшийся, как личность и профессионал, реализовал свой проект, у него любимая жена. Но есть нюанс. В финале пьесы он смотрит на новую Таню, которую, может, и не вспоминал всё это время. Но когда увидел совершенно другой образ, человека со стержнем, возможно, в какой-то момент пришло осознание того, что могло бы быть, если бы он остался с ней. Хотя около него Таня, скорее всего, и не стала бы такой.

Но в этом-то и вся соль пьесы, что в ней нет подлецов, отрицательных героев. Герман полюбил другую, так произошло. Таня его отпустила, и спустя время становится понятно, что всё произошедшее к лучшему для обоих. Была, конечно, вначале злость, обида, благодаря им Таня и выжила, ей хотелось доказать, что чего-то стоит.

Вообще драму гораздо сложнее ставить и для восприятия она сложнее. Я смотрю на зрителя во время действия и не могу понять, нравится ли спектакль. Кажется, что всё плохо. Потому что в комедии видна мгновенная реакция. А в драме всё по-другому, ты же не можешь заглянуть внутрь человека, что у него в душе. Он сидит молча, а в нём, может, всё кипит. Радует, что сегодня хорошо воспринимается серьёзная драматургия.

Справка «О»

Пьеса «Таня» была поставлена в 1939 году Московским театром Революции и стала первой по-настоящему успешной пьесой Алексея Арбузова. До 1956 года она была сыграна 1000 раз. Среди наиболее известных и популярных работ драматурга «Иркутская история», «Мой бедный Марат», «Сказки старого Арбата». За рубежом Арбузова считают «естественным преемником Чехова». На родине драматурга иногда за глаза называли «сказочником», «утешителем» и даже «великим утешителем». Практически все его пьесы в той или иной мере можно назвать сказками или притчами.

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Scroll to top