fbpx

Душа номада

Те, кто жил здесь тысячелетия назад, до сих пор с нами.

– Мне нужны натурщики, но пока я не нахожу нужных лиц среди современников. Мы совсем не похожи на живших в этой степи несколько тысяч лет назад, – говорит Ольга Нагорная. Она художник. И делает потрясающий проект под названием «Сарматы». – Чем дальше в глубь веков, тем сильнее связь природы с человеком. Мы не чувствуем природу и мир таким, каким чувствовали они, – уверена Ольга.  

Курганы в системе координат

Не всякий холм в нашей орен­бургской степи – просто складка местности. Этот изгиб горизонта вполне может быть могилой. Не­сколько сотен курганов. Задолго до того, как ханские орды пере­кочевали в нашу степь, здесь жили сарматы. Европеоидная раса, говорящая на языке, близком иранскому. Они первыми в мире создали колесницу и, возможно, приручили лошадей. От них нам остались удивительной красоты артефакты, найденные археологами в курганных могильниках, великая тайна и некоторые то­понимы. Какими они были, куда смыла их река времени, во что они верили и каким взглядом про­вожали солнце в небе? Это до сих пор является величайшей научной загадкой. Во всём мире нет однозначных ответов на эти вопросы. И Оренбуржье с его количеством курганов вполне могло бы претен­довать на звание как научной, так и туристической Мекки. Но что-то не складывается в этой админи­стративной системе координат. На экспедиции традиционно не хватает бюджета, в национальный проект «Наука» Оренбуржье не по­пало, а инвестировать в туризм в нашем регионе до сих пор так и не научились. К счастью, культурные ценности живут вне экономиче­ских парадигм.

Не фэнтези

Ольга Нагорная – коренная оренбурженка. Закончив здесь художественное училище, по­ступила в Московскую академию культуры и искусства. Член Союза художников России. Те, кто сле­дит за нашей культурной средой, знают Ольгу по её любви к лоша­дям. Она сама конник с большим стажем, и эти животные – частый мотив в её творчестве. Так что ин­терес к сарматам вполне понятен. Насколько достоверным будет образ полумифических земляков?

– Работая над выставкой, над проектом, я общалась только с профессионалами – археологами, историками. Перечитала труды профессора Яблонского и Меще­рякова, которые открыли миру Филипповские курганы. Моя за­дача – воссоздать максимально достоверный образ сарматов. Не фэнтези, не домысел. Номады (ко­чевники) – тема, которую хочется раскрыть с художественной точки зрения. Артефакты, которые мы знаем благодаря работе архео­логов, доступны в музеях. Но не раскрыта художественная оценка того, что мы знаем о сарматах. Я работаю над этим. Конечно, не могу претендовать на полную историческую идентичность, но могу воссоздать максимально достоверно. Есть такая необходи­мая вещь – этика. Номады были живыми людьми, а не вымыш­ленными персонажами. И здесь я обратилась к опыту антропологов.

Только мы с конём

Ольга не просто рисует мир, она воссоздаёт атмосферу, насы­щенную деталями той эпохи. Это помогает понимать далеко ушед­шее прошлое. Например, есть версия, что именно сарматы при­ручили лошадей. Может быть, это было сделано и до них, но то, что номады имели дело с полудикими животными, точно. Найденные в курганах элементы конской сбруи говорят об этом. Богато инкру­стированные в зверином стиле псалии (металлические удила) говорят о том, что приходилось быстро и жёстко укрощать живот­ных. Ну и достоверно известный и научно закреплённый факт, что именно сарматы изобрели колесницу. Причём самая древняя в мире колесница найдена на на­шем Урале в одном из поселений «Страны городов». Скакали по местным степям и смелые амазон­ки. Матриархат в бронзовом веке был вполне распространённым явлением. Железный век принёс в нашу степь власть мужчин. Же­лезо породило металлургию, воз­никло производство и начинались войны как способ экономической экспансии. Да, они были воин­ственным племенем. Но мешало ли им это любить? Ольга уверена, что нет, не мешало:

– Мне кажется, что их ощу­щения могут быть близки толь­ко тем нашим современникам, которые живут в сельской мест­ности, которые знают, как идёт стадо на пастбище, как ложится утром роса на листья, как солнце заливает светом горизонт. Это, конечно, трактовка образа. Они были конниками. У Пауло Коэ­льо есть прекрасные слова: «Я в степи на коне между прошлым и будущим. И на меня снисходит ощущение рая. Я ближе к небу». Конь у сарматов был проводником в мир иной. И коней так богато украшали потому, что это счита­лось подношением богам. Всё, что касается религиозной стороны их жизни, сегодня только гипотеза, – рассказывает Нагорная. – Я же в своей работе стараюсь добиться достоверности. Сейчас уже готовы некоторые работы для выставки. Есть новые эскизы. Их я согласо­вываю с историками.

Любовь моя, цвет зелёный

Да, современному человеку легче в лесу. Мало кто любит и понимает степь. А она – небо на земле. Такая же бескрайняя, из­менчивая, мистическая. Сарматы её любили, поклонялись ей. О том, что происходило в наших оренбургских степях много тысяч лет назад, писал отец истории Геродот. Персидский царь Дарий I предпринял «карательный по­ход» против «заморских саков», то есть сарматов. Но номады не приняли боя. Отступали, приме­няя тактику «выжженной земли». Они поджигали степь, чтобы конница противника осталась без корма. Дарий призвал вождя степняков на битву, но Идантирс ответил: «У нас нет ни городов, ни обработанной земли. Мы не боимся их опустошения. И пока нам не заблагорассудится, мы не будем сражаться. Если же ты, Да­рий, жаждешь сразиться, найди наши священные могилы пред­ков и попробуй их разрушить, и ты увидишь, как мы сражаемся». Дойдя до приазовских степей, Дарий повернул обратно, потеряв часть войска, так и не получив боя. Быть может, именно наши оренбургские степи хранят те са­мые заповедные могилы предков, которые превыше всего ценили степняки.

Жаль, что мы так мало знаем о той эпохе. Жаль, что Геродот напи­сал нам о наших земляках больше современных учёных. Ещё больше жаль, что только редкие энтузи­асты хотят попытаться показать нам мир номадов – загадочный и прекрасный. А ведь именно сарма­ты могли бы стать самым сильным региональным брендом.

Проект Ольги Нагорной вклю­чает в себя не только художествен­ную выставку. В рамках этого проекта в сотрудничестве с учё­ными, историками, археологами есть возможность организовать музей под открытым небом, ин­сталляции, фестивали. Нужна поддержка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top