Сам погибай…

Два авиапроисшествия вызвали общественный резонанс на прошедших выходных. Жёсткая посадка «Суперджет-100» с пожаром на борту и бунт пассажиров «боинга» в Анталье.

Казалось бы, два совершенно разных случая. В катастрофе в Шереметьево люди погибли из-за неполадок самолёта, вызванных грозой. В Анталье все живы и здоровы, правда, вернулись домой с опозданием.

Возвращаясь с отдыха из Турции, пассажиры авиакомпании «Азур Эйр» вдруг узнали, что маршрут их полёта изменился. Вместо прямого перелёта в Оренбург им предстоит сделать крюк до Дубая, а это ещё несколько часов в воздухе. В Дубае этого лайнера дожидались несколько земляков, отказавшихся накануне лететь на самолёте, который несколько раз задерживался из-за технических неполадок.

Их можно понять – летать страшно. По правилам, авиакомпания должна предоставить другой борт. Почти две сотни пассажиров рейса Анталья – Оренбург возмутились и потребовали выполнить условия прямого беспосадочного полёта, как указано в билетах. Представитель компании объяснил, что других вариантов для вылета нет и в ближайшие дни не будет. Именно поэтому большинство согласились лететь, а вовсе не из-за сострадания к застрявшим в Дубае землякам.

Наиболее упёртые, правда, остались в Анталье, видимо, назло авиаторам. Волевым решением руководства авиакомпании дубайские туристы получили возможность быстро вернуться на родину, правда пересидев лишние 10 – 12 часов полёта. Бунтовщики пишут возмущённые посты в соцсетях и, видимо, собираются как-то отстаивать свои права через суд.

Теперь о катастрофе. Горящий самолёт рейса Москва – Мурманск в Шереметьево нужно было покинуть как можно скорее. Однако в проходах возникла давка. По свидетельствам очевидцев, люди, летевшие в передних отделениях, пытались забрать ручную кладь с полок и из-под кресел. На кадрах, снятых случайными операторами, видно, как по аварийному трапу скатился, а потом пошёл по лётному полю человек, волочащий за собой чемодан на колёсиках.

Что он думал и чувствовал в этот момент? Будет ли вспоминать отчаянные крики за спиной и бортпроводника Максима Моисеева, который до последнего выталкивал людей к аварийному выходу, а сам погиб?

Сам погибай, а товарища выручай. Эту пословицу часто повторяли наши солдаты, прошедшие множество войн.

Сейчас не война, но и в мирное время от решения, чья рубаха ближе к телу, могут зависеть чьи-то жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: