$ 66.08 € 75.02
16+
21 ноября 2018, 07:42

С 14 и старше…

23.10.2018, 16:07
Виктор Андреевич Сытежев – экс-президент Торгово-промышленной палаты Оренбургской области.
Фото: orenpolit.ru

Виктор Сытежев родился в Медногорске. Получил три высших образования, 11 лет работал на оренбургском машзаводе в разных должностях. С 1985 года стал инструктором отдела промышленности Оренбургского обкома КПСС. В 1989 году предложил создать один из первых оренбургских холдингов – АО «Регион». В 1995 году Виктор Сытежев стал инициатором и участником создания ТПП – Торгово-промышленной палаты Оренбургской области, а также её первым президентом.

За юбилейный год наша газета несколько раз приглашала к разговору комсомольцев разных лет, историков, рядовых людей и тех, кто сделал карьеру, начав с комсомола. Мнения, жизненные истории, документы были самыми разными. И это естественно. История почти не знает ответов, что называется, только на «да» и «нет».

Сегодня мы попросили отве­тить на наши вопросы Виктора Андреевича Сытежева, которого многие в Оренбуржье знают как человека рассудительного, честного, делового. Не всем, на­верное, по душе некоторые его ответы. Но у нас и уговор был го­ворить предельно откровенно, а мы дадим ответы так, как есть.

– К какому из крайних взглядов вы ближе: комсомол – это романтики, которые по зову партии активно участво­вали во всём? Или: это сотни миллионов молодых людей, далёких от каких-то идеалов и делящихся на тех, кого про­сто использовали, и верхуш­ку – карьеристов, которые болтали об идеалах, но лезли наверх, на тёплые места?

– Крайности редко бывают верны. Всем людям по их при­роде свойственно объединяться: построить дом, повеселиться, погоревать всегда хочется вместе с кем-то. У молодёжи стремле­ние к объединению особенно выражено. В те времена, когда партия определяла, какое госу­дарство создаётся, именно она вместо библейских заповедей предложила объединяющий всех моральный кодекс строителей коммунизма. Очень близкие по духу и содержанию документы.

– Всё доступнее на личных примерах. Как и почему вы вступили в комсомол? И что это вам дало?

– У меня и у большинства мо­лодёжи путь в социуме, в обще­стве был предопределён. Снача­ла октябрёнок, потом пионер, после, с 14 лет, – комсомолец. Я вступил в комсомол в 16 лет и вот почему. По достижении 14 лет в классе начали прини­мать в комсомол для массовости всех подряд, в том числе двоечников и хулиганов. Я учился выше среднего, были какие-то принципы, воспитанные в семье. И я отказался вступать вместе с двоечниками и второгодниками. И только спустя два года после плотной обработки учителей у памятника Ленину получил би­лет и значок члена ВЛКСМ.

А дальше как у всех: собра­ния, субботники, обсуждение отстающих и помощь им. Ком­сорги, как правило, самые шу­стрые девчонки. Школьный комсомол мало чем запомнился.

В лидеры не рвался, жизнь сама куда-то толкала меня. В институте – староста группы, затем комиссар, командир сту­денческого отряда, четыре года ездил. Пришёл работать на орен­бургский машзавод, ныне это ПО «Стрела», большое оборонное предприятие. Поработал полгода технологом – избрали секрета­рём организации цеха. Через год предложили на освобождённую комсомольскую должность в за­водской комитет с правами рай­кома – 4 тысячи комсомольцев.

Характер, наверное, такой – не молчал всю жизнь, когда ви­дел несправедливость, всё время что-то организовывал. Я тяжело принимал решение уйти из цеха на комсомольскую работу. Но старшие товарищи сказали: в цех ещё вернёшься в новом ка­честве, а секретарём не каждому предлагают работать. Да я и сам видел, что многие руководители на заводе поработали на комсо­мольской и партийной работе.

И комсомол, и партия – жи­вые многочисленные органи­зации. И в них были люди, ко­торых исключали из рядов и за пьянство, и за воровство, и за другие преступления. Среди руководителей встречались пу­стобрёхи и графоманы, явные карьеристы. Помню, один го­родской начальник любил про­водить совещания с партийным и комсомольским активом с 17 до 23 часов. У нас малень­кие дети, приходишь домой в 23 часа, а молодая жена смотрит на тебя как на идиота и не верит про совещание. Встать и уйти можно было, но это равносиль­но тому, что написать заявление об увольнении.

Но не это главное было в комсомоле. Он объединял нас, молодых. Круглый год летние и зимние спартакиады по разным видам спорта. Конкурсы художественной самодеятельности, конкурсы профессионального мастерства. Забитый до отказа зал Дворца культуры на вечерах, которые организовывали сами комсомольцы. Рейды оператив­ного комсомольского отряда и конкретное шефство лучших рабочих парней над трудными подростками. Фотографии мо­лодых рабочих и инженеров на территории завода. На танцах следили за порядком комсо­мольцы-оперативники, а не частные охранные предприятия, как сейчас. Это и многое другое – часть нашей комсомольской молодости. Мы находили друзей и поддерживаем эти отношения до сих пор.

Я приобрёл опыт организа­ционной работы, умение слу­шать людей и при необходи­мости убеждать их в чём-то. Приобрёл множество знакомых, как говорят сегодня, – связи. Нас, молодых и горячих, нена­вязчиво учили и поправляли наши старшие товарищи. Мне повезло: среди моих настав­ников были мудрые Легошин и Михайлов, фронтовики Ко­зютенко, Томин, Басов. Они и подсказывали, и «вваливали», когда было за что.

– Многие нынешние руко­водители крупного бизнеса вышли из руководителей ком­сомола. Почти общий глас: они ограбили страну, пользу­ясь старыми связями, нераз­борчивостью в борьбе за успех и какими-то организаторски­ми навыками, которые им дал комсомол.

– Моё мнение такое: надо понимать, что 70 – 80 процентов населения СССР были комсо­мольцами, и было относительно небольшое количество, скажем так, организаторов – работ­ников райкомов, горкомов, обкомов.

На областном уровне я знаю человек десять из бывших ком­сомольских функционеров, которые стали богатыми, по местным меркам. Но успешных и богатых в стране тысячи, и среди них и комсомольцы, и члены партии, и беспартийные, и отсидевшие. Да, подавляю­щее большинство комсомоль­ских активистов не пропали в смутные годы после развала страны и комсомола. Они стали директорами химчисток и кол­леджей, автосервисов и магази­нов, директорами заводов и на­чальниками цехов. Потому что всегда были активными, были лидерами. У нас в области часто вспоминают, что Киданов, Куниловский, Трубников – бывшие комсомольские секретари, а сейчас успешные предпринима­тели. Да, потому что как только представилась возможность за­няться предпринимательством, их энергия и организаторский талант помогли им создать свой бизнес. А сейчас они яркие, по­тому что занимают активную жизненную позицию и много работают в Законодательном собрании, в других выборных органах. Многие бывшие ком­сомольские работники с тали хорошими служащими адми­нистраций разных уровней, по­тому что научились в своё время работе с людьми и с бумагами. Но в основном успешные пред­приниматели – просто люди, бывшие в рядах ВЛКСМ.

– Как вы с тали предпри­нимателем? Почему вас нет в списке олигархов, обогатив­шихся в 90-е годы? Ведь все, кто вас знает, говорят о ваших способностях и умениях.

– Я тоже занимался пред­принимательством. С друзьями создали первое в области акци­онерное общество под назва­нием «Регион», по нынешним меркам, классический холдинг из 10 компаний. Осуществляли первые импортные поставки одежды в область в 1991 году. Но крупным и богатым предпринимателем я не стал, по­тому что некоторые личные качества этому не способство­вали. Я доверчивый человек, и меня несколько раз обманывали так, что можно было и не под­няться. В Белоруссию отправил 30 вагонов с дизтопливом, а взамен 8 вагонов сахара так и не получил. В Узбекистан отправил 2 вагона с мукой, а оттуда ни­чего. Были и другие проколы. У меня не хватало хорошей на­глости и решительности, а без этого в бизнесе нельзя.

И, главное, в 1995 году меня избрали президентом Торгово- промышленной палаты, а эта должность предполагает пред­принимательские способно­сти, коллектив-то надо обеспе­чить работой и зарплатой. Но 80 процентов времени уходи­ло на общественную работу – встречи с людьми, с представи­телями органов власти, круглые столы, семинары. На серьёзный бизнес времени не оставалось.

Эта работа похожа была на работу в комсомоле. И я дово­лен своей трудовой биографией. Главное – есть много хороших друзей. Мне кажется, никто не плюнет в спину. Мои сверстники с машзавода охотно собираются на дни рождения комсомола, потому что воспоминания о комсомольской молодости при­ятны. А хорошие воспоминания – богатство любого человека. Их никто не отнимет, комсомол всегда с нами.

 

Вильям Савельзон

Новости
все новости