$ 67.89 € 76.09
16+
13 ноября 2018, 03:50

Они провезут рекламу по городу

Методология борьбы с малым бизнесом по-оренбургски: сценарий, участники
24.04.2018, 14:43
Печаль на рынке пассажирских перевозок.
Фото: Олег Рукавицын

То щиты рекламные падают на головы горожанам, то сами горожане вдруг начинают массово выпадать из автобусов. Странные информационные атаки на бизнес-конкурентов, странные внезапные муниципальные торги, странное отсутствие базовых документов.

С интервалом в четыре года реализуется схема «оккупации» некоторых сегментов рынка. Скандалы сотрясают Оренбург. Сначала рекламный рынок, теперь пассажирские перевозки. Рассматриваем ситуацию, проводим аналогии, ищем получателей выгоды.

– Знаю тебя, Руслан, хороший ты парень. Но ты тут такого наго­ворил, получается, на всех нужно наручники надевать и сажать, – говорил Юрий Мищеряков, тогда ещё мэр Оренбурга. – Ты говоришь про деньги. Но нужно исходить из реальной цены. Нель­зя допустить, чтобы цена была занижена.

Слова Юрия Мищерякова остались только словами. Зани­женной оказалась не только цена.

Разговор этот с директо­ром рекламной компании Рус­ланом Абдршиным состоялся в 2014 году. И речь шла о сотнях миллионов рублей, которых го­родской бюджет так и не получил.

Самое парадоксальное: предпри­ниматели с большим скандалом требовали эти деньги у них взять и в этот самый бюджет положить. А мэрия неистово отказывалась.

И не вспоминать бы эту историю, но она повторяется. И фигурант один и тот же – Артём Сафиуллин, предприниматель, депутат горсо­вета от партии «Единая Россия».

 

Со щитом или на щите

Право установки и эксплу­атации рекламных конструк­ций на территории Оренбурга в 2014 году было разыграно на торгах. На аукцион выставлялись 720 конструкций, в основном магистральные щиты. 86 заявок было подано на участие в аукци­оне. Однако к самому процессу допущено всего 6 компаний.

Все лоты ушли по стартовой цене или по ним был сделан лишь один шаг. Город получил в казну 54 миллиона рублей. Предприниматели, которых не допустили, уверяли, что готовы были торговаться и принести городу минимум на полмиллиарда (!) рублей больше.

Спустя четыре года мы можем констатировать факт, потрясаю­щий воображение: в результате тех торгов с рынка ушли несколь­ко десятков компаний. Малый и средний бизнес в этой сфере почти перестал существовать.

По сути, рынок был монополизиро­ван тремя предпринимателями. Те, кому не повезло, увольняли сотрудников, безуспешно пыта­лись продать полиграфическое оборудование, судились…

 

Через чёрный ход

Как это было? О том, что кон­курсную комиссию по рекламе уже собрали, предпринимателям никто не сообщил. Узнали слу­чайно, буквально за несколько дней.

Условия конкурса были заведомо нереальные. Предла­галось за 5 дней предоставить справку об уплате налогов за два года. Справка эта предоставлялась ведомством в течение 30 дней. Нужен был строительный проект. На запросы для разъяснений тоже отводилось 5 дней. На них никто не отвечал.

Заседание комиссии прохо­дило тайно. Однако предпри­ниматели всё же узнали об этом. В зал их не пустили. Сказали, в закрытом режиме. Люди ждали решения четыре часа. А потом их просто начал выпроваживать охранник, который и сообщил, что члены комиссии давно ушли. Через другой (может, чёрный) ход.

Протокол заседания на сайт никто так и не выложил, а на следующий день были объявлены торги. Предприниматели даже не знали, допущены ли они.

 

Они падают – 1

После торгов разгорелся скан­дал. Практически весь реклам­ный рынок Оренбурга оказался в руках троих предпринимателей: Артёма Сафиуллина, Сергея Фро­лова и Михаила Грачёва. Город продал им магистральные щиты на пять лет по цене 80 тысяч рублей за один лот. В то время как годом ранее, по словам самих рекламщиков, на аналогичных торгах лот продавался по цене 442 500 рублей.

То есть городская администрация создала такие условия, что торговаться стало просто некому. Никто не поднял цену. Предприниматели писали письма в УФАС, подавали иско­вые заявления в суды, выступали в СМИ.

Торгово-промышленная па­лата в Оренбурге попыталась разрешить проблему и собрала всех за стол переговоров. Максим Крухмалёв, в то время начальник управления по наружной рекламе города, утверждал, что никакой проблемы не видит в принци­пе, что комиссия имела полное право так поступить, и… начал показывать собравшимся слайды, как старые, заржавевшие реклам­ные щиты падают. И могут даже упасть на головы горожанам. Утверждая, что администрация сделала всё законно и в целях безопасности.

И весь этот «театр абсурда» происходил на фоне отсутствия на тот момент самого главного документа: город должен был под­готовить и передать на утвержде­ние в Законодательное собрание области муниципальную схему размещения рекламных конструк­ций, которая могла бы хоть как-то оправдать такое уничтожение малого бизнеса.

 

В духе лихих 90-х

Дольше и упорнее всех суди­лись за свои предприниматель­ские права две компании. Для директоров этих предприятий всё закончилось очень плохо. Один оказался в федеральном розыске, а второй…

Проиграв судебное заседа­ние в первой инстанции, «герой сопротивления» очень хорошо подготовился к апелляции. Судя по тому, что произошло дальше, апелляция должна была быть выиграна. Историю эту до сих пор рассказывают очевидцы и участники процесса, а также дру­зья и коллеги.

Предприниматель, осмелившийся сопротивляться городской администрации и победителям торгов, резко, без объяснения причин, отозвал апелляцию, перестал отвечать на телефонные звонки, а потом и вовсе вывез семью в соседнюю республику. Спустя какое-то время семья и вовсе уехала в заокеанское государство. Как можно дальше. Единственное, что он сказал друзьям: «Жить очень хотелось».

Чуть меньше пострадала Анна Межова – руководитель благотво­рительного фонда и маленькой рекламной компании. Она никог­да не занимала большого объёма на рынке рекламы, но прибыль от своего бизнеса направляла в том числе и на благотворительные проекты.

До скандала Межова была партнёром для городских властей и помощницей. После всего случившегося ей пришлось бизнес закрыть. Само собой, ве­рить властям больше не хотелось. Она пыталась обсудить с новыми владельцами рынка возможность уживаться в отрасли, но, по её словам, Артём Сафиуллин «просто издевался надо мной». Примерно так и рождаются оппозиционные настроения у вполне сознатель­ных горожан с активной граждан­ской позицией.

И тут самое время назвать ещё одну фамилию, которая в нашей истории очень важна. Вячеслав Нейфильд. Юрист, адвокат, пред­приниматель. Он выступает в суде то на стороне администра­ции против предпринимателей, то наоборот. И всё это, как нам кажется, очень неспроста.

 

Всё закончилось разгромом сопротивления

Артём Сафиуллин, Сергей Фро­лов и Михаил Грачёв победили. Городскую администрацию, судя по всему, это устроило, несмотря на тяжёлые финансовые и имид­жевые потери. О методах борьбы разговор отдельный, пока посмо­трим на результат и перспективу.

В результате муниципальной реформы Евгений Арапов стал не просто главой администрации, а полноправным и единствен­ным главой. Юрий Мищеряков с достоинством ушёл в Государ­ственную думу. Начальником от­дела по наружной рекламе была назначена Оксана Бондаренко, которая, кстати, до этого оказы­вала юридическую помощь фир­мам и компаниям коммерсанта Артёма Сафиуллина.

Ещё один юридический консультант Артёма Рафаильевича и Сергея Фролова – Юрий Кузнецов – стал руково­дителем подведомственного го­радминистрации МКУ «Реклама-Оренбург».

Пару лет все укореня­лись. Нежное слияние бизнеса и власти состоялось.

Сам Артём Рафаильевич ре­шил стать депутатом горсовета. Ещё один любопытный факт: не­смотря на то что позиционировал он себя как член партии «Единая Россия», на его личной страничке в «Фейсбуке» вдруг обнаружилась подписанная петиция за отставку российского премьер-министра Дмитрия Медведева, который эту партию и возглавляет. Забыл про это коммерсант Сафиуллин или была другая тактическая идея?! Остаётся гадать.

 

Стратегия

Свою экспансию на рынке пассажирских перевозок Артём Сафиуллин начал ещё до того, как стал депутатом горсовета. С весны 2017-го начал он рассказывать в СМИ о том, что есть новая страте­гия развития транспорта в Орен­бурге. А в процессе переговоров с потенциальными конкурентами или партнёрами говорил много странного.

Например, он посчитал, что финансовый объём рынка пас­сажирских перевозок равен при­мерно полутора миллиардам рублей. По его мнению, эта сумма, образно говоря, сейчас делится на тысячу участников, а могла бы, например, на де­сять. Для этого нужно, чтобы во главе процесса встал он, как руководитель муниципального транспорта, а несколько частных компаний-перевозчиков к нему присоединились.

Примечательно и то, что он сам и его партнёр Сергей Фролов говорили от имени администра­ции, нисколько не сомневаясь, что ситуация у них под контролем.

Тут нашим читателям надо пояснить: муниципальное пред­приятие обслуживает и те марш­руты в городе, которые не при­носят прибыли, но горожанам нужны. Для этого из бюджета выделяются деньги. Порядка 250 миллионов рублей. Однако есть у них маршруты прибыль­ные.

Так вот, согласно статистике, более 70 процентов муниципаль­ного пассажирского автопарка деньги всё-таки зарабатывает. При этом муниципальное казён­ное предприятие (МКП) каким-то чудом умудрилось накопить многомиллионные долги.

Всё, что молодой депутат-реформатор задумал, противо­речит указу губернатора, ре­гламентирующему эту сферу. Согласно плану регионального правительства, доля участия муниципального транспорта должна, наоборот, снижаться, уступая место частникам.

Артёма это не смущало. Он уверял, что уже получил одобрение губерна­тора. Его партнёр Сергей Фролов подтверждал, что от 60 до 90 процентов объёма пассажирских перевозок в городе Юрий Берг готов отдать муниципальному предприятию.

Судя по тому, как развивались события дальше, лукавили господа безбожно. Губернатор Юрий Берг просто выгнал Артёма Сафиуллина из Дома Советов. За некорректное поведение. Но это случилось позже…

 

Они падают – 2

В мае 2017-го увольняется Максим Фазуллин, начальник городского управления пассажир­ского транспорта. По его словам, на него оказывали давление.

Глава города Евгений Арапов вдруг стал выражать постоянное недовольство его работой. Якобы потому, что он слишком много помогал частным перевозчикам. На его место Евгений Сергеевич берёт Дмитрия Анисимова. А он близкий друг Артёма Сафиуллина.

О дружбе свидетельствуют фото­графии в социальных сетях, за­печатлевшие совместный отдых. Дмитрий тоже начинает расска­зывать в СМИ о новой стратегии развития пассажирского транс­порта и о новой маршрутной сети. И это странно, поскольку «старый» документ был не так давно принят и за него заплаче­ны бюджетные деньги поряка 2 миллионов рублей.

Артём Сафиуллин становится руководителем МКП «Оренбург­ские пассажирские перевозки», хотя доселе транспортом не за­нимался. И с этого момента ко­пирование сценария захвата рекламного рынка становится совсем уж очевидным.

Во-первых, условия конкурса переписываются трижды. И каж­дый раз они меняются в угоду предложениям, озвученным Са­фиуллиным.

С помощью прокуратуры и УФАС частным перевозчикам удалось отменить проведение этих торгов. Третий конкурс был назначен накануне новогодних праздников. Делалось всё для того, чтобы перевозчики просто не успели собрать документы и подать заявки.

В транспортную комиссию при администрации города вдруг вошёл Сергей Фролов, который к отрасли формально вообще не имеет отношения.

В СМИ начинается информационная атака на конкурентов. Одним из инфоповодов становятся пасса­жиры, которые якобы выпадают из переполненных автобусов вследствие нарушения ПДД.

Информационный интернет-портал Ётут.рф сделал запрос в следственный комитет по одному из таких эпизодов. Коллегам от­ветили, что случай не подтверж­дён, никакого обращения от потерпевших не было, свидетели не найдены.

Кстати, Ётут.рф про­вёл расследование и выяснил, что

Артём Сафиуллин чувствует себя «под защитой», потому что его близкий родственник слу­жит начальником Управления спецсвязи ФСО в Приволжском федеральном округе.

Если рас­следование наших коллег верно, то Артём Рафаильевич сильно компрометирует своего высоко­поставленного родственника.

 

Безвозмездно. То есть даром

Ещё одна примета нежного слияния конкретной бизнес-груп­пы с властью – адвокат Вячеслав Нейфильд. Штатным сотрудником городской администрации он не является. Он предприниматель. Однако в судах представляет интересы чиновников. Якобы безвозмездно. В целях саморекла­мы.

Возможно, это и правда, но этих процессов было слишком уж много. Кроме того, видно его пре­имущественно в тех процессах, где фигурируют интересы Артёма Сафиуллина и Сергея Фролова. Более того, сам господин адвокат является соучредителем одной из фирм вместе с Артёмом Рафа­ильевичем.

Ещё один штрих к портрету юридического помощника: его коммерческие предприятия весь­ма часто являются подрядчиками по исполнению госзаказа. То есть побеждают в торгах, объявленных городскими властями.

Ещё один вопрос, который напрашивается сам собой: зачем Евгению Ара­пову так часто нанимать «безвоз­мездно» частного адвоката, если в горадминистрации есть целое правовое управление?

Увы, вопросов очень мно­го. История существования в Оренбурге такого незаурядного явления, как Артём Сафиуллин, насчитывает уже не один год. Вместить эту историю в одну га­зетную статью не представляется возможным, но мы следим за раз­витием ситуации.

Процесс регулирования пас­сажирских перевозок ещё не завершён. Кстати, губернатор настоятельно рекомендовал Ев­гению Арапову уволить Артёма Сафиуллина. Но Евгений Серге­евич не послушал совета. Зачем же Евгению Арапову так нужен Артём Сафиуллин?

 

Прямая речь

Владимир Тишин, адвокат:

– По моему мнению, в вопросах, где речь может идти о столкновении коммерческих интересов, муниципалитет должен выступать гарантом свободной конкуренции.

К сожалению, что в ситуации с рекламными торгами, что при конфликте с пассажирскими перевозками администрация города оказывается на стороне одной из противоборствующих сил. И чудесным образом в обоих случаях это оказывается одна и та же сила.

Я, как профессионал и как обыватель, не могу понять, зачем нужно было объявлять торги по рекламе и по пассажирским перевозкам именно под Новый год, выпускать «дополнительный номер» газеты, чтобы внести корректировки в положение о торгах.

Хотя «подторговывать» под новогодние праздники и новогодние выходные, похоже, фирменная фишечка этого состава городского менеджмента, перенятая из арсенала корпоративных войн начала 2000-х.

 

Анна Межова, руководитель фонда «Сохраняя жизнь»:

– Когда я не смогла ничего выиграть на торгах, я отчаянно искала решение, как же сделать так, чтобы не закрывать бизнес. И как раз на городской ярмарке Артём Сафиуллин остановился около нашей выставочной экспозиции, спросил, чем он может помочь. Я ему ответила, что лучшая помощь – не гробить мой маленький бизнес. Он пригласил на разговор.

Обещал, что подумает, как мне помочь, и выслушает мои конкретные предложения.У меня конкретное предложение было, как через социальное партнёрство с городом можно и бизнес сохранить, и программы фонда. С этим предложением я и пришла. Однако он сказал, что городу это неинтересно и никто со мной сотрудничать не будет.

Меня тогда удивило, почему он решает за город и за главу, выдаёт решения от их имени и от имени всех нуждающихся. Мне казалось, что социальный проект, который я предлагаю, городу очень нужен, да и ему, как депутату, должен быть интересен. Ведь в результате город не тратил ни копейки, а, наоборот, зарабатывал! Кроме того, была бы оказана прямая помощь малообеспеченным гражданам, которым город не может помочь, потому что нет средств.

Куда ни посмотри, одни плюсы. Когда я говорила с Сафиуллиным, думала, что он просто не хочет конкуренции в рекламе, но Арапов-то поймёт, насколько моё предложение отвечает тенденциям времени. Ведь как раз тогда Владимир Путин говорил про социальное партнёрство, поддержку малого бизнеса, что нужно дать дорогу таким проектам.

И я написала официальное письмо в администрацию города. Однако ответ меня очень удивил: фактически мне ответили словами Сафиуллина. Почему город отказывается помочь горожанам, но свято охраняет бизнес конкретного депутата? Я тоже хотела бы знать.

 

Елена Бобылева, директор ООО «Южанка» (14-й маршрут):

– Я всегда работала с городской администрацией. Мне казалось, что это единственно правильный путь, поскольку мы живём в этом городе и работаем для горожан. Когда частные перевозчики объединились в Ассоциацию, я даже думать не хотела о том, чтобы к ним присоединиться.

Однако новый руководитель Управления пассажирским транспортом Дмитрий Анисимов нас удивил. Когда мы пришли к нему накануне конкурса, он сказал, что нужны большие автобусы и, если мы хотим работать, нужно идти и договариваться с Артёмом Сафиуллиным.

Анисимов ни в чём не был уверен. Зато беседа с Артёмом Рафаильевичем показала, что хозяин положения именно он, Сафиуллин. Нам даже показалось, что будущее за ним. Но, несмотря на то что он пообещал нам работу и партнёрство, потом почему-то передумал. Хуже того, нашим водителям начали угрожать. Говорили, если они не перейдут на работу в МКП, то работать в Оренбурге им просто больше никто не даст.

Мы были вынуждены обратиться за помощью в Ассоциацию перевозчиков. И слава богу, что это знакомство и сотрудничество состоялось. Они помогли нам, многому научили.

Кроме того, в Ассоциации люди действительно хотят что-то делать для города, развивать свою сферу, делать её современной и комфортной. Городская администрация, я считаю, показала себя во всей этой ситуации по меньшей мере странно. А некоторые её сотрудники просто обманывали нас.

Елена Черных

Новости
все новости