$ 66.08 € 75.02
16+
21 ноября 2018, 07:13

Братья

31.10.2018, 12:02
На таких, как братья Шариповы, держится село.
Фото: Олег Рукавицын

Когда Газинура Шарипова в восьмом классе по просьбе главы совхоза снимали с занятий и, как самого толкового штурвального комбайна, посылали на уборку хлеба, провалов в учёбе не случалось.

Напротив, он хорошо учился и поступил в вуз. Окончил ОГУ, стал инженером. И вернулся в родное село, так же как и его младший брат Дамир.

 

Первая премия

В селе Тукай нет ни одного брошенного дома. Невероятно, правда? А всё потому, что здесь у людей есть работа, причём круглый год. Те самые ребята, которые когда-то мальчишками работали бок о бок со своими от­цами в поле, выросли, получили образование в городе и создали на родине свой бизнес.

Они знают сельский труд от а до я. Знают людей, которые тут живут. Поэтому и создают ус­ловия, при которых нет необхо­димости уезжать на заработки в Оренбург, Москву или на Север.

В Тукае есть средняя обще­образовательная школа, музей, мечеть, клуб, детский сад, ФАП. Имеются трудовые династии. В семьях воспитывают детей так, что жить и работать они стремятся на родной земле. Как раз из таких два брата Газинур и Дамир Шариповы.

Газинур вспоминает, как на линейке 1 сентября перед всей школой ему вручали конверт с премией. И было это не раз. Та­ким образом совхоз благодарил старшеклассника за активное участие в уборке хлеба:

– Того чувства гордости ни­когда не забыть. И для меня, и для многих моих сверстников это было лучшим поощрением. Ведь на нас смотрели не только одноклассники, но и наши отцы, соседи по улице, с которыми мы работали в поле.

Мальчишками мы отлично изучили устройство техники. Могли работать на любых трак­торах. Поэтому жаль, что сейчас школьников не подпускают к сельскохозяйственной технике. Да и сами родители настраивают детей против работы на земле. Мне непонятно, когда говорят: «Уезжай, сынок, в город и ни в коем случае не возвращайся в деревню!» А потом парень окан­чивает университет и, случается, работает мойщиком автомоби­лей или охранником в торговом комплексе. И даже не подозрева­ет, что есть у нас в Оренбургской области хозяйства, в которых можно заниматься привычным крестьянским трудом, как это де­лали его отцы и деды, и при этом получать приличную зарплату. Например, механизаторы у нас всегда зарабатывают хорошо. И после уборки мы находим для них работу, за которую они также получают достойную зарплату.

 

Дело отца

Дамир продолжает:

– Наш отец – коренной жи­тель Тукая. Окончил сельскохо­зяйственный институт в Орен­бурге. В селе работал инжене­ром-механиком. В 1985 году его выбрали председателем совхоза. Когда в 90-х годах началось фер­мерское движение, стал одним из первых предпринимателей. Глядя на него, начали организо­вывать своё дело и другие. Взяли землю, поставили мельницу, по­строили маслобойный цех.

Нас, детей, отец везде возил за собой. Было интересно вни­кать в сельскую работу, хотелось всё испробовать. Школьниками мы разгружали пшеницу, рабо­тали штурвальными на комбай­не, убирали хлеб на допотопных «Нивах», потом на «Енисеях». Так что, если надо, и сегодня сможем сесть за штурвал любой сельскохозяйственной техники.

После вуза у нас даже и мыс­ли не было в городе остаться. Всегда знали, что будем про­должать дело отца. В Тукае родились, выросли. Здесь всё привычно и удобно для жизни. Дорога, асфальт, сотовая связь, Интернет – что ещё надо?

Отец уже на пенсии, но каж­дое утро приходит в мастерские, он директор ООО «Золотой ко­лос», занимается растениевод­ством. Я и брат – индивидуаль­ные предприниматели. У меня молочное животноводство, у Газинура – мясное животновод­ство и растениеводство.

Климат, правда, постепенно меняется. Когда-то гречиха хорошо росла. А в прошлом году попробовали – не растёт. Идёт вверх, но пустая. Никогда не подводят подсолнечник и озимая пшеница. Каждый год пробуем что-нибудь новенькое. Вот посеяли рыжик на масло. Посмотрим, что из этого полу­чится.

Подрастают наши дети. У меня – дочь, у Газинура – дочь и сын. Пацана берёт с собой на поля, на фермы, чтобы про­являлся интерес. Идёт тем же путём, что и наш отец.

Газинур вносит некоторую грустную ноту:

– Конечно, кадровый вопрос для нас самый острый. Иногда начнёшь говорить с молоды­ми людьми и видишь, что не привлекает их труд на земле – вкалывать надо. Им кажется, что где-то в городе можно, не выходя из дома, имея только со­товый телефон, получать деньги прямо из воздуха. А о том, что работа через Интернет – это тоже взаимодействие с людьми, время, нервы и часто нерегуляр­ные заработки, они пока ещё не знают и не думают.

 

Одна команда

Когда зашёл разговор о про­блемах, Дамир снова оживился:

– Возмущаемся, что заку­почные цены на сельхозпродук­цию низкие. Но преодолеть все сложности нам помогает то, что костяк в коллективе сформиро­вался. Работаем вместе около де­сяти лет и уверены друг в друге.

На наших предприятиях ра­ботает исключительно местное население. Рабочих рук хватает. На зимний период просятся многие, а вот на летний, когда вокруг полно подработки, слож­нее. Поэтому стараемся обеспе­чить занятость круглый год.

Всё, что работники просят, мы делаем. Провели молоко­провод, летняя дойка – здесь же, чтобы не ночевали в поле. На базе стоит охладитель. Чисто, светло, уютно. Зарплату выпла­чиваем вовремя.

Рынок сбыта имеется: за­купщики приезжают с базы «Ташлинская».

Газинур задумался, размыш­ляя о будущем:

– Действительно, в селе нет пустующих домов. Люди не разъезжаются. Пока. Каково оно, будущее, зависит от нас и от таких же предпринимателей, как мы. Что нужно делать, чтобы не пустовали земли? Прежде всего помогать тем, кто готов присо­единиться к нашей команде.

В своё время нас поддер­жал отец. Мы встали на ноги. Трудимся так же, как и другие молодые предприниматели села. Есть договорённость поддержи­вать начинающих фермеров, которые хотят развивать бизнес на нашей земле. Так что добро­вольцам выделим технику и поможем с оформлением доку­ментов. Было бы желание.

Дамир поясняет:

– Если сохраним сельхоз­предприятия и рабочие места, деревня будет жить. Тогда и клуб, и школу не закроют. Вот недавно мы сообща дом имаму построили. Теперь у нас есть свой духовный центр.

Одному приезжему механи­затору для покупки дома выде­лили безвозмездно денежную помощь в половину стоимости жилья. У него жена, дети. Попол­нение в селе только на радость. В течение 5 лет он обязан будет отработать у нас. Думаю, что это справедливо.

 

Самый молодой глава

В 27 лет Газинура Шарипова выбрали главой Тукаевского сельсовета. Выдвинули старей­шины, остальные поддержали. В этой должности он отработал 5 лет. Вот как он вспоминает о том времени:

– Сложностей особых не было. Когда с людьми много общаешься и вникаешь в их во­просы, то, по сути дела, ничего не меняется, если ты глава. Что- то непонятно – тебе объясняют. Больше знаешь ты – прислуша­ются к тебе.

Тогда мне такой период достался, что все объекты: дороги, свалки, кладбища, скважины, гидротехнические сооружения – всё нужно было оформить. До меня никто это­го не делал, а там большие затраты. Для чего это нужно? К примеру, чтобы участвовать в программах по асфальтиро­ванию, заявку должен подавать собственник. Если скважина оформлена, её можно сдать в аренду. Кое-что за это время удалось сделать. На школьной улице вместо просёлочной до­роги появился грейдер длиной 600 метров.

В Тукае и в посёлке Южном практически не было освеще­ния. Поставили энергосберега­ющие фонари.

Озеро с родниковой водой сохранили, несмотря на то что многие сельсоветы снимали их с учёта и население оставалось без водоёма. Сейчас в нашем озере купаются и ловят рыбу.

Школу поддержали, дети и молодые люди ездят на раз­личные соревнования. Хорошо у нас развивается волейбол. Честь Александровского района по этому виду спорта защищают именно тукаевские ребята.

Сам я с детства играю в во­лейбол и хоккей. Пытался по­ставить пластиковую коробку, но средств не хватило. Пока ездим играть в Александровку. Выезжаем в другие районы об­ласти на товарищеские матчи. Сейчас я уже не глава, а только предприниматель. Возможно, вместе с единомышленниками сложимся и купим коробку.

Работать на посту главы было несложно. Но, честно говоря, это не моё. Поэтому на следующий срок не согласился.

 

«Меня здесь ждут»

Возможно, селу только по­везло с тем, что Газинур не остался в должности главы. Лю­бой руководитель больше мыс­лит интересами общего дела. А людям хочется, чтобы вникали в их частные ситуации. Ну вот куда податься парню с инвалидностью? Где-нибудь в другом месте он прозябал бы на свою пенсию, мучился от безделья и собственной ник­чёмности. А у Шариповых он получил посильную работу и такую зарплату, которая и для города считается приличной. А главное, человек каждый день просыпается с мыслью, что его ждут, он важное звено в производственном процес­се. И для братьев Шариповых он, инвалид, так же, как и все остальные работники, нужен и важен. Потому что сколько бы ты ни заработал, всё самое ценное остаётся земле и людям. В Тукае это давно поняли.

Инна Ломанцова

Новости
все новости