$ 65.81 € 77.46
16+
26 сентября 2018, 09:53

Без декларации нет полномочий

Где заканчивается борьба с коррупцией?
27.09.2016, 21:00

Фото: Google Images

По всей стране депутаты муниципальных образований отказываются от мандатов. Оренбуржье не стало исключением. Одна из причин – нежелание заполнять декларацию о доходах. Вместо того, чтобы отчитаться о счетах и имуществе своей семьи, депутаты местных советов снимают с себя полномочия. Почему? И как решить очередную проблему и без того не безоблачного существования местной власти?

 

Больше сотни несогласных

Требование обнародовать свои доходы появилось в 131-м федеральном законе о мест­ном самоуправлении в этом году. До конца апреля депута­ты всех уровней должны были подать справки об имеющихся у них счетах, имуществе, а также обо всём, что принад­лежит членам их семей. Спе­циалист администрации эти сведения должен собрать и опубликовать на сайте. По сути, эта мера не относится к антикоррупционному законо­дательству.

Однако прокуратура актив­но взялась за проверку данных. И выяснила, например, в Бу­зулукском районе ряд несоот­ветствий. Значит, за недосто­верные данные депутат должен лишиться мандата? Формально да. Но совет депутатов это ре­шение не поддержал и человек продолжает работать. И это тоже по закону. Судебных пре­цедентов пока нет, всё отдано на откуп местной власти. За­путанно получается.

Разбираться в этих тонко­стях многим недосуг. Проще от­казаться от подачи декларации. Как сделали, например, восемь из десяти депутатов Анихов­ского сельсовета Адамовского района. И 18 сентября жители села выбирали им замену. Так поступили и трое депутатов Октябрьского уже районного совета. Все они – руководители сельхозпредприятий. Обостри­лась ситуация в Матвеевском, Переволоцком, Курманаевском районах. В общей сложности больше ста человек сегодня попадают под категорию «не­согласных».

 

Справки и пересуды

По мнению Галины Дедо­вой, начальника управления по взаимодействию с органами государственной власти и мест­ного самоуправления аппарата губернатора и правительства области, проблема тут двоякая. С одной стороны, люди реально не хотят обнародовать свои доходы. С другой – технически сложно порой собрать все справ­ки, правильно обнародовать документы.

– Мы должны брать во вни­мание менталитет людей, про­живающих в сёлах, – рассуждает она. – Все ведь понимают, что доходы фермера, например, и библиотекаря значительно разнятся. И это может вызвать какое-то недовольство, раз­говоры, которых людям хо­чется избежать. К тому же все эти депутаты выполняют свои полномочия на общественных началах. То есть они не полу­чают зарплату из бюджета. По сути, это просто дополнительная нагрузка. Депутатов сельских советов, которые работают на освобождённой основе, в обла­сти всего десять человек!

Так что с чисто человеческой точки зрения не в чем упрекнуть тех, кто не хочет рассказывать, как и на что живёт. Это пони­мают и на федеральном уровне. Госдума предыдущего созыва успела в первом чтении при­нять закон, который обяжет отчитываться о доходах только депутатов, работающих на ос­вобождённой основе. То есть если перекладывать эту меру на Оренбуржье – всего десять че­ловек. Госдуме седьмого созыва останется принять этот закон во втором чтении.

 

Уговорить пойти на выборы

Да и рассуждая о борьбе с коррупцией с житейской точки зрения, сложно в принципе представить её в небольшом сельсовете. Средний бюджет сельского поселения в области не превышает двух-трёх милли­онов рублей. 95 процентов этих средств – целевые дотации из областной казны. То есть никто, ни при каком желании не может потратить их иначе, чем заложе­но в программе. Депутаты сове­та голосуют, по сути, за то, что уже распределено. А проблем, с которыми к ним идут сельчане – куда больше. Пенсионерка про­сит крышу починить, дедушка – забор поставить, школе нужно дорогу прочистить или помочь с приобретением техники. То есть получается, за свою обще­ственную, благотворительную, по сути, деятельность депутат должен ещё и перед государ­ством отчитаться.

Поэтому, наверное, так тя­жело у нас идут выборы в му­ниципальные советы. Галина Дедова признаётся, что людей буквально приходится уговари­вать выставить свою кандида­туру, потому что в противном случае местная власть не сможет полноценно функционировать. И даже те небольшие бюджет­ные деньги нельзя будет пустить на благо сельчан.

Законодательство о местном самоуправлении претерпело уже сотни изменений. Послед­ние были даже выделены в от­дельный закон. Но пока, как мы видим, порядка в этой системе они не добавляют.

Юлия Дубенко

 

 

Прямая речь

Виктор Казаков, председатель районного совета депутатов Октябрьского района:

– Трое депутатов в этом году из райсовета ушли, в сёлах тоже много недовольства было. Чтобы подать декларацию, нужно пройти не одну инстанцию, взять выписку из банка, подтверждение и ещё много чего. Из села, во-первых, доехать нужно, во-вторых, работу бросать. Все ведь мы тут на общественных началах. Поэтому мы даже приняли обращение к депутатам Законодательного собрания, чтобы они уже вынесли на федеральный уровень вопрос о пересмотре этой меры закона.

 

Комментарий

Чиновников всё меньше

Последнее место по численности госслужащих занимает Оренбуржье в Приволжском федеральном округе. Этот показатель составляет 68 человек на 100 тысяч населения. В то время как в Марий Эл, например – 162 чиновника на сто тысяч, в Удмуртии – 126, в Самарской области – 96. То, что в Оренбуржье количество служащих снижается из года в год – результат планомерной работы. За последние шесть лет в результате оптимизации количество муниципальных образований в области сократилось с 607 до 506. А значит, уменьшилось и количество служащих. Это позволило значительно сэкономить бюджеты территорий.

 

 

Цифра

Более 9000 государственных и муниципальных служащих в Оренбургской области отчитались о доходах в этом году.

Новости
все новости