Сертификат доверия

Всего каких-то 7 – 10 лет назад мы все ещё неистово стремились в демократию и рыночную экономику. Процесс либерализации законодательства, регулирующего это стремление, в определённый момент был отпущен на волю, кажется, совсем.

Было провозглашено, что рынок отрегулирует всё сам, а спрос родит предложения. Но дикая свобода привела к тому, что рынок контрафакта стал исчисляться миллиардами долларов, а такое явление, как сертифицированный шаман, стало обыденным. Население страны всё чаще инстинктивно выбирало на прилавках магазинов продукты, маркированные знаком ГОСТ. Люди доверяли только ему.

 

Когда количество вовсе не качество

Для начала немного исто­рии. Всё, что выпускалось в Советском Союзе, обязано было соответствовать государствен­ным стандартам. Знак «ГОСТ» на упаковке означал, что продукция прошла проверку в го­сударственных лабораториях и абсолютно соответствует всем требованиям безопасности. А ещё в советской колбасе и сгу­щёнке было идеально сбалан­сированное сочетание вкуса, запаха и пользы для здоровья.

Когда Россия повернула в сторону перестройки и демо­кратии, она захотела вступить в ВТО (Всемирную торговую организацию). Наши западные партнёры сказали, что государственное регулирование рынков ограничивает свободу творчества и развития предпринимательства. ГОСТы стали добровольными. Дальше – боль­ше. Создание органов по сертификации стало доступным. Практически любой желающий мог создать и зарегистриро­вать систему сертификации, прописать правила и выдавать сертификаты. Так появились документы, подтверждающие «профессионализм» шаманов, экстрасенсов, сертифициро­ванные общества любителей шоколада и прочие «прелести» безудержной фантазии. Созданным организациям достаточно было предъявить должным об­разом оформленные документы, на основе которых их вносили в единый реестр зарегистриро­ванных систем. Такая анархия и «творчество» царили несколько лет. Добровольные органы пло­дились со скоростью бактерий. И на сегодня в России их насчи­тывается почти 2 тысячи.

Конечно, среди них есть и очень серьёзные организации. Например, некоторые отрасли создали свои органы по серти­фикации для того, чтобы уро­вень профессионализма подрядчиков и контрагентов не повлиял на деятельность пред­приятия и репутацию. Однако обязательное правило полу­чения специального сертифи­ката серьёзно нарушает право бизнеса на конкурентное право участия в закупках. И это толь­ко крошечная часть верхушки айсберга проблем, связанных со свободой творчества в системах добровольной сертификации.

 

Сократить до единиц

Либерализация привела к тому, что сфера подтверждения соответствия стала одним из самых слабых мест в процессе борьбы с коррупцией. Рос­стандарт пытался предпринять меры по спасению репутации ГОСТов. Была разработана На­циональная система сертифика­ции (НСС). Однако предприни­матели не слишком доверчиво отнеслись к новшеству. На фоне изобилия уже существующих систем предлагаемая государ­ством поначалу казалась про­сто дополнительным барьером. Росстандарт инициировал вне­сение изменений в действующее законодательство, в частности, при участии в закупках госу­дарственных служб предлага­ется отдавать предпочтение тем подрядчикам и поставщикам, которые имеют сертификат соответствия НСС.

Месяц назад Государствен­ная дума рассмотрела в первом чтении законопроект, который положит конец бессистемности. Количество систем сертифика­ции в России будет сокращено самым кардинальным образом. Было 2 тысячи систем – оста­нется чуть больше десятка. Как и органов по сертификации. Те, кто желает сохраниться на рын­ке, должны иметь серьёзные на­мерения, испытательную базу, аккредитованные лаборатории, профессиональных экспертов, стабильную репутацию и готов­ность открыто предоставлять отчёты о своей деятельности.

Проектный комитет нацпро­екта «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринима­тельской инициативы» провёл исследования. Оказалось, что 60 процентов представителей малого и среднего бизнеса счи­тают сертификацию дополни­тельным техническим барьером, мешающим развиваться бизнесу. Кроме того, многочисленные добровольные системы стали слишком затратны. 52 процента респондентов также жаловались на длительность оформления до­кументов подтверждения соот­ветствия. И почти все опрошен­ные отметили отсутствие единых требований к функциониро­ванию систем добровольной сертификации. То есть какой-то документ можно получить з а пару часов и пару тысяч рублей, а какой-то приходится ждать меся­цами и платить за это по полной программе. Новый законопроект предлагает сделать открытой де­ятельность органов по сертифи­кации и проводить регулярный мониторинг, получать отчёты об их деятельности. Руководитель Росстандарта Алексей Абрамов комментирует:

– Законопроект упростит для малого бизнеса доступ к заказам больших компаний, а для круп­ного бизнеса это возможность диверсификации поставщиков.

 

Союзный совет

Кстати, интенсивное движе­ние в сторону упорядоченности систем подтверждения соот­ветствия началось во многом благодаря процессу евразийской интеграции. Евразийские партнёры дали понять, что работать с таким количеством систем просто нереально. Ближайшие союзники – Белоруссия и Ка­захстан – имеют всего с десяток зарегистрированных систем сертификации. И требования к участникам весьма суровые. Большую часть этих услуг пред­принимателям могут предоста­вить только государственные органы по сертификации, упол­номоченные правительственны­ми структурами и ведомствами. Теперь в России будет действо­вать то же правило. У нас в реги­оне таким представителем государства является ФБУ «Государ­ственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Оренбургской об­ласти». Именно они дали жизнь проекту Росстандарта «Нацио­нальная система сертификации» на территории Оренбуржья.

Елена Черных

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top