$ 66.08 € 75.02
16+
21 ноября 2018, 07:01

Будем ли с хлебом?

Продовольственная безопасность проверяется экономическим расчётом
16.10.2018, 15:20
Наиболее урожайным был 2008 год, когда валовой сбор зерна составил 46 931,9 тыс. ц. Наименее – 2010 год (12 896 тыс. ц), что связано с аномальной жарой.
Фото: Олег Рукавицын

Урожай зерновых, собранный оренбургскими аграриями в нынешнем году, рекордным не назовёшь. Но и антирекордом он тоже не является. Бывали, как говорится, года и посуше. И рассуждения о том, как крестьянам лучше всего распорядиться собранным хлебом, ведутся уже не первый год.

 

Символический урожай

Уборка зерновых завершена. Получено 2 040 тысяч тонн хле­ба. Для любителей нумерологии число знаменательное – в нём за­шифровано соотношение урожая прошлого и нынешнего засушли­вого года.

Опасения, возникшие в начале уборки, когда практически во всех районах области в связи с засухой был объявлен режим чрезвычай­ной ситуации, не подтвердились. Урожай получен примерно на том же уровне, что и в предыдущие 2013, 2014, 2015 годы.

Средняя урожайность – 8,9 центнера с гектара. Но это как средняя температура по больни­це: в каких-то хозяйствах собрали по 2, а где-то и по 20 центнеров с гектара. Выручили озимые, дав­шие около 40 процентов урожая.

Эффективно ли сельчане рас­порядятся полученным хлебом – вопрос, скорее, риторический.

 

Бесхозяйственный голод

Люди старшего поколения помнят и другие примеры. Каж­дый раз, когда случается засуха, старушки крестятся: только бы не голод. За примером не надо далеко ходить, на памяти моло­дого поколения пустые прилавки 90-х годов прошлого века. Тогда штурвал управления экономикой государства был упущен.

Есть и другие, более старые примеры, когда государство, на­против, брало на себя смелость закладывать на корабле истории такие виражи, что людей выбра­сывало за борт миллионами.

Голод 1921 – 1922 годов был вызван не только засухой, разру­шительными событиями Граж­данской войны, но и продразвёр­сткой, когда из закромов крестьян насильственно изымали зерно, не оставляя порой даже семян. Хлеб нужен был городу, рабочим и солдатам – о крестьянах просто не думали.

В начале 1930-х годов ситу­ация повторилась, но по другой причине. Ослабленное в резуль­тате раскулачивания крестьян­ство не справилось с задачей по заготовкам хлеба. Пятая часть валового сбора была попросту потеряна.

Как утверждают историки, именно в этот период индустри­ализация страны требовала за­купок техники за рубежом. И вновь за кредиты расплачивались хлебом.

 

В котле полуанклава

В Крыму, где этим летом так же, как во многих регионах Рос­сии, случилась засуха, местные власти решили вопрос радикаль­но – на законодательном уровне запретили вывоз зерна за пределы полуострова, тем самым намере­ваясь удовлетворить внутренний спрос на потребительском рынке. Крымчанам для пропитания еже­годно требуется 600 тысяч тонн зерна, ещё 200 тысяч тонн – на фураж скоту, а собрали они в этом году всего 980 тысяч тонн.

Там начиная с 2014 года огра­ничения на вывоз продуктов питания вводились регулярно. Безопасность полуанклава была уязвимой, особенно в начале ин­теграции экономики полуострова в экономику России.

В других регионах страны внешние связи на рынке откры­ты. Разумный баланс очевиден: продать зерна крестьяне должны ровно столько, чтобы прибыль позволила рассчитаться с креди­тами. А оставшегося продукта хватило бы на внутренние нужды – семена, корма и переработку.

 

Элеваторы просят зерна

В Оренбуржье сложилась си­туация, отчасти аналогичная положению в Крыму. Внутренняя потребность области составляет порядка 2 миллионов тонн, в том числе полмиллиона на семена. Практически столько, сколько собрали. Тут не до жиру, хотя бы самих себя обеспечить.

Но в закромах у аграриев оста­лось немало из прошлогоднего урожая. Ситуация на рынке сло­жилась более благоприятная, чем прошлой осенью. За тонну зерна против прошлогодних 6 тысяч рублей перекупщики дают до 9 тысяч. Самое время реализовать то, что было припасено, и рас­считаться по кредитам, долгам и излишки направить на развитие хозяйства.

Сегодня продажа прошлогод­него хлеба идёт интенсивнее, чем в минувшем году. Согласно данным регионального минсель­хоза, в сентябре на элеваторах и хлебоприёмных предприятиях области запасы зерна составляли 683 тысячи тонн. В прошлом году на хранении в это же время нахо­дилось 757 тысяч тонн.

По информации Управления Россельхознадзора по Оренбург­ской области, с начала года по 20 сентября с элеваторов было вывезено около 930 тысяч тонн зерна. В 2017 году за тот же пе­риод было реализовано около 343 тысяч тонн зерна.

Аграрии, по-видимому, спешат воспользоваться благоприятной конъюнктурой. Но как это отразится на будущем урожае?

 

В отдельно взятом районе

Если экономику области рас­сматривать в целом, то склады­вается маленькая модель россий­ской экономической системы. Есть районы-доноры, которые формируют валовой продукт области, а есть районы, которым нужна помощь, чтобы элементар­но выжить.

Неблагополучных в плане рас­тениеводства территорий у нас несколько – Новоорский рай­он, Ясненский городской округ, Оренбург, Орск и Новотроицк. Там самые низкие показатели урожайности – менее 5 центнеров с гектара.

По количеству убранного хле­ба в передовых Адамовский, Квар­кенский и Октябрьский районы, в которых намолочено по 100 тысяч и более тонн зерна.

Но хозяйственный уклад муни­ципалитетов позволяет произво­дить товарный обмен. Продукция животноводства часто произво­дится там, где не родится зерно. А в случае неурожая корма можно закупить у соседей.

Государственная политика поддержки и стимулирования сельского хозяйства оказывает существенное влияние на деятель­ность производителей. Субсидии и преференции, помощь мел­ким фермерам в приобретении сельхозтехники, несвязанная финансовая поддержка аграриев позволяют не только выжить, но и развиваться.

Современная политика и эко­номика кардинально отличаются от существовавших сто лет назад.

 

Комментарии

Сергей Алейников, директор ЗАО «Шильдинское», депутат За­конодательного собрания области:

– Повысились закупочные цены на зерно, однако это повышение не компенсирует потерь – при двукрат­ном снижении урожая закупочные цены возросли лишь в полтора раза.

К тому же удорожание топлива и ГСМ поставило экономический барьер. Хорошо, что нам выплатили компенса­цию от государства, которая позволила завершить летние полевые работы. Хотя эта помощь не решила всех проблем.

Сложившаяся экономическая ситуация заставила хо­зяев ужиматься где только можно. В своём хозяйстве мы отказались от затрат на ремонт старой техники. Продали четыре «Кировца» и взамен купили один новый. Новый трактор будет работать без простоев, в две смены и с комфортом для механизаторов.

Предусмотрительные хозяева всегда найдут выход из затруднений. Бывали годы и посуше, но совместно мы преодолевали последствия.

 

Валентина Майер, начальник отдела сельского хозяйства Яснен­ского городского округа:

– В этом году низкая урожай­ность, но не было списано ни одно­го гектара зерновых. Комиссия по­сле предварительного контрольно­го обмолота установила, что свыше 3 центнеров с гектара списывать не­целесообразно. Хотя позже обмолот кое-где показал и по 2 центнера.Тем не менее в основном все предприятия округа сработали рентабельно, рентабельность – 5 и более процентов. Хозяйства округа выполнили обязательства по расчётам с населением по паям и заготовили фураж для скота. Крупные животноводческие хозяйства запаслись кор­мами на 104 процента, личные подсобные и крестьян­ско-фермерские – на 120 процентов от потребности. Закупили семена высоких репродукций в соседних районах. Обменяли свой фураж на сено более высокого класса. В на­шем округе 2-й класс, а в Адамовском и Домбаровском рай­онах 1-го класса. Первоклассное сено более продуктивное, даёт высокие привесы и надои.При невысокой урожайности пшеницы выручил ячмень. В этом году впервые в качестве эксперимента в двух хозяйствах округа – ООО «Степное» и ИП Владимир Снигоренко – посеяли нут.

 

Александр Кузин, начальник управления сельского хозяйства Илекского района:

– В двух зонах нашего райо­на, южной и зауральной, разный климат. Соответственно, и урожай разный. В зауральной зоне в этом году получили по 20 центнеров с гектара без списания полей. А в южной яровой пшеницы от 1 до 4 центнеров с гектара, списано 34 тысячи гектаров. Однако от озимых зерна получили достаточно, чтобы и на элеваторы сдать, и в собствен­ные закрома засыпать.

Экономическая устойчивость при засушливом кли­мате – вопрос жизненно важный. Из-за высокого риска мелкие хозяйства не берут кредиты, они под силу только холдингам. В нашем районе ставка делается на мелиора­цию засушливых земель, предполагается мелиорировать около 5 тысяч гектаров.

Искусственное орошение могло бы решить многие проблемы нашей зоны рискованного земледелия.

 

Виктор Перепёлкин, инди­видуальный предприниматель, Оренбургский район:

– Все яровые посевы пшеницы в хозяйстве, а это почти 1 тысяча гек­таров, были списаны после засухи. Неутешительный результат и по нуту – 5 центнеров с гектара. Выручила озимая пшеница, собрали по 15 цент­неров с гектара, и подсолнечник – по 10 центнеров.

Экономически выжить помогли прошлогодние запасы урожая, которые продавали начиная с весны. Сделать за­пас позволили собственные зернохранилища, под которые мы переоборудовали старые коровники.

Наше хозяйство землю для возделывания зерновых на 90 процентов арендует у граждан. Несмотря на режим чрезвычайной ситуации, позволяющий отдавать только 50 процентов арендных платежей, обязательства перед вла­дельцами земельных паёв мы выполнили на 100 процентов. Сельчане будут обеспечены кормами для скота на зиму.

Устойчивость хозяйства сильно зависит от рынка, но работаем вслепую, без надёжного планирования. Например, нут, на который сильно надеялись, в этом году оказался невостребованным. Закупочная цена на него упала больше чем в два раза. А подсолнечник остался в цене. Что бы там ни говорили, но чёткого государственного планирования нам недостаёт.

Подготовил Вячеслав Войтин

Новости
все новости