Шаг к новой жизни

Термос с кипятком, лапшу быстрого приготовления, одноразовую посуду и тёплые вещи пакуют в «газель» с надписью «Социальный патруль» сотрудницы Центра соцобслуживания населения по Оренбургскому району.

Собираемся на вызов – из посёлка Экспериментальный поступил сигнал, что в одном из заброшенных домов без тепла и света проживает мужчина.

По пути специалист по соцработе Елена Вознюк рассказывает о рейдах в холодное время года по выявлению лиц без определённого места жительства. Районные и городские центры соцобслуживания населения на служебном транспорте объезжают излюбленные места бездомных, предлагая им временное проживание. Также «социальный патруль», как и в этот раз, выезжает по сигналу.

В заброшенном трёхкомнатном доме нас встречает Ерлан Газизов. Когда-то красивые обои, свисающие сейчас кусками до пола, протёртый до дыр линолеум, остатки мягкой мебели и фаянсовая сахарница в виде слона говорят о том, что здесь царил уют.

В одной из комнат висят плакаты Земфиры, «Сплина» и «Би-2», на шкафу в толще пыли лежат учебники географии и русского языка. Здесь учили уроки и собирались за ужином.

Здесь жила семья. Сейчас по всему дому банки из-под консервов, полные окурков, бутылки из-под крепкого алкоголя, грязь.

– Трудился строителем, потом начал пить, потерял работу и семью, – рассказывает классическую историю Газизов. – Дом не в собственности, муниципальный, документов на него у меня нет. Потеряны 4 года назад и паспорт, и медстраховка, и права. Восстановить не на что. Большие долги за газ и электроэнергию, в прошлом году всё отключили.

– Где ночевали прошлой зимой? Как питались?

– Тогда ещё меня родственники на ночлег пускали. В этом году отказались.

Специалисты предлагают переехать в оренбургский центр социальной адаптации «Шанс». Там можно жить до полугода, за это время восстановить документы, подыскать работу. Ерлан медлит с ответом. Молчит. А потом вдруг со слезами на глазах начинает рассказывать, как выкладывал печку, как помогал сынишка и какой ремонт семья сделала своими руками в 1990 году. Вот комната сына и дочки, вот здесь стоял телевизор, а напротив – новый диван, который ездили покупать в город.

– Жить в общежитии не хочу, но выбора у меня нет, надо документы восстановить, сам не справлюсь. А потом уж и дочери в Абдулино сообщу, что всё в порядке. Она за меня беспокоится, – Ерлан Газизов, собрав пакет с личными вещами, делает шаг к новой жизни. Но будет ли она и какой, зависит только от него, от его силы воли.

Татьяна Шаповаленко

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: