fbpx

Кому курорт, кому работа, кому доход, кому забота

Неформальная занятость в арбузно-курортной столице региона остаётся в зоне семейных интересов.

Соль-Илецкому округу повезло по сравнению  с другими муниципальными образованиями: потоки туристов и оптовых покупателей, приезжающих  за арбузами и дынями, не иссякают. На этом везении только ленивые не зарабатывают.  И не обеспечивают рабочими местами земляков. Другой вопрос – неформальная занятость в Соль-Илецке, с которой власти пытаются справиться.  Но так как эта занятость сезонная и зачастую является семейной, однозначного мнения  по поводу нелегальной трудовой деятельности нет.

Фото Валерия Гунькова

Все свои

Сейчас в Соль-Илецке официально статус гостиницы имеют пять объектов для размещения туристов. Сколько точно гостевых домов и какой номерной фонд, подсчитать трудно. Городские власти выявляют нелегалов гостиничного бизнеса, ведут разъяснительную работу, но хозяевам удобно оставаться в тени и «не высвечивать» наёмных помощников по хозяйству. – Если и принимают на работу не родственников, то берут всё равно местных, главное, чтоб не иностранцев, потому что с иностранными гражданами сразу попадаешь под контроль и в случае нарушения миграционного режима сто раз пожалеешь. Так что, какой бы серой ни была зарплата уборщицы в гостевом доме, эти деньги не уезжают за границу, а позволяют уборщице собрать своих детей в школу, заплатить за газ-свет. У меня в прошлом году работали в гостевом доме племянницы, помогали убираться, зачем я их оформлять буду? За свет плачу по счётчику, во дворе своя официально оформленная скважина. А гости то есть, то нет, – делится мнением Марина Петрова, которая разочаровалась в сезонном гостиничном бизнесе. Сольилечанка говорит, что сейчас, как никогда, в городе продаётся много гостевых домов, например, на 12 номеров со всеми удобствами предлагают за 5 миллионов, хотя вложений там с бытовой техникой, мебелью как минимум на 7 – 8 миллионов рублей.  – Прошлый сезон из-за погоды провальным оказался, затраты мы не перекрыли. В этом году желающих арендовать гостевые дома было мало. И, заметьте, цены последние лет семь в бюджетном сегменте жилья не повышались. Как было 300 рублей с человека, так и осталось. После того как в позапрошлом году отменили льготные билеты за вход на солёные озера для пенсионеров и инвалидов, повышать цены на посуточную аренду никто не рискнул, – уточнила Марина. Купальщики стараются экономить, если погода испортилась, редко кто останется просто так жить, чтоб переждать пару-тройку дождливых и прохладных дней. Просто уезжают, и номера пустуют. Тратиться на экскурсии мало желающих. Может быть, издалека приехавшие и останутся, раз уж долгий путь проделали. Но таких единицы. – Стараемся угодить, чтобы захотели ещё раз приехать. Как правило, гости выбирают жильё по рекомендации или опираясь на свой опыт. И вряд ли туристам интересно, есть ли статус гостиницы у жилья, где им удобно. Не думаю, что через два года, когда всех владельцев обяжут присваивать категорию мини-отелям, независимо от количества номеров, кому-то будет принципиально, сколько звёзд на вывеске гостиницы в Соль-Илецке, если она недоступна по цене, – рассуждает неформально занятая сольилечанка.

Фото Валерия Гунькова

Выбирают гости

Гости Соль-Илецка подтверждают: за эти деньги, которые уходят на дорогу и на проживание, можно побывать и на Чёрном море тем же бюджетным вариантом отдыха «сам доехал, сам устроился». – Но мы же выбрали вас! – говорит с некоторым упрёком солидная дама из Самары (оттуда билеты на самолёт до Сочи дешевле, чем из Оренбурга). Маргарита Васильевна приехала в Соль-Илецк третий раз за лето: в начале июня и вот два раза за август. – Я плачу 300 рублей за место, сама себе покупаю еду, это примерно 150 рублей в день. А со мной рядом на пляже оказались люди откуда-то из Сибири, они умудрились, по незнанию, найти гостевой дом с такими же условиями, но вдвое дороже, притом без завтрака. Оплачивали проживание заранее, как по путёвке. Теперь сокрушаются, настроение испорчено. Но ведь оснований для претензии нет, всё, что обещано: кровать, тумбочка, телевизор, кондиционер, удобства, есть. Обидно, что это всё могло обойтись в меньшую сумму. Тем, кому нужен чек, чтобы отчитаться за расходы, официальные гостевые дома, может, и нужны, но просто так переплачивать за «официальность» не хочется, – подытожила самарская гостья. Судя по статистике посещений курортного комплекса «Солёные озёра» (по числу проданных входных билетов), наплыв туристов не сокращается. В прошлом и позапрошлом году на «солёнку» зашли свыше 1,5 миллиона посетителей (разница в 400 билетов), по прогнозам на этот год, ожидается показатель 1,6 миллиона. В комитете экономики Соль-Илецкого округа уточнили, что в объёме поступлений в местный бюджет чётко видны перечисления непосредственно от «Соль-Илецк Курорта» – ежегодно по 18,5 – 18,7 миллиона рублей. Но отдельно по предпринимателям, занятым в сфере туризма, объективная картина не просматривается, так как многие ИП, имеющие гостевые дома, отчитываются за розничную торговлю или общественное питание, а по сдаче жилья в аренду – нет.

Фото Валерия Гунькова

Прямая речь

Наиля Исхакова, исполняющий обязанности министра труда и занятости населения Оренбургской области:

– По соглашению между Рострудом и областным правительством «О реализации мер, направленных на снижение неформальной занятости» на 2019 год определён контрольный показатель по выявлению лиц, находящихся в неформальных трудовых отношениях, это 19 321 человек. На сегодня выявлено 15,6 тысячи человек, с которыми не заключали трудовые договоры. Если считать, что один работник получает зарплату в размере МРОТ – 12 972 рубля, то речь идёт как минимум о 22,5 миллиона рублей поступлений налога на доход физических лиц в бюджет области ежемесячно. Для Соль-Илецкого городского округа контрольный показатель в этом году – 500 человек. Легализовано 197 работников, с кем не были заключены договоры. Неформальная занятость часто встречается в таких сферах деятельности, как пассажирские перевозки, строительство, гостиничный бизнес, автосервис, несанкционированная уличная торговля, общественное питание, ремонт и пошив одежды, обуви, индустрия красоты. Мы взаимодействуем с налоговой службой, Фондом социального страхования, Государственной инспекцией труда, Пенсионным фондом, судебными приставами, МВД, Росреестром, Оренбургстатом, профсоюзами. В результате растут поступления страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Но, несмотря на проводимую работу, решить проблему без участия самих работников, соглашающихся трудиться без оформления и получать зарплату «в конверте», практически невозможно. Информация о последствиях неформальных трудовых отношений размещается в соцсетях, на портале министерства (szn.orb.ru), в общественном транспорте, на остановочных пунктах. На предприятиях и в организациях области распространяются листовки. Работает телефон горячей линии, по которому каждый гражданин может анонимно заявить на работодателя, не оформляющего трудовые отношения.

Анатолий Лукьянов, депутат Законодательного собрания: 

– Гостевой бизнес и бахчеводство – это, прежде всего, семейный труд. Туристы едут только пока сезон, а остальное время надо содержать помещение и отапливать его зимой. Перед каждым сезоном гадают, то ли заедут туристы, то ли не заедут. А если заедут, то вдруг не понравится или погода подведёт. Так и с бахчами. Арбуз зреет 70 – 80 дней, но о том, как его вырастить, как подготовить землю и как продать, семья думает весь год. Много от легализации рабочих мест бюджет не получит, и лучший вариант для семейного бахчеводства – купить дешёвый патент. Я всегда говорю, что можно долго рассуждать, как работают крестьяне, и бесконечно наблюдать, получится у него результат или нет. В том, что соль-илецкие арбузы попали на прилавки в торговые сети, как раз заслуга самих бахчеводов, потому что они обеспечили объём и низкую цену. Раньше «магниты»-«пятёрочки» обходились и без нашей продукции, а сейчас просто выбрали Соль-Илецк как место, где дешевле закупать оптом.

Владимир Вахнин, начальник управления сельского хозяйства Соль-Илецкого городского округа:

– В структуре бахчевых площадей, а это 43,5 тысячи гектаров, 3 процента приходится на юрлица, 7 процентов –  на индивидуальных предпринимателей, остальные  90 процентов обрабатывают владельцы земельных паёв. Убеждаем население, что лучше оформить патент и спокойно торговать, не опасаясь проверок и штрафов, ведь если у частника в собственности больше 2,5 гектара, то он уже не просто продаёт излишки сельхозпродукции, а получает выгоду и должен отчитываться о доходах. Подвижки есть, некоторые берут патент. Конечно, больших доходов бахчеводы не получают. Оптовая цена на арбузы с поля упала до 1 рубля. Сказалось и то, что посевы под плёнку в этом году увеличили в два раза, до 5 тысяч гектаров (кстати, затраты на гектар при выращивании поливных арбузов составляют до 150 тысяч рублей). И погода подвела: две недели были холодными, во второй половине июля дожди, а потом резко жара наступила. Стали развиваться болезни на ягоде, арбуз начал терять вес. К тому же с середины июня цену сбили поставки из Казахстана. Последние три года посевная площадь сохраняется на одном уровне – плюс-минус 1 тысяча гектаров. По урожайности в целом год неплохой. Поливные арбузы собирают по 40 тонн с гектара, у некоторых опытных бахчеводов доходит и до 80 тонн. Суходольные арбузы дают по 8 – 9 тонн с гектара. Но валовой показатель урожая надо пополам делить. Не всё с посевной площади доходит до продажи. Арбузы весом меньше 5 килограммов, как правило, остаются на поле, они невыгодны для оптовиков. Для скота бахчевые культуры не самый питательный корм, поэтому животноводы не забирают остатки даже бесплатно. Отмечу, что фермеры стали активнее продавать бахчевые в торговые сети. Некоторые хозяйства уже имеют свой товарный знак и маркируют арбузы и дыни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top