По следам ограниченных возможностей

Маломобильные группы населения – так на официальном языке именуются люди, вынужденные в силу ограниченных возможностей здоровья передвигаться на костылях, в инвалидных колясках или с поводырём. К ним же относятся матери с детскими колясками. Да мало ли что ещё может обременять человека! Через неудобства, причиняемые этим людям городской средой, мы попробовали пройти вместе.

 

Скользкий пол

Женщина с продуктовой сумкой, опираясь на костыли, осторожно пробирается по рядам Центрального рынка в Оренбурге. Костыли ставит наискосок, кажется, вот-вот потеряет опору.

– Только здесь да ещё в «Максимуме», где пол бетонный, могу нормально передвигаться, – говорит Надежда Кайкова, перенёсшая в детстве полиомиелит. – Когда в нашем доме открыли магазин «Ринг», просто не смогла туда зайти – кафель скользкий. И так в новых магазинах почти везде.

Живёт Надежда Александровна в девятиэтажке на проспекте Гагарина, выходит на улицу редко. Благодарна бывшему председателю ТСЖ, который распорядился специально для неё сделать в подъезде поручень из обыкновенного деревянного бруса. А блага цивилизации – блестящие кафельные полы – обернулись для неё сущим бедствием. Кто бы мог подумать, что так получится?

 

Дайте опору!

На улице Газовиков знаменитый на всю округу дом № 32. В квартиру № 4 на первом этаже ведёт трёхъярусный пандус. Живущая здесь инвалид-колясочник Елена Иоффе без особого труда выезжает из квартиры прямо на улицу. Но вернуться обратно без посторонней помощи не может: не за что ухватиться, чтобы въехать на тротуар с проезжей части.

– Такое большое дело сделали, а этой мелочи – поручня – никак не добьюсь, – жалуется Елена Степановна.

За покупками она ездит в торговый комплекс «Три мартышки». Говорит, пока доедешь, вся растрясёшься на неровном тротуаре. А к близлежащим «Спутнику» и «Магниту» на коляске вообще не подъехать – сплошные ухабы.

Будут ли отремонтированы тротуары вокруг магазинов? Дождётся ли Елена Иоффе пресловутого поручня? Городские власти, построившие для инвалида персональный пандус, про это пока молчат.

 

Мы едем, едем, едем

На встречу с другими героями отправляемся на общественном транспорте. Это простое для нас действие для инвалидов ещё одна проблема.

Три года назад в Оренбурге появились низкопольные троллейбусы с выдвижными пандусами. Садимся в один из таких синих красавцев.

– Не знаю, где лежат ключи от него, временно подменяю хозяина машины, – разводит руками водитель 12-го маршрута на просьбу выдвинуть пандус.

– Обычно пассажиры сами помогают инвалидам, – объясняет кондуктор.

Пересаживаемся в автобус. На задней площадке пазика молодая чета с полугодовалым ребёнком в коляске. В час пик коляску сюда не втиснули бы.

– По городу передвигаться довольно сложно, – говорят Валентина и Стас Карасёвы, которые вдвоём справляются с транспортной задачей. – На рынках, в магазинах по лестницам с коляской в одиночку не подняться. Автобусы новые есть с низкими ступенями, но они ходят не по всем маршрутам.

 

Один на дороге

На улице Пролетарской человек в инвалидной коляске уверенно мчался по дороге, не оглядываясь на обгонявшие его автомобили.

– Живу на улице Чкалова, проехать четыре-пять километров для меня не проблема, – говорит Валерий Климов, снимая перчатки с натруженных рук. – Проблема в ухабах, времени на дорогу стало уходить больше.

Водители относятся к Валерию с пониманием. Он рассказывает, как однажды в час пик водитель джипа остановился, перекрыл движение и перевёл его через дорогу.

– Выезжаю из дома часто, активно занимаюсь настольным теннисом, стритболом, фигурным вождением коляски, – рассказывает о себе Валерий. – Раньше у меня была рычажная дорожная коляска, но ставить её негде. В непогоду или когда спешу, вызываю «газель» с подъёмником из соцобслуживания.

Спорт помогает Валерию нечасто обращаться к врачам. Но поликлинику городской больницы № 1 он стал посещать реже ещё и потому, что стало неудобно: лифт там отремонтировали, но коляска стала застревать.

Но сожалеет Климов о другом:

нет в Оренбурге велодорожек, по которым колясочники могли бы ездить беспрепятственно.

Была одна выделенная полоса на улице Уральской, что по дороге в Дубки, да и та пропала.

 

Танцор-инклюзив

В кафе «Парковка» инвалиды-колясочники собрались на праздник. Активные, добросердечные люди, которые умеют поддержать и ободрить друг друга.

Улыбчивая блондинка в ярком костюме кружит в хороводе таких же девушек, сидящих в колясках.

– Кто хочет жить активно, тот при поддержке друзей найдёт в себе силы, – делится Елена Леончикова своим жизненным кредо.

Она руководит студией инклюзивного танца «Вдохновение» при центре социокультурной реабилитации ВОИ. С колясочницами там танцуют здоровые партнёры. Сама Елена недавно ездила в Москву на программу «Инклюзив дэнс».

– В городе много делается для доступности среды, – считает Елена. – Стало лучше, чем года два-три назад. Есть, конечно, проблемы, например,

в нашей поликлинике ОКБ № 2 на улице Невельской при входе такой порог, что без посторонней помощи не проехать. А я просить не люблю.

 

Через город на ощупь

Оренбургский журналист, а теперь член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, приехавший в родной город из Москвы, инвалид по зрению Леонид Шорохов согласился помочь оценить доступность городской среды с позиции незрячего человека.

Задачу передвижения Леониду облегчает верный пёс-поводырь лабрадор Ньютон. Однако при первых же шагах нашего путешествия по улице Туркестанской умная собака встала в тупик.

– Тошка увидел какую-то помеху, что там?

На тротуаре между остановкой «Улица Степана Разина» и почтовым отделением лежали щелястые деревянные трапы. Слева павильон, справа дерево – тупик. Качество тротуаров и особенно отсутствие тактильных направляющих вставок на дороге сильно отличает Оренбург от столицы.

– Посмотрите, а обозначены ли входные двери жёлтыми кругами для слабовидящих? – интересуется Леонид.

Жёлтых кругов нет ни на дверях почтового отделения, ни банка, ни аптеки. Как нет и бегущих строк для слабослышащих, хотя рекламных вывесок с мигающими надписями вокруг предостаточно.

Качеством обслуживания в жизненно важных учреждениях Леонид в общем остался доволен. В аптеке ему предложили лекарства, маркированные надписями по Брайлю. В банке подсказали, как можно воспользоваться банкоматом, хотя банкомат мог бы быть информативнее.

К удивлению Леонида, в кафе с собакой его пустили без вопросов. А вот в столице с этим большие проблемы. За чашкой кофе он и подвёл итог, как эксперт по доступности среды:

– Не хочу кого-то критиковать, но чтобы правильно уложить бордюр или нанести разметку, не требуется много сил и денег. Нужна лишь постоянная забота и внимание к потребностям инвалидов.

 

Вячеслав Войтин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: