Горячий снег

Никто не думал, что в праздничный день труба позовёт по-настоящему и придётся стать защитником Отечества.

Утро 23 февраля выдалось хмурым, недобрым. Зима под конец будто демонстрировала силу и суровость. С ночи северный ветер стал поднимать дробины сухого снега, кучно укладывая их на дороги и густо завьюживая по посадкам и полям. Должно уж давно рассветать, но даже просвета какого-то на небе не было видно.

Просвет

Алексей Суровцев, руководи­тель сельхозпредприятия, с утра был на базе, устроенной прямо в поле, недалеко от трассы, ведущей из Илека на Новосергиевку. Здесь зимой то и дело метёт, так что к не­погоде не привыкать. Корм на базе припасён на всю зиму, скотники на месте, скот в тепле. Алексей за­кончил утренние хлопоты и, сидя в бытовке, прикидывал, кого не забыть поздравить с Днём защит­ника Отечества.

Было уже около 10 часов. Вьюжная ноющая тиши­на настраивала на спокойный лад. И вдруг почувствовал резкий тол­чок, казалось, в бытовку врезался бульдозер и её будто отбросило к краю оврага.

Понял, что про­изошло что-то серьёзное, и, не одеваясь, выскочил из бытовки. На южной стороне километрах в пяти в снежной круговерти обо­значился белый дымный гриб, а через несколько секунд произо­шла вспышка. «Вот тебе и празд­ничек», – тревожно мелькнуло у Алексея, он быстро набрал номер главы района Владимира Кар­пенко.

На случай любой чрезвычай­ной ситуации в области, начиная с сельского поселения, разрабо­тан план действий: кто должен выделить необходимый транс­порт, куда разместить терпящих бедствие людей, кто обязан по­кормить, оказать медицинскую помощь. Регулярно проводятся учения. Но одно дело, когда зна­ешь, что всё это условная опас­ность, другое, когда в считанные минуты нужно принимать кон­кретные решения, от которых в ближайшее время будет зависеть здоровье и жизнь тысяч людей. К этому психологически готовым быть нельзя, поэтому каждое ЧП – испытание на прочность.

Владимир Карпенко, полу­чив тревожный звонок от руко­водителя сельхозпредприятия, сразу понял, откуда источник опасности, и позвонил в единую дежурную диспетчерскую служ­бу.

Рвануть с такой силой мог только газопровод, проложенный по землям района. Во что никак не верилось. Тот самый газопро­вод «Союз», идущий к западным границам страны, пущенный в 1979 году. Диаметр одной трубы – 1420 миллиметров, второй – 1200, давление – 52 атмосферы. Взрывом такой мощи бытовку Алексея могло бы действительно скинуть в овраг.

Через 10 минут глава района стоял в степи на краю дороги. Газопровод километрах в пяти по прямой, но по заметённым снегом полям не пробиться, да и небезопасно.

– Усиливалась низовая метель, кругом белая мгла. Практически дороги не видно в нескольких метрах, – вспоминает Владимир Карпенко. – Гриба уже не было, только тянулся шлейф белого пара. Его даже метель не могла скрыть. Рядом сёла Мухраново и Яман, чуть дальше за Уралом райцентр Илек. Если произошёл выброс вредных веществ, то во всех сёлах находиться было не­безопасно.

Алгоритм действий начальни­ка штаба РСЧС Владимира Кар­пенко требовал незамедлительно принимать меры. Последний раз большое ЧП в районе случилось весной 2011 года: с полей в один день хлынул поток воды на село Сладково. Некоторые дома тогда затопило выше окон.

Нынешнее происшествие пока даже неиз­вестно чем грозило, понятно было только одно – оно гораздо опаснее того весеннего затопления. Вла­димир Карпенко из машины дал команду на сборы местной комис­сии по чрезвычайным ситуациям и в 10:40 доложил о случившемся председателю областной комис­сии по ЧС и пожарной безопас­ности – первому вице-губернатору Сергею Балыкину.

Векторы действия

В 13 часов в Главном управ­лении МЧС по Оренбургской области прошло первое заседа­ние штаба. Сергей Балыкин к тому времени проинформировал губернатора Дениса Паслера о взрыве на газопроводе, согла­совав ближайшие действия. На место происшествия уже вы­двинулись подразделения МЧС под руководством начальника управления Александра Зенова, остававшегося там до ликвида­ции аварии.

На связи со штабом были руководители и специали­сты «Газпром межрегионгаза Оренбург» и ООО «Газпромтран­сгаз Екатеринбург», на чьём ба­лансе находится газопровод. Для выработки алгоритма действий нужно было оценить масштаб возникшей опасности.

Заседание оперативного штаба ЧС. 13 часов. 23 февраля

Поставлена задача ремонт­ным бригадам за шесть часов ликвидировать аварию. В Илек­ском, Ташлинском, Новосерги­евском районах и Соль-Илецком городском округе ввести режим чрезвычайной ситуации межму­ниципального характера. Про­вести подворовый обход и со­ставить списки людей на случай возможной эвакуации. Взять на особый контроль одиноких пожилых людей, многодетные семьи. Организовать в домах культуры, школах, районных больницах стационарные пун­кты обогрева.

Одними из первых к месту аварии добрались работники Алексеевской газораспредели­тельной станции (ГРС). Они сразу заметили резкое падение давления в газопроводе и вы­двинулись в поисках причины. Ситуация вырисовывалась дей­ствительно тревожная. Про­анализировав со специалиста­ми-газовиками обстановку, региональный штаб разработал план неотложных действий.

У села Алексеевка и километров через 70, у Раннего, на ГРС уже были закрыты задвижки. Такого гигантского газового баллона должно было хватить на несколько дней потребителям Ташлинского района. За не­сколько десятков километров от порыва, в Переволоцком районе, тоже перекрыли ма­гистральный газопровод.

Уже поздно вечером, когда газ выго­рел, аварийной бригаде удалось поставить заглушку недалеко от места порыва со стороны Орен­бурга. Таким образом создали ещё один замкнутый участок, куда начали закачивать газ из ближайшего трубопровода для обеспечения Илекского райо­на. Позже по договорённости илекчанам стали понемногу подавать газ соседи из-за гра­ницы, с казахстанской системы.

Таким образом, при экономном расходе топлива два района оставались со стабильным обе­спечением газом. Сложнее ока­залась ситуация с сёлами Ново­сергиевского района. Отпайка от магистрального газопровода на Мустаево, Герасимовку, Ба­рышников, Измайловку и Ржав­ку оказалась между задвижкой и заглушкой. То есть жители этих сёл остались практически без газа. Какое-то время в дома и котельные шло топливо из системы, но давление быстро падало.

Ещё несколько лет назад местные жители, не очень до­веряя газовому отоплению, оставляли на всякий пожар­ный в доме голландки, мон­тировали газовые горелки с возможностью подтапливать дровами и углём. Десятилет­ние стабильные поставки газа усыпили бдительность. Многие за последние годы установили экономичные, занимающие мало места котлы.

Поддержи­вать температуру в домах можно было лишь обогревателями, но это давало большую нагрузку на электросети, что тоже рискован­но. В 27-градусный мороз при северном ветре, доходящем до 21 метра в секунду, без отопле­ния дома могли выстудиться за два-три часа.

Газораспределительную станцию под Мустаево для под­держания давления в системе было решено запитать сжижен­ным газом из автомобильных газозаправочных комплексов, объём каждого из которых со­ставляет 4 тысячи кубометров. Процесс отработан, но это не то же, что автомобильный га­зовый баллон заправить. На подключение и запитку уходит до 8 часов. К этому времени нужно прибавить дорогу со сверхсложными погодными условиями.

Заседание оперативного штаба ЧС. 23 часа. 23 февраля

Главы районов сообщили о проведённой работе. Сергей Балыкин дал команду всем на­ходиться в районных штабах. «Спать пойдём, когда дадим во все дома газ», – заявил первый вице-губернатор. Газовики со­общили о стягивании на место аварии 51 единицы техники и установке заглушки в не­скольких километрах от места взрыва со стороны Оренбурга.

Кто есть кто

Маховик был запущен – в районах, на уровне области при­нимались меры к минимизации ущерба для людей. Такую задачу поставил губернатор.

Владимир Карпенко теперь спокойно вспоминает о тех го­рячих часах. Особенно сложным был праздничный день, все ста­ли действительно защитниками Отечества, своих земляков, сво­ей малой родины.

– До вечера давление в систе­ме газоснабжения продолжало падать. На заседании районного штаба ЧС приняли решение уменьшить в районе расход газа. Все котельные перевели в режим экономии, чтоб частный сектор не ограничивать. Дорожники, предприниматели – все снизили потребление без возражений, – рассказывает Владимир Вла­димирович. – Газовики сутки не спали. В котельных понижалось давление и автоматика сраба­тывала на отключение. Была опасность разморозить системы отопления.

Были и хорошие новости: пе­редвижная экологическая лабора­тория провела анализ – опасения, что в воздухе есть превышения по вредным выбросам, не оправда­лись. Хоть в этом сильный ветер помог.

Владимир Карпенко не удер­живается:

– Удивляешься, какие у нас разные люди. В соцсетях одни стали сеять панику: писали, что газа, света и воды не будет три дня. Чтоб спасались. Люди за счи­танные часы смели с прилавков магазинов обогреватели, стали запасаться водой. Были сигналы, что в селе Рассыпном пожилые замерзают в доме, якобы у них разморозился котёл. Глава сельсо­вета прошла по всем домам – не подтвердилось. Всё проверяли, ни один слух не подтвердился.

Но сказать хочется и о тех, кто в такой ситуации думал, как быть полезным. Одним из первых мне позвонил из Ямана руководитель АК «Ташлинский» Алексей Ми­хайлович Денискин, спросил, чем помочь. Он дал тяжёлую технику пробивать дорогу к месту взрыва. Туда же выдвинулись дорожники илекского управления ГУП «Оренбургремдорстрой». Пробиваться тяжело, снега намело много, к тому же после оттепелей образо­вался наст.

Вечером приняли решение лёгких больных из районной боль­ницы отпустить, а тяжёлых пере­править в Оренбург. Главный врач станции скорой помощи в Орен­бурге Валентин Борисович Ива­нов оперативно прислал скорые, к 11 часам пять тяжелобольных были эвакуированы.

Заседание оперативного штаба ЧС. 2 часа.

24 февраля

Главы муниципалитетов до­ложили обстановку. В Илекском и Ташлинском районах все на­селённые пункты были с газом. Руководители спасательных служб сообщили о восстановле­нии подачи газа в Мустаевскую ГРС. Газ закачали в систему ав­томобильные газозаправочные комплексы. В Новосергиевском районе без тепла оставалось 88 домов в селе Ржавка.

На помощь жителям Илек­ского района пришли в тот день многие. Например, свыше 15 калориферов выделила не­фтяная компания «Сладковско-Заречное». Кстати, нефтяники не первый раз приходят на помощь соседям. Бойцы созданного на промысле пожарного поста вы­езжали на тушение пожара, про­изошедшего прошлым летом в районном центре.

Позвонил директор фили­ала «Оренбургэнерго» Виктор Фёдорович Кажаев. Понимая, что будет большая нагрузка на сети, предложил дополнительную ремонтную бригаду из Перево­лоцкого района. И она очень при­годилась: погода неистовство­вала вторые сутки, были случаи порывов, и электрики не сидели сложа руки.

Заседание оперативного штаба ЧС. 7 часов.

24 февраля

Председателю региональ­ной комиссии по ЧС и противо­пожарной ситуации Сергею Балыкину доложили о возоб­новлении подачи газа во все населённые пункты Новосерги­евского района, находившиеся в зоне аварии.

Пуск

Редакционная группа пробра­лась на место взрыва газопровода 26 февраля, в пятницу. День вы­дался спокойный, солнечный. С новосергиевской трассы далеко в поле видны пробитые в глубоком снегу проезды. Вот здесь, метрах в ста от трассы, ставили ночью заглушки. Рядом валяются катуш­ки – вырезанные куски трубы, тут же цельные трубы, много разной техники и людей.

Километрах в пяти от трассы открывается панорама прошед­шей битвы – новые нитки сталь­ной трассы переброшены через овраг. Именно здесь 23-го рванула труба, спровоцировав взрыв на второй. От места взрыва метров на 70 в строну села Яман лишь ледяная корка, а местами и вовсе голая земля – всё оплавилось от столба огня.

– Такую бы погоду в тот день! – не удерживается глава района Владимир Карпенко, оглядывая, сколько газовики успели сделать. – А вот это наш герой, он первым пробился к месту аварии сквозь наносы и пургу.

Александр Сенин наблюдает за прибывшими из кабины мощного Б-170. Он уже четвёртые сутки здесь безвылазно. То и дело идёт снежок – приходится постоянно чистить полевые дороги. Рядом вахтовки на базе КамАЗа, там и столовая, и место для сна. Тракто­рист ЛПУ «Оренбургское» смуща­ется. Понятно, что недавнее живо в нём, эхом отдаётся в памяти.

– Трактор мой привезли сюда на трале из-под Оренбурга после обеда, – включается в разговор. – Тяжело было идти по полю, мело – белого света не видать. Окна заметало, на варежки вот соль сыпал и окна снаружи тёр, чтоб хоть какой обзор был.

– Как же вы ориентировались без ГЛОНАССа?

– ГЛОНАСС у меня в голове, – не теряется Александр. – В первую ночь до четырёх утра пробивал до­роги. Чуть прилёг, а к семи опять намело, заново начал чистить.

Вот такие они, пока не ви­димые герои тех дней, от риска и умений которых зависело на­прямую, как скоро будет у людей тепло в домах.

Конечно, из окон остывавших сельских изб эта история, вероят­но, виделась в ту ночь по-другому. Казалось, всё можно было бы сделать быстрее. Ждать всегда тяжело.

Подобных аварий на террито­рии Оренбургской области ещё не происходило. И то, что все службы, все ответственные люди не растерялись, а практически с момента поступления сигнала о ЧП начали работать, показало го­товность к подобным ситуациям. Испытание на прочность прошли. Есть защитники.

Вечером 26 февраля поступила команда о пуске газа в магистраль­ную систему. Причину чрезвычай­ного происшествия компетентные органы, вероятно, назовут позже.

Комментарий

Лилия Исмакова, глава администрации Мустаевского сельсовета Новосергиевского района:

– Утром 23 февраля жители Мустаева, Измайловки и Ржавки начали жаловаться, что в домах пропал газ. Нам позвонили из районной администрации и рассказали о порыве газопровода в Илекском районе.

Мы сразу же собрали комиссию. Ходили по домам, обзванивали жителей, помогали нуждающимся. Неравнодушные жители приносили друг другу обогреватели, газовики стали закачивать сжиженный газ в систему, чтобы жители могли хоть немного согреться.

Никто не знал, сколько времени уйдёт на ликвидацию аварии. Поэтому мы подготовили Мустаевскую школу на случай возможной эвакуации, установили тепловые пушки. Жители Мустаева, большинство из которых пенсионеры, остались ждать тепла дома. А вот из села Ржавка мы эвакуировали в районную больницу пожилого лежачего мужчину и женщину с маленькими детьми.

В сильную метель добраться туда было сложно, но мы понимали, что люди остро нуждаются в помощи. Мы благодарны районным и областным властям, сотрудникам МЧС и газовикам за то, что не оставили нас в беде.

Фото Валерия Гунькова

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Scroll to top