Гормон любви и чистый разум

Научный факт: клеток микробов в организме человека больше, чем клеток самого нашего организма. И когда мы переживаем из-за лишнего веса, должны помнить, что два-три килограмма в нас – это наши бактерии. Мы с ними живём десятилетиями. И этот симбиоз – союз, не отделимый от вражды.

Сегодня медицине уже известно, что даже те болезни, которые до сих пор считались неинфекционными, на самом деле являются следствием длительного бактериального воздействия. Болезнь Альцгеймера и Паркинсона, например.

Долгие годы какие-то бактерии жили внутри человека, не распознанные иммунной системой. А потом качнулась чаша весов под воздействием какого-то фактора и победили микроскопические обитатели, поразив нервные клетки.

Кто они, наши сожители? Как мы от них защищаемся? Все ли из них опасны?

 

Бабочки внизу живота

Расхожая фраза о том, что влюблённость ощущается, как бабочки в животе, после знакомства с трудами оренбургских микробиологов начинает обретать новый смысл. Прежде всего, давайте абстрагируемся от привычного мнения о том, что все микробы – существа вредные.

Да, были времена, когда по вине этих микроскопических обитателей чума, сибирская язва, оспа выкашивали население планеты. С тех пор прошло много лет, и учёные открыли антибиотики, вакцины и прочие нужные вещи, продлевающие жизнь человечества.

Но пока бактерии искали способы выжить в наших организмах, преодолевая, игнорируя действие медикаментов, наука шагнула ещё дальше. Прежде всего, нужно принять простой факт – мы с микробами живём в симбиозе. В нашем микромире есть вредные обитатели, а есть полезные.

Именно оренбургским микробиологам удалось совершить уникальное открытие, кардинально меняющее многие подходы в медицине. Наталья Перунова, профессор РАН, руководитель лаборатории, объясняет:

– Есть доминантные микробы, имеющие «прописку» в организме. Нормальная микрофлора кишечника – кишечная палочка, бифидобактерии, лактобациллы. В процессе сожительства с человеком они приобрели новые для себя ферменты. Они усиливают расщепление пищевых продуктов и даже производят витамин В. Анаэробные микробы выполняют функцию второй печени, расщепляя токсичные продукты.

Но самое интересное, что именно эти условно полезные микробы обеспечивают носителю (то есть человеческому организму) защиту. Бифидофлора кишечника распознаёт чужаков и передаёт сигнал иммунной системе человека. Выявление этой «диспетчерской» функции бифидобактерий – безусловный прорыв в расшифровке и понимании механизмов защиты хозяина.

Лаборатория, которую возглавляет Наталья, – часть большого научного центра. И многое из того, что было открыто здесь, получило признание во всём мире.

 

Где мысль побеждает плоть

Старый купеческий особняк, засыпанный снегом, стоит, погружённый в тишину улицы Пионерской. Район Аренды. Тут нет суеты автомобилей, пёстрых табличек брендов, людской толпы, штурмующей вершины социальных лестниц и бытовых проблем. Возле двери, которая помнит первых губернаторов Оренбуржья, табличка «Институт клеточного и внутриклеточного симбиоза УрО РАН».

Здесь центр научной мысли региона – Уральское отделение Российской академии наук. К этому высокому статусу шли 30 лет. И вёл оренбургских учёных, почти как библейский Моисей через пустыню, академик, доктор медицинских наук, профессор Олег Бухарин.

Наука – это движитель прогресса и вообще всего. Не двигатель, а именно движитель, – говорит Олег Валерьевич. – Если будет наука, будем развиваться. А если нет – будем снимать кальку с того, что на Западе придумают и захотят нам подарить или продать. Когда я в 1968 году приехал в Оренбург, понял, что надо что-то делать. Соседние Самара, Челябинск развиваются, а в Оренбурге провал. Кадров нет, оборудование слабенькое.

Олег Бухарин возглавил медицинский институт и засучив рукава начал ковать кадры. В результате Российская академия наук одобрила создание в нашем регионе сначала лаборатории, потом института и, наконец, отделения академии. Сам Бухарин – автор 570 научных работ, 130 авторских свидетельств и патентов на изобретения.

Он основатель нового направления в медицине – симбиотической инфектологии. За годы работы подготовил 34 доктора и 120 кандидатов медицинских наук. Олег Валерьевич смог консолидировать научные силы оренбургских медиков, и большая часть лучших умов стала работать в одном направлении. Они решали проблемы естественной резистентности организма.

– Человеческий организм – это платформа, на которой разворачивается борьба. Мы боремся с нашими микробами, – рассказывает Бухарин. – Вступаем в новую эру – продляем жизнь человека. Но на этом этапе и новые инфекции появились – паркинсонизм, болезнь Альцгеймера. Знамения нового времени. Может, они и раньше были, но люди просто не доживали до них. Средняя продолжительность жизни значительно увеличилась. Нужно знать, как защищается наш организм от этих новых инфекций. Не силой воли, не упованием на высшие силы. Нужно знать механизмы взаимодействия человека и микроба.

Ещё Иван Петрович Павлов говорил, что цель науки – не изучение механизмов. Цель науки – власть. Если ты знаешь механизм, ты будешь управлять процессом. Длительное выживание микробов в организме – симбиотические связки – называются персистенцией. Врач должен оборвать её, и тогда человек выздоравливает. Но как обнаружить эти микробы? Они, между прочим, эффективно защищаются, маскируются.

 

Таблетка счастья и мазь от всего

Олег Валерьевич рассказал, что стенки микробной клетки, в отличие от клеток организма человека, имеют в своей структуре особый фрагмент – пептидогликан. Вот он-то и позволяет полезным бифидобактериям вычислить врагов и «сообщить» об этом иммунитету. Однако попадаются и хитрые бактерии, которые маскируют этот пептидогликан, создают вокруг себя защитный экран. В Оренбургском институте клеточного и внутриклеточного симбиоза выявили многие компоненты бактериальной среды. И не последнюю роль в исследованиях играет генетика.

– Сегодня мы делаем уклон в эту сторону. Почему? Потому что именно генетика управляет всеми процессами в организме, – рассказывает Бухарин. – Раньше советская наука отрицала это, считалось, что генетика – «буржуазная девка империализма». А зря. Мы заметно отстали в этих исследованиях. Надо навёрстывать.

И птенцы гнезда Бухаринского навёрстывают. Сергею Андрющенко всего 34 года, но он уже кандидат медицинских наук, автор разработки микрочипа, который способен определить болезнетворный потенциал микробов в окружающей среде. Сейчас Сергей работает над своей докторской диссертацией. Её тема – расширение возможностей бифидобактерий за счёт генетики.

Ещё одна научная сенсация, созданная оренбургскими учёными, – препарат «Симбиоселф». Его пока нет в аптеках, ему только предстоит этап испытаний и получение паспорта. Речь идёт о полезных бифидобактериях, способных регулировать в нашем организме количество окситоцина – гормона любви, доверия и социального поведения.

Если чужие вредные бактерии прочно обосновались в нашем организме, количество окситоцина может быть подавлено. «Симбиоселф» регулирует этот процесс. Естественный, не химический препарат, избавит от депрессии, будет способствовать ранозаживлению и создаст мир и гармонию в нашей душе. На основе окситоцина и антибиотиков оренбургские микробиологи совместно с хирургами создали ранозаживляющую мазь, которая успешно применяется в современной медицине.

Любой прорыв невозможен без достойного финансирования. Академик Бухарин говорит, что всё созданное на базе Уральского отделения РАН появилось благодаря одержимости учёных и пониманию чиновников. В своё время городская власть пошла навстречу. А сегодня многое делается благодаря пониманию со стороны губернатора.

На средства федерального гранта и при поддержке регионального бюджета в Оренбурге был создан центр коллективного пользования. Это новейшие, современнейшие лаборатории, где возможны эксперименты, испытания на уровне нанотехнологий. Без этой испытательной базы нельзя получить международный паспорт для препарата или нового штамма. Соответственно, нет возможности развиваться и спасать человечество. Наука сегодня – очень дорогостоящий процесс. Но если не вкладывать в неё средства, регион быстро окажется на задворках вселенной.

– Берегите ваши полезные бифидобактерии и пополняйте их запас в организме за счёт приёма пробиотиков, – говорит профессор РАН Наталья Перунова. – Ну а мы, со своей стороны, будем создавать новые пробиотические препараты и их эффективные композиции – синбиотики.

 

Елена Черных

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: