Где коротать вечность

31 июля мусульмане Оренбуржья отметят Курбан-байрам.

В преддверии большого праздника о жизни религиозной общины рассказал председатель Духовного управления мусульман Оренбургской области муфтий Альфит Шарипов.

Незабываемые особенности

– Альфит-хазрат, наверня­ка оренбуржцы задают вам вопросы о пандемии: что за напасть свалилась, чем мы прогневали Всевышнего, как относиться к такому явлению? – Господь во все времена посы­лал людям испытания, старшее поколение оренбуржцев помнит войну, голод, репрессии. Эпиде­мии случались во все времена, выкашивали тысячи людей. На нашу долю выпал коронавирус, режим самоизоляции. Но, по большому счёту, мы ведь не ока­зались в полной изоляции, как Робинзон Крузо. Да, возникли некоторые ограничения, к ним надо отнестись с пониманием и с чувством ответственности, ведь они призваны, прежде все­го, защитить нас. У нас в этом году, например, не было выпуска в медресе «Хусаиния». Учебный процесс пришлось завершать, как и в сем образовательным заведениям, в электронном формате. А вот выпускные ито­говые экзамены, по решению педагогического совета, не ста­ли проводить в дистанционном формате, перенесли на осень, так как у нас много студентов-за­очников со всей области и даже из других регионов.

– Сколько человек ежегод­но выпускает медресе?

– От 30 до 50, причём по­ловина из них женщины, впо­следствии они воспитывают детей, внуков, прививая им традиционные нравственные ценности, некоторые становятся педагогами воскресных занятий при мечетях.

– Кто посещает эти заня­тия?

– Увы, в основном женщины, дети и пожилые люди.

– Увы?

– Хотелось бы видеть и муж­чин. Особенно из числа корен­ного населения – татар, башкир, казахов. Ведь мне придётся дер­жать ответ перед Богом именно за свой народ – местных, ходили они в мечеть или нет. 70 процен­тов тех, кто регулярно посещает мечеть, – трудовые мигранты из стран Средней Азии. Я иной раз говорю с иронией нашим татарам, мол, а вы в рай хитро­стью проникнуть планируете? Надеетесь со Всевышним потом договориться? Узбеки, таджики ходят, а вы что же? Неужели вам всё равно, где коротать вечность? Они отмахиваются: «Ладно, выйдем на пенсию, при­дём». При этом я напоминаю, что вознаграждение за молитву в мечети в 27 раз выше, чем за индивидуальную!

– Кто-то, может, и созрел уже, готов прийти, например, послезавтра, на Курбан-бай­рам. Обычно в этот день в мечеть стекаются верующие в таком количестве, что за­полняют не только двор, но и ближайшие улицы. В этом году ничего подобного не будет?

– Из соображений эпидеми­ческой безопасности массовые мероприятия запрещены. Как и на Уразу (день окончания поста отмечался 24 мая), планирует­ся онлайн- и теле трансляция праздничной проповеди. По­молиться и совершить обряд жертвоприношения мусуль­манам рекомендовано дома.

Господь будет нами доволен больше, если мы не станем способствовать распространению инфекции. Даже хадж в этом году совершить невозможно никому, кроме жителей Саудов­ской Аравии. Потому что одно из условий паломничества – безопасность, по дороге в Мекку нельзя никому вредить, вольно или невольно.

Разбогател – не жадничай

– Вы совершали хадж?

– Трижды. Впервые – в 1998 году, мне было 26 лет, посчаст­ливилось попасть в число го­стей короля Саудовской Ара­вии. На Оренбургскую область тогда пришло 4 бесплатных приглашения. Считается, кто совершил хадж – как будто за­ново родился. Но только если человек не грешил, не ругался, не сквернословил во время паломничества. Это ведь не по­ездка в пятизвёздочный отель, где всё включено. Есть опреде­лённые трудности, к ним надо быть готовым. Жара, огромное скопление людей…

Второй раз я был в 2007 году, уже в качестве руководителя группы палом­ников. Третий раз совершил паломничество в 2018 году вместе с супругой. Это был са­мый осознанный хадж.

Кстати, завтра – день стояния у горы Арафат, когда надо вспомнить свои грехи и искренне совер­шить покаяние. А верующим, которые не совершают палом­ничество, 30 июля желательно поститься. Вознаграждение за этот день поста очень большое – прощаются грехи за предыду­щий и последующий годы. Само нахождение в долине Арафат – одно из обязательных условий хаджа.

– Хадж хотя бы раз в жизни – обязанность каждого мусуль­манина?

– Да, если есть финансовая возможность. К малоимущим такого требования не предъ­является.

– Получается, у более со­стоятельных и обязанностей больше?

– Конечно. Состоятельным в исламе признаётся человек, у которого кроме средств на теку­щие расходы есть в запасе сум­ма, равная нисабу. В этом году это 344 тысячи с не большим (исчисляется исходя из стоимо­сти 85 граммов золота). Сумма не должна в течение года умень­шаться. Тогда раз в год нужно раздать нуждающимся закят – милостыню, в размере одной сороковой части от этой суммы, примерно 8600 рублей. Если бы все следовали этому правилу, бедных было бы меньше.

– Вспоминается цитата про верблюда и игольное ушко. В исламе тоже считается, что бо­гатому трудно попасть в рай?

– Богатый попадёт в рай на 50 лет позже бедного. Ибо он должен будет ответить, как за­работал, на что и как потратил богатство, которое ему даровал Всевышний. К сожалению, ино­гда бывает, что с появлением бо­гатства просыпается жадность.

– Каким должен быть ис­тинный мусульманин, чтобы заслужить место в раю?

– Ислам в переводе озна­чает «покорность». Покорным, щедрым, справедливым, добро­детельным, не причиняющим зла себе и окружающим ни сло­вом ни делом. Таким, чтобы остальным, глядя на него, тоже захотелось стать лучше. Иметь хороший нрав. Как бы люди к тебе ни относились, от тебя должно исходить только добро и мир.

Ведь истинно верующий – это тот, рядом с которым люди чувствуют себя в безопасности. Проще говоря, надо жить как Господь велит. Не ссориться, не психовать, не обижать других и самому не обижаться, не завидо­вать… Тогда будет мир в душе и каждый день покажется празд­ничным, потому что он будет приближать тебя к довольству Всевышнего.

– У вас так получается? С одной стороны, вы духовный лидер мусульман региона, а с другой – живой человек, как и каждый из нас.

– Не скажу, что мне легко. Но я стараюсь. В последнее время мы активно работаем в соцсетях. Вся молодёжь сейчас в Интернете. А именно в этом нежном возрасте люди наибо­лее неустойчивы в своих убеж­дениях, их поколебать ничего не стоит. И если мы не будем рядом, не будем говорить с юным поколением на понятном ему языке, найдутся другие, которые используют их неопыт­ность отнюдь не во благо. А где соцсети, там и комментарии, в том числе и злобные, неспра­ведливые.

Хотел бы напомнить, что у каждого из нас на плечах сидят два ангела, которые за­писывают наши дела и слова. А на том свете всё это будет взвешиваться на весах спра­ведливости. Прежде чем что-то сделать или сказать, нужно крепко подумать, во благо это или нет, какой из ангелов за­пишет. Наша жизнь – житница бытия.

Меня не спрашивали, когда мне появиться на свет, в каком регионе, в какой семье. Заявление на рождение я не писал. Но ничего случайного не бывает. Раз появился на свет и живу, значит, у Господа есть на меня свой план. По первому ди­плому я помощник машиниста тепловоза. А педагогический стаж в медресе у меня 25 лет.

Простые правила

– В этом году уже 5 лет, как вы руководите Духовным управлением мусульман Орен­бургской области. Что удалось сделать за это время, а что ещё предстоит?

– Фактически на территории области было два управления мусульман – Бугурусланское и Оренбургское. А как мы знаем, любая разрозненность – удобная почва для проникновения чуже­родных идей. Мусульманское общество региона нуждалось в консолидации, что и было сдела­но, теперь это единый муфтият. Я начал с мониторинга, чтобы представлять себе хозяйство, на которое заступаю. Объездил все приходы региона, а их у нас более 150, осмотрел мечети, пообщался со всеми имамами, позже мы провели аттестацию имамов, потом по её итогам организовали курсы повыше­ния квалификации.

5 лет уже издаётся газета «Мусульмане Оренбуржья» тиражом 7 тысяч экземпляров, развиваем сайт Духовного управления. Налажена социальная работа и бла­готворительная помощь всем нуждающимся, независимо от национальности и вероиспове­дания. Среди проблем, которые пока актуальны, – старение кадров, пассивность прихожан.

– Насколько мне известно, вы преподаёте и в Оренбург­ской духовной семинарии. Какой курс читаете будущим православным батюшкам?

– Коран и вероучение исла­ма. В медресе «Хусаиния» Коран я преподаю уже четверть века.

– Если нашли ответ на во­прос, как жить долго и счаст­ливо, поделитесь, пожалуйста.

– Хочешь жить долго – дружи с соседями. Права соседа – права Бога. Придерживайся золотой середины: старайся, трудись в этой жизни, но и про вечность не забывай. Поддерживай род­ственные отношения. Уважай и почитай родителей. Ведь Го­сподь тобой доволен, когда ро­дители тобой довольны.

– А вообще мечети сейчас открыты или закрыты?

– Фактически мечети откры­ты, и там всегда есть дежурный имам, можно обратиться в част­ном порядке, соблюдая меры предосторожности, оставить подаяние, помянуть усопшего. Но пока сохраняется эпидеми­ческая опасность, надо слушать компетентных людей, медиков, руководителей региона, кто владеет полной информацией о ситуации с вирусом.

Фото Валерия Гунькова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: