«Под колёсами любви»

Он сидел на бульваре, позволив себе расстегнуть дублёнку, родом из девяностых, подставляя небритое лицо скупым лучам мартовского солнца. Его выцветшие, некогда синие глаза, обрамлённые глубокой сетью морщин с прежним интересом наблюдали, как плавится, словно свечка, снег, образуя лужи, в которых зыбко отражалась его нынешняя жизнь.

За коляской, в которой он сидел, была припрятана выпитая бутылка крепкого пива. Не бросать же, где-то ведь ещё принимают.

«Весна-а-а-а, – облако пара вышло вместе со словом, словно выдох. – И я жив».

Совсем рядом, будто сбившись в стаю, стояли молодые матери с колясками. В них мирно дремали дети. Женщины болтали, время от времени неодобрительно поглядывая на человека без ноги, в инвалидном кресле, расположившийся поодаль. Его вид явно не вписывался в базовые ценности сообщества.

«Мужчина, у вашего ребёнка уши из-под шапки торчат, а на улице ветер!» – бросила одна из них с видом знатока молодому человеку с ребёнком, проходившему мимо. Отец, мгновенно почувствовав себя совершившим, как минимум, уголовное преступление, кинулся поправлять сыну шапку.

Люди, объединившиеся в сообщества, ощущают себя в безопасности и начинают поучать других, формировать моральные принципы, тонкие настройки. Уверенность в собственной правоте – вот что на самом деле главное!

Всё в мире зависит от точки зрения, от умения проводить параллели. Когда я нажимал этот кадр в голове крутилась вполне примитивная мысль: надо же коляски, а какие разные! Человек начинает в ней жизнь, в ней же некоторые вынуждены проводить остаток своих дней. И в этом великая драма.

От ромашки на солнцезащитном козырьке, которая качается от кочек на фоне твоего яркого, синего детского неба, до мозолей на руках от колёс. Их вращаешь для того, чтобы двигать куда-то своё тело. Свою жизнь.

Колесо совершенно. Колесо беспощадно. Колесо – неизбежный круг времени и казнь.

Под колёсами любви.
Это знала Ева, это знал Адам.
Колёса любви едут прямо по нам.
И на каждой спине виден след колеи,
Мы ложимся, как хворост,
Под колёса любви

Так пел когда-то «Наутилус-Помпилиус». И речь в этой песне скорее об обретённой любви, но затем потерянной. Не все это переживают и будь ты хоть трижды мультимиллионером, всё равно от этого не застрахован. А ещё существует любовь сообщества, помнишь, читатель, я говорил о нём выше. И несоответствие его ожиданиям может сломать человеку жизнь. То есть, да фактически отсутствие любви убивает. В прямом смысле.

Есть мамы и папы, которые ждут от своих детей, как-минимум, чего-то сверх талантливого. Ждут вслед за повтором своего ДНК, повторов собственных достижений. Хотят, чтобы круг замкнулся. Записывают детей в 300 кружков, формируя нечеловеческое давление. А по мне, так это совершенно другие люди, идущие собственным путём, можно лишь корягу с дороги убрать. И то, не всегда получается.

Потемнело. Солнце скрыл широкий фронт облаков. Люди надели капюшоны, резким движением застёгивая молнии курток. Пора в тепло, ибо таков март. И снова покатились колёса. В разные стороны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top