Глядя в жидкое зеркало луж

О, весна без конца и без краю –

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

(Александр Блок)

Вот именно. Без конца и без краю, это по-нашему. Плывём. И если бы «в тоске необъяснимой», как у Бродского. Но нет.

Плывём не целыми сёлами, слава богу, а так, местами, и в рамках приличия. Отряхивая грязь с только что постиранных штанов, я радуюсь: значит, скоро будет сухо. А ещё все эти красивые девушки, подставляющие лица первому скромному теплу.

Резиновые сапоги снова в тренде, первые самокаты и велосипеды уже искупаны в лужах. Извечные пацаны разгоняют палками мусор в сточных канавах. Скульптурные львы грустно смотрят на осевший, но всё ещё не растаявший снег, потому как тень и северная сторона.

Земля проступает, словно в замедленной съёмке, всё больше с каждым часом, и каждый день меняется картинка окружающего мира. Вот именно этого нам с тобой, дорогой читатель, не хватало так долго. Чтобы застывшая, заиндевевшая жизнь сдвинулась подобно льду на реке. Каждой весной нам кажется, что всё будет по-другому, что мы сможем многое сдвинуть, осилить, изменить, и это питает нас, будто ожившая почва, деревья.

Человек не живёт без надежды, хотя поговаривают, что она иррациональна и, если её отринуть, получится сухая реальность, с которой, по мнению практиков, и стоит иметь дело. Но это как-то… скучно, что ли. Сплошной прагматизм и никакой мечтательности. Кстати, у Мегрэ Жоржа Сименона «мечтатель» было словом ругательным.

Ну а небо, что так хорошо раскрывается под ногами на закате! Смотрит из луж, преломляя рябью ветви парка, делая окружающую реальность похожей на работу изрядно выпившего импрессиониста.

Это целая перевёрнутая жизнь для фотографа – просто находка. И, конечно, дорогие сограждане, которые преодолевают водные барьеры, как часть житейского триатлона. И, как в спорте, интересно наблюдать за стилем.

Кто-то прыгает, кто-то широко шагает, особенно сметливые идут по лужам на пятках, надеясь на непромокаемую высоту каблука. Побеждают те, кто в сапогах. А что делать? Впрочем, лужи каждый год на одном и том же месте и мы как-то к ним привыкли.

Один врач-кардиолог при встрече на мой вопрос «Как ваши дела?» ответила, улыбаясь, доставая при этом лекарства: «Стараемся, чтобы было хорошо». Мне почему-то запомнилась эта фраза. Вот и мы. Шутим, отвлекаемся, с тревогой глядя сквозь сырые ветви на эту весну. Стараемся. И других вариантов нет.

Радость и боль ходят под руку, как две сестрицы,

И тризна порой превращается медленно в пир,

Внизу приоткрытое небо и чёрные птицы,

И хрупкий, как нечто разбитое, в трещинах мир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top