fbpx

Талант и поклонники Андрея Лещенко

К 75-летию народного артиста России Андрея Лещенко в Оренбургском драматическом театре имени Горького подготовлена фотоэкспозиция, посвящённая творческому пути артиста.

Борис Годунов, он же Менахем

Царь, князь, светский лев, полковник ЦРУ, купец, деревен­ский мужик, юродивый, священ­ник, милиционер, ростовщик, художник, человек без опреде­лённых занятий… Глядя на этот калейдоскоп блистательных образов – драматических, коме­дийных, лирических, трудно по­верить, что созданы они одним и тем же актёром. Андрей Фёдорович – мастер перевоплощений, обладающий богатой палитрой актёрских красок. Потому так богата и разнообразна галерея его образов.

Будучи поклонницей таланта Андрея Лещенко, расскажу о ро­лях, которые запечатлелись в па­мяти на долгие годы. Это, прежде всего, роль Фирса в чеховском «Вишнёвом саде». Когда режис­сёр сказал статному элегантному артисту в расцвете сил, что в роли Фирса видит только его, тот пришёл в смятение. Рановато, мягко говоря, ему было играть глубокого старика. Но отказать было неудобно: Изяслав Борисов в театральном мире – величина. И работать с ним за счастье.

Ре­петиции были изнурительные. Не получался у Лещенко старый Фирс. На душе было сумрачно и из-за того, что мать лежала при смерти. Видя день ото дня, как угасает человеческая жизнь, однажды он внезапно понял, как надо играть Фирса. Образ старо­го слуги стал образом отжившего мира, уходящего шаркающей походкой вместе с чеховскими героями в небытие.

Успех был оглушительный. И не только у публики. Жюри международного театрального фестиваля отмети­ло оренбургского артиста дипло­мом лауреата «за роль второго плана, вышедшую на первый». В тот же год за художественные достижения ему вручили губер­наторскую премию «Оренбург­ская лира».

Ещё одна незабываемая роль – полковник ЦРУ Фрэнк Хардер, который когда-то был женщи­ной. Это спектакль по француз­ской комедии «Не верь глазам своим», его поставил питерский режиссёр Семён Спивак. Фирс и трансвестит… Можно было бы сказать: от великого до смешно­го один шаг. Но на самом деле в спектакле лёгком, искристом, как шампанское, всё не так смеш­но и просто. Во всяком случае, идея трансвестизма осталась в глубокой тени.

Напомню сюжет. Женщина, по воле разведыва­тельного управления ставшая мужчиной, дослужившимся до полковника, приезжает «по ра­боте» в «прежние места». И при­ходит в новом облике в дом, где когда-то была женой и матерью.

И начинается – одна сцена ко­мичнее другой. Когда мужчина копирует женщину – это всегда смешно. Но в том-то и дело, что Лещенко не позволил себе вос­пользоваться этими приёмами. В его герое было всё, чем обла­дает настоящий мужчина, и всё хорошее, что есть в женщине. В частности, материнский ин­стинкт. Когда он смотрит на по­взрослевшего сына, не думаешь о том, кто перед нами – мужчина или женщина. Во взгляде столько любви и нежности, что совсем не хочется смеяться.

Последняя по времени боль­шая роль Андрея Лещенко – ку­пец Великатов в спектакле по пьесе Островского «Таланты и поклонники», поставленном пять лет назад молодым режис­сёром Александром Фёдоровым.

Миллионщик Великатов, каким он предстаёт в исполнении Ан­дрея Фёдоровича, обладает не­сомненной притягательностью – он величав (потому и Великатов – Островский всегда давал своим персонажам говорящие фами­лии), но при этом ироничен, что свидетельствует о незаурядном уме, и по-мужски обаятелен. Миллионы миллионами, но это многое добавляет к пониманию того, почему между ним и Петей Мелузовым – вечным студентом наподобие Пети Трофимова из «Вишнёвого сада» героиня вы­бирает Ивана Семёныча.

После этого спектакля, по­ставленного к 70-летию арти­ста, Андрей Фёдорович ушёл на заслуженный отдых. Впрочем, артист и заслуженный отдых – две вещи несовместные. Но выходить на подмостки не по­зволило здоровье.

С любимыми не расставайтесь!

– Я скучаю по театру, – при­знаётся Андрей Фёдорович. – Хо­чется выйти на сцену, хочется! Особенно, когда кто-то придёт или позвонит из театра, растра­вит душу. Ну а как по-другому? Почти полвека отдано театру (30 из них – Оренбургскому дра­матическому. Авт.) Всё, о чём мечталось, вроде бы сбылось, но слишком рано завершилось. Я бы с удовольствием ещё поработал. Спасибо Рифкату Вакиловичу (художественный руководитель Оренбургского драматического театра Рифкат Исрафилов. Авт.) за то, что не сбрасывает меня со счетов. Говорит, как бу­дете чувствовать себя получше, мы найдём для вас роли.

Театр тоже скучает по Андрею Лещенко.

– В моей памяти сохранились все наши совместные с Андреем Фёдоровичем спектакли. Он за­мечательный партнёр – ловит каждый нюанс. И удивительно чуткий артист, играющий каж­дый спектакль по-другому, – говорит заслуженная артистка России Надежда Величко. – Я хочу ещё с ним работать, полу­чать его потрясающую энергию.

«Свет в окошке» – так в своё время сказала о Лещенко как о партнёре народная артистка России Александра Жигалова.

– Лучшего, мне кажется, про­сто быть не может, – подчеркнула Александра Павловна. – Он очень скромно ведёт себя на сцене по отношению к коллегам. Никогда не тянет одеяло. Не лезет, как некоторые, на авансцену – пока­зывать себя. Очень деликатный. Не секрет, артисты любят по­хулиганить на сцене. Особенно в прежние времена резвились. Бывало, даже калоши к полу гвоздями прибивали. Человек влезает в эти калоши, пытается сделать шаг и падает во весь рост носом на сцену.

А однажды между фалдами фрака Арбенина в «Маскараде» привязали верёвку. Хвостатый персонаж никого не оставил равнодушным. А вот сколько я работала с Андреем Фёдоровичем, не припомню случая, чтобы он пытался рассмешить или, как у нас говорят, «раско­лоть» своих товарищей во время спектакля. Хотя чувство юмора у него отменное, он и анекдот умеет рассказать, и оценить хорошую шутку. Но это за кули­сами. А сцена для него – святое.

Гордится совместной рабо­той с мастером и Александр Фё­доров, который начал выходить на одну сцену с Андреем Фёдо­ровичем ещё в студенчестве как актёр, а потом работал с ним как режиссёр.

– Казалось бы, народный артист – это глыба, – говорит он. – Но Андрей Фёдорович очень гибок как артист. Потому об­разы, созданные им, так ярки, разнообразны и убедительны.

«Нам не хватает Вас в театре! Ждём наших будущих встреч, разговоров, напутствий и пори­цаний, – всё что угодно с радо­стью и благодарностью примем от Вас!» – такие слова адресовал театр юбиляру в день рождения. Вот уж без преувеличения – от души!

Не хватает Андрея Лещенко и нам, поклонникам его твор­чества. Настоящим сюрпризом для публики стал фрагмент кон­церта-спектакля хора «Новые имена», посвящённого 75-летию Великой Победы «Дети рож­даются не для войны», где за кадром прозвучал голос лю­бимца оренбургских театралов.

Артист читал стихотворение Мусы Джалиля из «Моабитской тетради» «Прощай, моя умница» под звуки ноктюрна, который исполняла на фортепиано его внучка Маша, о ней все говорят: «Создана для сцены». Она поёт в хоре, занимается музыкой, играет в спектаклях областного театра кукол. И, как знать, воз­можно, действительно продол­жит семейную династию.

Роли Андрея Лещенко: Э. Скриб «Стакан воды» – Мешем, М. Горький «Варвары» – Степан Лукин, В. Липатов «И это всё о нём» – Столетов, Т. Уильямс «Трамвай «Желание» – Митч, Ф. Шиллер «Мария Стюарт» – Лестер, В. Розов «Гнездо глухаря» – Ясюнин, Э. Олби «Все в саду» – Джек, Ж.-Ж. Брикер, М. Ласег «Не верь глазам своим» – Фрэнк Хардер, Н. Птушкина «Пока она умирала» – Игорь, А. Пушкин «Капитанская дочка» – капитан Миронов, А. Толстой «Царь Фёдор Иоаннович» – Борис Годунов, Г. Горин «Поминальная молитва» – Менахем, М. Горький «Егор Булычёв и другие» – Пропотей, А. Чехов «Вишнёвый сад» – Фирс, Ф. Достоевский «Прощальная гастроль князя К.» – князь.

Наталия Веркашанцева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top