Под степным небом


Особенно Александр Овчинников любил полевые цветы. Фото Юрия Баженова.

Живописец Александр Овчинников принадлежал  к небольшой группе оренбургских художников, которые любили не только своё изобразительное искусство, но и матушку нашу Великую Русскую Литературу (отношу к ним Боброва, Просвирина, Масловского).

Стихами Пушкина

 Александр Иванович отличался от них тем, что хорошо знал и текущую, современную литературу – как «столичную», так и родную нашу, оренбургскую. В дружеском застолье, которые в доперестроечные времена были часты, он мог прочесть на память стихи своих друзей-товарищей, чем-то ему глянувшиеся или ему посвящённые. Однажды в таком вот застолье кто-то из коллег-живописцев подковырнул его:

– Иваныч, а Пушкина слабо прочитать?

– Никак не слабо, – живо откликнулся он и, секунду поморщившись, включая поэтическую память, прочёл:

Поэт, не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдёт минутный шум.

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься твёрд, спокоен и угрюм…

Читал он, как настоящий читатель, без актёрских надрывов, безумий и прочих фокусов. Он разворачивал свиток стихотворения, и ясно было, что это о себе, о пути мальчишки-тракториста в годы войны – в живописцы. В цари, которым положено быть в одиночестве и спокойно терпеть, когда «плюёт на алтарь, где твой огонь горит и в детской резвости колеблет твой треножник».

Огненный колор

Бывали годы, когда в моду входила светскими художниками подзабытая иконописная техника – левкас. Александр Иванович этой техникой не заболел. Он вообще не подвержен был метаниям поиска. Живописец-реалист, мастер портрета, натюрморта, он очень любил писать свежеиспечённые хлебы, плоды осени, грибы, но более всего – цветы. Степные цветы на сенокосах вокруг родной Балейки. Наверное, они были для него оберегом от бед и уныния. А для левкаса, как он полагал, нужно особое содержание, реалистично-духовное.

Как-то один из разработчиков этой новой, но, вообще-то, старой техники громогласно заявил:

– Я пришёл, чтобы возродить русскую иконопись.

Александр Иванович вспыхнул, но ответил спокойно:

– Не торопись, она ещё не умирала.

Авторитет среди друзей-товарищей у него был весомый. Даже противники его признавали – колорист он от Бога. Огонь в его «Сельской кузнице» такой, что холст вот-вот вспыхнет.

Вообще, все его работы, будь то копны на сенокосе, старая изба, усталый лик матери, будто притягивают к себе ангелов, и они живут в глубине обрамлённого холста, согреваемые любовью художника.

Шестой этаж

Были долгие годы, когда у социализма нашего хватало сил, чтобы поддержать писателей, художников, даже критиков и искусствоведов. В Оренбурге тогда случилось событие, небывалое даже по тем щедрым на подарки временам: город подарил живописцам и графикам целый шестой этаж нового жилого дома под мастерские. И всё лето, с мая по август, художники справляли новоселье. Осуществить тогда этот чудесный праздник расстарался тогдашний мэр Оренбурга Юрий Гаранькин. Он искренне любил творческих людей.

В один из летних дней затеял переезд в новые хоромы и Александр Иванович. На помощь он позвал нас, поэтов и писателей.

Разумеется, транспортировка полотен, красок и кистей изредка прерывалась, чтобы ещё разок поздравить живописца с новосельем. И он, гордый тем, что помогают ему мастера пера, служители слова, громогласно, на весь художнический этаж прославлял нас как «писателей земли русской». Правда, несколько жанровых полотен застряли на лестничных клетках из-за великоватых размеров. Поэт и земляк Александра Ивановича Геннадий Хомутов критиковал его за тягу к таким именно размерам, на что живописец возражал, нажимая на фрикативное «г»:

– Но я же глобальный!

Впрочем, закончилось всё благополучно. Глобальные полотна подняли в мастерскую через балкон.

Волшебный отдых

Трудягой он был первосортным. Вставал рано и первым троллейбусом ехал в мастерскую – работать. Бывало время, когда он позволял себе расслабиться, но это были редкие дни. Однажды я столкнулся с ним в центре города в час, когда он должен был быть в мастерской.

– Иваныч, – воскликнул он, распахнув руки, – давай хоть раз в жизни выпьем, а иначе это будет позор мировому искусству!

Такое приветствие означало, что Александр Иванович в хорошем «отдыхательном» настроении. Мы зашли в попутную кафешку. Оказывается, Александр Иванович недавно вернулся из Индии. Он красочно рассказывал об этой волшебной стране. Мне запомнился рассказ о том, как он отмахал десяток километров по полдневной индийской жаре и оказался в каком-то буддийском монастыре. Монахи были изумлены, обнаружив у себя в ограде величественного седовласого старца из России. Они раскланялись с ним и предложили освежиться в их, очевидно, священном пруду. Александр Иванович с удовольствием освежился, а потом с четверть часа освобождался от маленьких священных черепашек, которые, наверное, были ужасно щекотными.

– Еду вот в мастерскую, пора порядок наводить, – сказал он на прощание.

Домик в деревне

Великие книги интересны тем, что, перечитывая их, каждый раз натыкаешься на что-то новое, чего раньше почему-то не замечал. С большими художниками то же самое.

“Домик в деревне”.

Вот попал на посмертную выставку Александра Ивановича Овчинникова. Повторюсь – всё очень живое, всё светится и дышит. Многие работы знакомы, киваю им, как друзьям. И – натыкаюсь на незнакомый пейзажик. Это он по размеру пейзажик, а вообще-то – пейзаж. Под ясным небом в степи стоит деревянный, обмазанный глиной, побеленный дом. Называется «Домик в деревне». Окраинный какой-то домик, сахарной белизны, под соломенной крышей.

Такие дома хорошо берегут тепло зимой и прохладу летом. В таких домах вода не становится затхлой, хлеб не сохнет. В них живут чистые душой труженики и дети, из которых вырастают художники, поэты, строители – в общем, созидатели. Фотограф Юрий Баженов считает, что их родной с Овчинниковым Новосергиевский район – аномальный. Иначе откуда из этого района столько знаменитых людей?

Возможно. И возможно, что вся эта аномалия зарождалась в таких вот сахарной белизны домиках под ясным степным небом.

Владимир Одноралов, член Союза писателей России

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Scroll to top