Исследователь культуры Оренбуржья рассказал о предках Мстислава Ростроповича

Музыкальный краевед Юрий Вязьмин изучил корни родословной Ростроповичей до пятого колена.

Лекции о деятельности в Оренбуржье ярких представителей культуры и просветительских сообществах прошлых лет профессор кафедры хорового дирижирования института искусств Юрий Вязьмин читает в течение учебного года. Со своими студентами он делится сведениями, добытыми в архивных источниках за 25 лет преподавания творческих дисциплин.

– Юрий Николаевич, многие годы вы занимаетесь вопросами музыкального краеведения и развития культуры Южно-Уральского региона. Что более всего вас заинтересовало в истории нашего края?

– Меня поразило, насколько богата оренбургская земля талантами. Почему начал этим усердно заниматься? Корни Мстислава Ростроповича в Оренбурге. Его дедушка Николай Федотов – регент, учитель пения, человек, который посвятил себя хоровому искусству на рубеже веков. Умер он в 1902 году всего в 43 года, оставив большой след в развитии музыкальной культуры края.

Николай Александрович 20 лет руководил любительским академическим хором музыкально-драматического общества, оно базировалось в Общественном собрании. Там проводились все значимые мероприятия светской и духовной жизни.

Из Благородного, а позже Дворянского его переименовали после страшного пожара в 1879 году. Тогда объявили сбор средств. Большая поддержка оренбургской музыкальной общественности была из Москвы и Санкт-Петербурга. Ректор Петербургской консерватории Антон Григорьевич Рубинштейн прислал 1000 рублей на восстановление здания, по тем временам большие деньги.

И ещё один интересный факт я почерпнул из публикаций оренбургских газет позапрошлого века. На сцене зала Общественного собрания стоял рояль, переданный музыкально-драматическому обществу Антоном Рубинштейном, об этом свидетельствовали его инициалы под крышкой инструмента.

В 1916 году в Оренбурге планировалось открыть отделение Императорского русского музыкального общества. Помешали война и революция.

У оренбуржцев особый интерес вызывает династия Федотовых-Ростроповичей. До какого колена вам удалось познакомиться с родословной знаменитой семьи?

– Пожалуй, до пятого, если считать родителей Николая Федотова. Его отец Александр Николаевич долгие годы служил архивариусом Оренбургского уездного суда, мать Олимпиада Ивановна работала помощницей надзирательницы лазарета в Николаевском институте благородных девиц.

Мощный импульс музыкальному образованию в Оренбурге дала супруга Николая Федотова. Ольга Сергеевна, бабушка Мстислава Ростроповича, в 1906 году открыла музыкальные классы. Сначала в них записались 45 человек, спустя год обучалось уже свыше 100 воспитанников.

В семье Федотовых дочери Вера, Софья, Надежда и сын Александр стали профессиональными музыкантами, окончили Московскую консерваторию по классу рояля и скрипки. Дочь Нина получила образование в Сорбонне и преподавала французский язык в Оренбургском реальном училище.

Софья Николаевна вышла замуж за известного музыканта и педагога Леопольда Витольдовича Ростроповича, аккомпанировала ему в классе виолончели. В этом семейном союзе родились дети Вероника и Мстислав. Их отец умер в 1942 году во время эвакуации и похоронен в Оренбурге. Каждый год в день его смерти 31 июля делегация института искусств возлагает цветы на месте захоронения отца Мстислава Ростроповича.

Интересна судьба яркого музыканта и педагога Семёна Матвеевича Козолупова. Он рос в бедной сельской семье в станице Краснохолмской. Семёна приняли воспитанником казачьего оркестра, капельмейстером которого в 1893 году стал Георгий Эстеррейх, выпускник Московской консерватории. При казачьем оркестре была музыкальная школа, где мальчик научился играть на разных инструментах, наиболее выдающихся успехов достиг в игре на виолончели.

Когда Александр Вержбилович, профессор Петербургской консерватории по классу виолончели, давал у нас свой великолепный концерт, наставник мальчугана Георгий Эстеррейх представил ему оренбургского самородка. Профессор его прослушал и взял в свой класс. Впоследствии Семён Козолупов неоднократно приезжал в Оренбург с концертами, некоторое время работал в музыкальной школе. Он был женат на дочери Федотовых Надежде Николаевне. Долгие годы возглавлял кафедру виолончели в Московской консерватории.

– Юрий Николаевич, в течение 14 лет вы работали первым проректором в институте искусств, можете рассказать о встречах с Мстиславом Леопольдовичем?

– Конечно, он часто бывал у нас, с удовольствием общался с преподавателями и студентами, проводил мастер-классы. О пребывании Мстислава Ростроповича в Оренбурге уже много написано, у меня же есть наша семейная история, связанная с маэстро.

Семья у нас музыкальная, моя супруга Ольга Максимовна преподаёт в колледже. Дочь Екатерина училась в 1-й музыкальной школе по классу виолончели. У нас хранится фото, где Мстислав Ростропович 7 октября 1993 года слушает её выступление, она потом цветочки ему вручает. На её нотах есть автограф с пожеланиями Кате от маэстро.

Есть и другие сокровенные воспоминания. Мне запомнился приезд, когда Мстислав Леопольдович в драмтеатре исполнял программу с Омским симфоническим оркестром. В концерте прозвучали произведения Чайковского и Сен-Санса.

Мы с коллегами попали на места за колоннами у сцены в последнем ряду амфитеатра. Подошли крепенькие ребята в деловых костюмах и попросили пересесть на первый ряд. А там почему-то скромно устроился Черномырдин. Виктору Степановичу, видимо, оттуда, а не с первого ряда, было удобнее выходить для поздравления.

На сцене, прямо перед нами, выступал маэстро, мы молились на это чудо, испытали незабываемые эмоции. Действо закончилось. Бисы, аплодисменты стоя, а снимать в зале нельзя, хотя у меня камера «панасоник» была с собой в сумке.

На сцену вышли премьер-министр Виктор Черномырдин, губернатор Владимир Елагин, глава города Оренбурга Геннадий Донковцев, а на «загладку» появились Александр Ширвиндт с Михаилом Державиным, они гастролировали в это время у нас. Ростропович был приятно поражён: так хорошо обыграли приветствие чиновников и артистов. Концерт уже закончился, я достал видеокамеру и всё это дело заснял. Правда, с любительским качеством, но такая плёнка тоже есть в нашей семье.

Запомнилось общение с Мстиславом Леопольдовичем на чаепитии в доме Ростроповичей на улице Зиминской, где сейчас музей, за одним столом с преподавателями, главой Оренбурга Юрием Мищеряковым и его заместителем по соцвопросам Людмилой Марченко. Слушать Ростроповича было одно удовольствие, он прекрасный оратор с блестящим чувством юмора. Для нас представить, что он лично знал Шостаковича и Прокофьева, просто невероятно. Ведь это величайшие композиторы космического масштаба.

Сегодня вы директор Центра развития профессионального образования Оренбургского государственного института искусств имени Леопольда и Мстислава Ростроповичей. А кто были ваши наставники?

– Я коренной оренбуржец. С детских лет занимался музыкой и хоровым пением. В 1970 году поступил в Оренбургское музыкальное училище в класс прекрасного педагога и хорового дирижёра Софьи Абрамовны Королёвой, воспитавшей много талантливых, ярких дирижёров.

После обучения в Казанской консерватории и службы в армии в 1980 году возвратился в Оренбург, был принят на работу в родное музучилище (теперь институт искусств), где и тружусь по настоящее время. Долгие годы преподавательскую деятельность сочетал с руководством различными хорами. Сейчас много времени уделяю исследовательской работе в области музыкального краеведения.

Как вы думаете, насколько изменилась школа хорового пения и развита ли она сегодня в Оренбуржье?

– В Оренбуржье, как и по всей России, а ранее Советскому Союзу, хоровое пение было наиболее массовым видом искусства. В области богатые традиции духовного пения. Во всех учебных заведениях дореволюционной России в расписании значились Закон Божий и церковное пение. Славились церковные хоры и регенты – личности, которые поднимали православную культуру. Я изучал их деятельность подробно по источникам второй половины XIX и начала XX века до октябрьских событий.

В нашей области хоровые дирижёры стали наставниками для талантливых детей и юношей. Я сам попал в такую же среду в 60-е годы уже прошлого века, когда мне было 7 лет. В 1962 году руководитель хора Юрий Чеверёв набирал состав хора мальчиков.

Юрий Александрович сумел зажечь нас искусством хорового пения. Не все стали музыкантами, но сохранили любовь к музыке на всю жизнь. Впечатления детства я постарался перенести в мою педагогическую деятельность, в своё время возглавил хор мальчиков в Оренбургском государственном институте искусств имени Леопольда и Мстислава Ростроповичей.

Теперь получение высшего музыкального образования доступно в стенах одного учебного заведения. Трёхступенчатая система получения знаний в институте искусств позволяет переходить с одного уровня на другой: школа, колледж, вуз, а также продолжить обучение в аспирантуре. Музыкальная культура города и области коренным образом изменилась с профессиональной подготовкой специалистов. Оренбургский народный хор, муниципальные коллективы, областная филармония, областной театр драмы имени Горького и театр музыкальной комедии наполнены нашими кадрами.

Выпускники по специальности «дирижирование академическим хором» уверенно себя чувствуют в роли регентов. Преподавателями на регентском отделении в духовной семинарии тоже работают наши бывшие студенты. Богатые традиции светской и церковной музыки мы продолжаем изучать и развивать.

Фото Евгения Булгакова

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Scroll to top