$ 66.08 € 75.02
16+
21 ноября 2018, 06:59

Тени незабытых предков

Оренбургский учёный воссоздаёт облики когда-то живших людей
16.10.2018, 16:48
Владимир Филиппов: «Я веду мастер-класс в Российском центре судебно-медицинской экспертизы, изготавливаю гипсовую отливку при помощи восковой матрицы».
Фото: Архив Владимира Филиппова

Графика…

Владимир Филиппов достал из сейфа обыкновенный си­ний полиэтиленовый пакет, с какими мы ходим в магазин. В нём что-то круглое, вроде мяча, или небольшого кочана капусты, или дыньки. И выло­жил на столик… череп. Жёлто- белый, сравнительно хорошо сохранившийся.

Достал и папку. Первый в ней лист – первоначальное фото этого черепа в фас, как фотографируют на документы. На этом фото непонятные мне разметки-ориентиры для даль­нейшей работы.

Потом наложил поверх него прозрачную кальку. На ней его, Филиппова, тонкая работа се­рым карандашом, с полутенями. Всё рассчитано им на основе целой науки о тончайших связях и взаимоотношениях между структурой черепа и мягкими тканями, лицевыми мышцами, какими они были. Появились рот, нос, скулы, уши, глаза… Девичье лицо. Следом подсунул под кальку плотный белый лист. Теперь это был уже портрет.

И положил рядом «живое» фото. Я невольно вздрогнул. Милое девичье лицо – точно по рисунку, сделанному Филиппо­вым. Лицо несчастной девушки, на которую когда-то напали, убили и зарыли, и она счита­лась без вести пропавшей. Он «нарастил» ей лицо, пользуясь разработанными методами и таблицами.

Кажется, как по пустой глазнице черепа можно точно установить центры ра­дужных оболочек давно не су­ществующих глаз? А это – один из его патентов на изобретение «Способ определения центра радужной оболочки глаза при графической реконструкции лица по черепу».

Идентификация, как это на­зывается по-научному, полная. Имея такое доказательство, как такой портрет, следствию легче искать того или тех, кто совер­шил преступление.

Начальник Оренбургского бюро судебно-медицинской экспертизы, кандидат меди­цинских наук, эксперт высшей квалификационной категории Владимир Филиппов использует этот череп, когда ведёт занятия со студентами.

А вот из отзыва о нём мо­сковского профессора, светила в этой области науки Елизаветы Веселовской: «Им разработана и внедрена процедура графиче­ского восстановления внешнего облика анфас. Она опирается на метод реконструкции лица по черепу, поставленный на научную основу отечествен­ным учёным-антропологом академиком М. М. Герасимовым, и включает новейшие дости­жения в этой области, в том числе и разработанные самим В.К. Филипповым. У него огром­ный опыт выполнения судебно- медицинских экспертиз – более 300 случаев. Поражает количе­ство положительных иденти­фикаций, произведённых на ос­нове его портретов-реконструк­ций, – более 70 процентов!»

Понятно, что с этим чере­пом работать было проще, он целый, а чаще приходится пред­варительно собирать осколки, какие-то части остаются уте­рянными.

Владимир Константинович запротестовал, когда я его на­звал художником. Хотя бы по­тому, что судмедэксперт не должен передавать эмоции. «Милым» назвал лицо с фото я. Графический же портрет должен быть только предельно точным.

Графическая реконструкция лица по черепу сравнительно быстрая, и когда бывало, что по области в год находили по 40 – 50 скелетов, эта возмож­ность быстро получить резуль­тат была бесценной. Сколько преступников село за решётку благодаря мастерству эксперта- криминалиста Владимира Фи­липпова, в том числе и убивших эту девушку!

 

…и скульптура

Это другая часть искусства Владимира Константиновича, здесь уже можно полностью применить это понятие – искус­ство. По черепам он создаёт и трёхмерные изображения давно живших людей. В его кабинете стоят бюсты. Один узнаю сра­зу – видел его в богатом музее Оренбургского медицинского университета, Филиппов сделал копию.

Кстати, о предках. Сильно они отличаются от нас, сегод­няшних? На улице иной раз та­кого неандертальца встретишь, пьяного, потерявшего челове­ческий облик, с крохотным за­пасом слов и мыслей – прямо из древнейшей истории.

Много летних полевых сезо­нов приезжал к нам в Оренбур­жье замечательный археолог Леонид Яблонский. В частности, ему наука обязана раскопками и находками Сарматских курга­нов в Илекском районе, у села Филипповка. В Оренбургском губернаторском музее един­ственное в мире собрание най­денного им «скифского золота».

Так вот, он, воссоздавая облик людей, живших даже до Христа ещё за две-три тысячи лет, го­ворил: «Такие сегодня могли бы в Голливуде сниматься». А про­должательница дела Михаила Герасимова профессор Татьяна Балуева о скифе не очень прият­ной наружности примерно пяти – пяти с половиной тысячелетий из раскопанных ею Гумаров­ских курганов на Южном Урале сказала, похоже, с юмором: «Встретила бы на улице – не об­ратила бы внимания. Абсолютно заурядная морда».

То есть за тысячелетия внеш­не мы, оказывается, мало меня­емся. И вот смотрю и смотрю на этого современника Христа на шкафу у Филиппова. И начи­нается внутренний диалог через тысячелетия, как это бывает с настоящими произведениями искусства.

О юридической и прочих сторонах дела скажу только, что они не очень понятны. Вро­де бы шустрый парнишка из хора Саракташской обители, певшего в Израиле, каким-то способом исхитрился провезти через строгие таможни череп, как он посчитал, одного из мла­денцев из Вифлеема, убитых по приказу царя Ирода. История о том, что Ирод принял такое ужасное решение, узнав, что родился мессия, будущий царь Иудейский, кстати, существует только в Евангелии от Матфея. Руководство обители попросило Владимира Константиновича восстановить облик младенца скульптурно, чтобы написать с бюста икону. В иудейской религии изображения человека запрещены. В православных церквях иконы – плоские изо­бражения. В католических же храмах изобилие скульптуры.

Однако, по Матфею, убивали только младенцев до двух лет, а этот череп – мужчины лет 27. Но сама возможность восста­новить точный облик человека, жившего две тысячи лет назад, очень увлекла Владимира Кон­стантиновича:

– Череп древний, слабый, его можно было легко повредить, если работать обычным скуль­птурным методом, с гипсом или полимерами. Хотя он срав­нительно неплохо сохранялся в сухой песчаной местности. Я взял пластину зуботехнического воска, размягчал, накладывал слоями. И получил восковую матрицу. И поэтапно залил в неё гипс. Очень деликатный метод, не приносящий черепам ника­кого вреда. Проводил по этому методу мастер-класс в Москве. И вот вы теперь можете встре­титься взглядом с человеком, жившим две тысячи лет назад.

 

Проверка через век

История другого скульптур­ного изображения в кабинете Филиппова не менее удиви­тельна. Многие оренбуржцы, едучи по трассе Оренбург – Бузулук, видели с дороги, а то и заезжали в село Покровка в комплекс «Святые пещеры». Церковь стоит у холма, из неё длинный тоннель ведёт в цер­ковь подземную, в глубинах холма. Эта история у нас ши­роко известна, поэтому только о двух иеромонахах – Зосиме и Геронтии.

Именно бюст 63-лет­него Зосимы – основателя оби­тели, предмет сложной и увле­кательной работы Владимира Константиновича – и стоит рядом с 27-летним иудеем из Вифлеема.

Он умер, когда начались го­нения советской власти на цер­ковь. Его преемника Геронтия расстреляли. А сравнительно недавно в фундаменте алтар­ной части было обнаружено захоронение неизвестных. Фи­липпова попросили их иденти­фицировать. Дело осложнялось тем, что тогда он не знал, что сохранилось фото, где не очень чётко можно разглядеть Зосиму и Геронтия.

Так что действовать при­шлось по методу академика Ге­расимова. Фото черепов анфас. Графическая плоская прорисов­ка. Объёмное воссоздание лица. Работа, как всякий понимает, тонкая, точная, опирающаяся на науку и огромный опыт. Скажем, на месте носа у черепа только треугольное отверстие. Но таблицы с большой точно­стью позволяют рассчитать и общую форму носа, и высоту спинки, и рисунок крыльев и ноздрей…

Тут Филиппову ещё и по­везло:

– Глазное яблоко, которое находилось в этом черепе, – должно было быть сдавлено. Это свидетельствует о том, что у этого человека дальнозоркость была. Значит, скорее всего, он носил очки хотя бы непостоян­но, для чтения книг.

И тут нашлось фото. Сравни­ли Зосиму на фотографии – одно лицо, и очки есть угаданные, круглые. А то, что на бюсте работы Филиппова Зосима без очков и моложе лет на десять, в расцвете сил, пожалуй, коле­блет рассуждения: точность для судмедэксперта – это всё. Здесь Владимир Константинович по­зволил себе быть и немного скульптором.

Рядом на фото стоит священ­ник – Геронтий. У него можно, если скрупулёзно вглядываться, подметить особенность: зубы выдаются вперёд, веером. Точно такое строение зубов у второго черепа. С большой долей вероят­ности – это Геронтий.

 

* * *

Помните фильм «Тени забы­тых предков» по одноимённой повести классика украинской литературы Михаила Коцюбин­ского? Там в конце есть слова о «хранящих уважение к смерти». Что-то похожее сказал, когда мы прощались, и Владимир Фи­липпов – о своей деятельности: «Кроме меня, никто за них не заступится».

Вильям Савельзон

Из архива Владимира Филипова

Новости
все новости