Сны Бахтияра

Фото Валерия Гунькова

Работа сапожника в чём-то схожа с трудом стоматолога, психолога и художника – так считает мастер по ремонту обуви из Оренбурга Бахтияр Усаров.

– Если зуб не залечить сразу, то потом лечение будет более дорогим и длительным, так и с набойками, – проводит па­раллель с профессией врача сапожник. – Бывает, клиенты приносят обувь, которой помо­жет уже только реанимация, допустим, кроме набойки ещё и полкаблука стёрлось. Ещё и недовольство выражают, что дорогой ремонт!

На этом этапе мастеру нужно «включить психолога»: расска­зать, сколько уйдёт материала, объяснить, что после восстанов­ления каблука потребуется ещё и его окраска, причём окрасить нужно и второй, «здоровый» каблук, чтобы пара между собой не отличалась. Клиент остаётся довольным, а для Бахтияра это важно.

И тут начинается художе­ственная работа. И не только с набойками, которые нужно до миллиметра подобрать по высоте. Творчество проявля­ется, когда требуется круговая прошивка обуви (спрятать шов или вычурно сделать контраст­ным?), когда нужно восстано­вить разбитый носок (какую заплатку подобрать к дорогим «крокодиловым» ботинкам?).

– Зимой и летом работы не­много, весна – горячая пора, – говорит он. – Народ несёт на по­чинку зимнюю обувь и достаёт из шкафов весеннюю, разбитую, о которой не позаботился зара­нее. Бахтияру его труд нравится: за 5 лет работы на Славянском базаре сложился свой круг по­стоянных клиентов, которые мастера уважают, с кем-то даже стали хорошими приятелями. Да и заработать можно, особенно на набойках, уж очень оренбург­ские женщины любят ходить на каблуках! А вот детскую обувь он принципиально ремонтирует за копейки – из любви к подрас­тающему поколению.

В Оренбург Бахтияр приехал из Узбекистана 18 лет назад. Говорит, работа в Самарканде была настолько низкооплачи­ваемой, что невозможно было и думать о создании семьи. Вместе с товарищем начали трудиться разнорабочими на стройке, потом охранниками в продукто­вом магазине. Как-то случайно вышло знакомство с одной из постоянных покупательниц. Теперь с Алмагуль у них семья, две дочери – 6 и 15 лет. После знакомства с земляком-сапо­жником Бахтияр занялся ре­монтом обуви. Целый год ходил в подмастерьях, пока не освоил все детали профессии.

Бахтияр признаётся: по роди­не очень скучает, часто видит во сне Узбекистан, самаркандские мечети, родных. Но о том, что приехал в Россию, не жалеет. В Оренбурге кроме возможности заработать он ценит хорошее медобслуживание, достойное образование, которое получа­ют в школе и секциях его дети. Правда, первое время люди каза­лись Бахтияру не такими добро­душными, как в Узбекистане, а подростки и вовсе разбалован­ными! Сейчас привык.

Родителей Бахтияр видит регулярно, мать и отец раз в год приезжают в гости. Сегод­няшний оренбуржец сам часто ездит на родину, обычно один, там у него живут ещё 3 брата и 2 сестры. Ещё сёстры в Казах­стане и Израиле, они работают в сфере обслуживания. А вот вчетвером, с женой и детьми, отправиться в гости в Самар­канд, да ещё и с гостинцами, Усаровым всё-таки накладно.

Несколько лет назад, когда стало возможно прописываться на дачах, семья приобрела дом в садовом посёлке на Бёрдах. Дети закреплены за ближайшей школой, вся семья – за мест­ной поликлиникой. Имеется большой огород, рядом речка. В доме круглогодично тепло, свет, горячая вода – глава семьи об этом позаботился. Усаровых всё устраивает. И соседи у них хорошие, и земляков в Оренбур­ге немало – есть с кем повспо­минать солнечный Самарканд, поговорить на родном языке, когда приснится очередной сон о родине.

Татьяна Шаповаленко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: